К Н И Г А  О  В Е Л И К О М  П О С Т Е

 

 

 

 

Назначьте пост, объявите торжественное собрание, созовите старцев и всех жителей страны сей в дом Господа Бога вашего, и взывайте к Господу. (Иоиль 1: 14)

 

I

 

ЗАЧЕМ НАМ ПОСТ

 

О

бщий всех нас Господь, как чадолюбивый Отец, желая очистить нас от грехов, сделанных нами в какое бы то ни было время, даровал нам врачество во святом посте. Итак, никто не скорби, никто не являйся печальным, но пусть все ликуют, радуются и прославляют Попечителя душ наших, открывшего нам этот прекрасный путь, и с великим удовольствием принимают его наставления!

св. Иоанн Златоуст

 

Великий Пост — это стержень Церковного года.  Церковный год подобен системе планет, вращающихся вокруг солнца — Пасхи, а Великий пост — это подготовка к пасхальному празднику.  Эта подготовка очень важная, ибо она возвращает нас к самим себе.  Человек, постоянно устремленный к каким-то внешним целям, похож на поезд, у которого нет остановок.  Он  постоянно торопится, суетится, постоянно занят какими-то преходящими вещами, и нет у него такого времени, когда бы мог он подумать о душе. Вот почему, еще три с лишнем тысячи лет тому назад, Господь сказал через Моисея: «Помни день покоя! Освяти его!». День этот назывался субботой, от старинного аккадского слова Шаббату, праздник. В Ветхом Завете суббота действительно являлась последним днем недели. В христианской же Церкви, в Новом Завете, днем покоя стал день воскресный. Задача этого дня как раз и заключалась в том, чтобы «вырвать» человека из его бега, из его постоянной погруженности в суету.

Надо отметить, что духовная история человечества не знала другого такого примера, когда человеку было бы жестко задано правило остановки в его делах: неделя проходит — стоп! Остановись!

Иные люди говорили: «Зачем это нужно? Это формальность! Мы и так всегда найдем несколько минут или часов, или дней, чтобы посвятить их Богу». Но, на самом деле, практика показывает, что у людей никогда не хватало на это время. Всегда, когда человек пренебрегал заповеданным днем, у него и остальные дни проскальзывали мимо... Оказывается, отсутствие жесткого, твердого правила расслабляет душу, делает человека еще менее способным на духовную сосредоточенность, которая нам так нужна на молитве.

Но тот человек, который строго соблюдал день священный (в древности день субботний), волей-неволей оказывался перед необходимостью, и в то же время перед возможностью подумать о своей душе. Когда человеку было сказано:  путешествовать в этот день нельзя, работать нельзя, то-то и то-то делать нельзя, в конце концов он должен был остановить свое движение.

Разумеется, всегда находились религиозные формалисты, которые превращали это правило в культ и создавали настолько сложные системы запретов, что человек уже ни о чем другом не мог думать, как бы только ему этот запрет не нарушить. Поэтому Господь Иисус говорил: «Суббота для человека, а не человек для субботы». Это значит, что священный день остановки деятельности человека нужен НАМ! И, конечно, могут быть такие обстоятельства, когда это можно нарушить. Однако правило остается правилом...

 

Из этого дня покоя и выросла вся наша общехристианская практика постов.

Сейчас слово «пост» у всех, в первую очередь, связывается с определенным воздержанием от некоторых видов пищи. Но первоначально, в древности воздержание от пищи было признаком траура, печали. Люди постились, когда молились о даровании спасения от великой беды, например, во время осады города врагами. Однако тогда, в древности, поститься означало вообще не вкушать ничего, кроме воды.

Это понимание поста как траурного воздержания от пищи, например, у могилы близкого человека, дало повод Христу, отвечая на упреки благочестивых людей, сказать, что ученики Его могут не поститься, пока Он с ними, пока у них радость, пока праздник. Когда же наступит время разлуки с Ним, — говорил Господь, — тогда придет и время Поста.

 

Есть и еще одно основание поста, касающееся именно животной пищи. Оно не очень сильно декларировано в Церкви, но многие известные церковные деятели его все-таки подчеркивают. Дело в том, что человек не призван быть хищником. Только силой обстоятельств и Божием снисхождением ему как бы дано было разрешение питаться плотью убитых живых существ. Однако это — ненормальное, не идеальное состояние, это беда человека. И на опыте проверено, что воздержание от животной пищи помогает духовной жизни.

Дело в том, что принятие пищи — это причастие плодам природы. Что бы мы не ели, хлеб — это плоть зерна, пища приготовленная из растений — это плоть этого растения. То же самое с плотью животных, рыб, птиц, зверей... Мы причащаемся природе через пищу, и таким образом природа входит в нас, живет в нас в буквальном, прямом смысле. И кто знает, если мы едим убитое существо, не входит ли в нас его страдание, его страх, его мука?

В Евангелии нет заповеди, где было бы сказано, что человек не имеет права на жизнь живых существ. Однако Писание говорит, что блажен тот, кто «и скоты милует», то есть тот, кто относится милосердно к животным.

В любом случае, воздержание, хотя бы временное от этих несовершенных видов пищи, дело несомненно благое. О пользе для организма временного отказа от скоромной пищи много пишут и современные диетологи. Все это составляет третье основание поста.

 

Есть также несомненный МОРАЛЬНЫЙ выигрыш от пищевого воздержания на определенное время. Ибо всякое воздержание есть усилие нашей воли, нашей души. Каждый раз, когда мы говорим себе «нет», мы крепнем, и всякий раз, когда мы поддаемся какому-то влечению, мы можем духовно ослабевать.

Хорошо известно, что всякое настоящее творчество требует напряжения духовных и душевных сил, требует ОТКАЗА. Например, если человек занимается наукой и погружен в проблемы, которые он исследует, ему приходится иногда от многого отказаться...

Так же и с искусством. Не зря говорят, что «искусство требует жертв». Подлинное искусство, действительно, требует жертв! Тот, кто хочет создать в литературе, в живописи или в ваянии что-то серьезное, должен пожертвовать своим покоем, должен одолевать свою лень, должен, может быть, от чего-то и отказаться...

И так во всем. Если вы хотите познать настоящую любовь, или воспитать хороших детей, или вы хотите сохранить и углубить дружбу, без ОТКАЗА от чего-то, без АСКЕЗЫ ничего не выйдет. Девушка, которая выходит замуж, или молодой человек, который женится, если они не желают обуздывать свою самость, свой эгоцентризм, обрекают свое супружество на неудачу...

Значит для ВСЯКОГО созидания необходимы усилие, душевное напряжение . Тем более они необходимы для внутренней духовной жизни. И если мы в какие-то периоды жизни отказываемся от той или иной пищи, от того или иного развлечения, это как раз и создает такую внутреннюю борьбу, которая делает нас сильнее. Это маленькая жертва Богу, которую мы приносим.

Не надо только думать, что Богу нужно, чтобы мы ели то-то или то-то. Человек, который не ест мясо всю жизнь, вовсе не становится от этого автоматически святым. Ведь травоядные животные тоже не едят мяса, и им это в заслугу не ставится... А кроме того, воздержание бывает нужно часто  и при болезнях. Чтобы выздороветь человек иногда вынужден от чего-то отказаться. Даже занимаясь спортом, люди от чего-то отказываются... Короче говоря, все аскетические усилия, по словам преп. Никодима, — только «средства» к достижению цели. А цель эта — «самое совершенное и великое дело, которого только и может желать и достигнуть человек, есть сближение с Богом и пребывание в единении с Ним»...

_________________

 

 

Основным и главнейшим видом физического поста всегда по справедливости считалось воздержание от кровавой пищи, от мяса теплокровных животных, ибо этого рода пища прямо противоречит идеальному назначению нашей физической деятельности. Истинная задача нашей чувственной жизни — возделывать сад земли — превращать мертвое в живое, сообщать земным, существам большую интенсивность и полноту жизни,-- животворить их. Прямая противоположность этому — умерщвлять живые существа в особенности там, где жизнь достигает наибольшей силы и напряженности, как у теплокровных животных. Пока мы еще не способны животворить мертвую природу, по крайней мере должны как можно меньше умерщвлять живую. Таким образом, начальная обязанность физического поста направлена не только к ограничению наших чувственных наслаждений, но и к исправлению наших прямых отношений к внешней природе. Мы не можем сразу исправить эти отношения, не можем совершенно избавиться от необходимости умерщвлять, чтобы жить; но мы можем и обязаны постепенно ослаблять и уменьшать эту необходимость. Если это зло не может быть совсем уничтожено, то во всяком случае чем меньше его, тем лучше, и мы должны по мере возможности сводить его к наименьшему. Поэтому мудрость св. Церкви, не требуя безусловного воздержания, признает много степеней и видов физического поста.

Общее правило физического поста: не давай пищи своей чувственности; полагай границы тому убийству и самоубийству, к которым неизбежно ведет погоня за материальными удовольствиями, очищай и перерождай свою собственную телесность, чтобы приготовить себя к преображению всемирного тела.

Вл. Соловьев. Духовные основы жизни

 

.

_________________

 

Упомянув об обязательном воздержании от мясной пищи, необходимо в то же время сказать, что все правила, касающиеся пищевых ограничений были разработаны еще в первые века Церкви в Иерусалимском монастыре святого Саввы. Эти ограничения не учитывали ни возможностей современной жизни, ни условий жизни мирян, они были предназначены для монахов. В этом известная трудность проведения Поста в наши дни.

Но вот, что сказано в уставе: Наиболее строгие пищевые ограничения назначаются на первой, четвертой и на Страстной неделях. Первая неделя в монастырях была вообще неделей сухоядения, когда кроме кипяченной воды все остальное полагалось употреблять в сыром виде. Также на весь пост налагался запрет на молочную пищу. А крепкие люди почти весь пост ограничивались и в рыбной пище. Наиболее сильные воздерживались и от растительного масла.

Таковы были правила для монахов. Каков должен быть пост для мирян, мог бы решить Всеправославный собор, но он давно не собирался... Поэтому сегодня Церковь предоставляет это решать каждому по своим силам, способностям, обстоятельствам жизни и личной совести. Проще всего узнать, что конкретно для каждого подходит, проконсультировавшись со своим духовником.

Следует также учитывать, что поиск и приготовление пищевых эквивалентов часто представляют известную трудность. Поэтому тот, кто взялся поститься, должен все тяготы, заботы, связанные с исполнением поста, взять на себя, а не взваливать это на своих ближних. Только так это будет справедливо, морально.

И еще одно: не следует делать из поста культ, как это делали древние фарисеи. Когда люди много говорят о посте, когда вокруг поста устраивают моральную суету, становится ясно, что это стало занимать слишком много места в их жизни...

Но, все-таки, пищевое воздержание нужно и полезно. Есть, правда, два исключения. Согласно традиционному уставу Церкви, люди находящиеся в дороге, а также болеющие(и беременные женщины), от пищевого поста освобождаются. Но, вот, что рекомендуется для всех: выбрать какую-нибудь житейскую вещь, связанную с удовольствиями и на время поста отказаться от нее.

_______________________

 

Все наше попечение да будет о спасении души, и о том, как бы нам, обуздав телесные похоти, совершить истинный пост, то есть, воздержание от зла, ибо в этом и состоит пост. И воздержание от пищи принято для того, чтобы ослабить силу плоти, и коня этого сделать нам покорным. Постящемуся более всего нужно обуздывать гнев, приучаться к кротости и снисходительности, иметь сокрушенное сердце, отражать нечистые помыслы и вожделения, представлением того неугасающего огня и нелицеприятного суда, быть выше любостяжания, в милостыне показывать великую щедрость, изгонять из души всякую злобу на ближнего.

св. Иоанн Златоуст

 

Хорошее дело пост, бдение, странническая жизнь, однако это только труды наружной благой жизни, но чин христиан есть более внутренний, нежели сии (телесные добродетели), и никто не должен (только) на них надеяться.

св. Марк Подвижник

 

Мы не в пище только должны соблюдать меру, но удерживаться и от всякого другого греха, чтобы как поститься чревом, поститься нам и языком, удерживаясь от клеветы, от лжи, от празднословия, от уничижения, от гнева и, одним словом, от всякого греха, совершаемого языком. Также должно поститься и глазами, т.е. не смотреть на суетные вещи, не давать глазам свободы, ни на кого не смотреть бесстыдно и без страха. Также и руки, и ноги должно удерживать от всякого злого дела. Постясь таким образом, как говорит Василий Великий, постом благоприятным, удалясь от всякого греха, совершаемого всеми нашими чувствами, мы достигнем святого дня Воскресения, сделавшись, как мы сказали, новыми, чистыми и достойными причащения Святых Таин.

св. Авва Дорофей

 

 

_________________

 

Преобладание духа над плотью необходимо для сохранения нравственного достоинства человека. Принцип истинного аскетизма есть принцип духовного самосохранения. Но внутреннее самосохранение отдельного человека, существа хотя и духовного (т.е. обладающего разумом и волей), но в отдельности своей ограниченного, или относительного, — не может быть безусловным добром или высшею и окончательною целью жизни. — Рабство человека плотским влечениям (в широком значении, т. е. всему противоразумному, бессмысленному), превращающее его в худший вид животного, есть, без сомнения, зло. В этом смысле никто не может добросовестно возражать против аскетизма, т.е. возведенного в принцип воздержания. Всякий согласен, что неспособность к сопротивлению животным инстинктам есть бессилие духа, — нечто для человека постыдное, следовательно, дурное... Помимо всяких принципов, — обжорство, пьянство, распутство непосредственно вызывают отвращение и презрение, а воздержание от этих пороков пользуется невольным уважением, т.е. признается добром. Однако это добро не безусловно в своей отдельности. Ибо приобретенная правильным воздержанием власть духа над плотью, или сила воли, может употребляться для целей безнравственных.

Сильная воля может быть злою. Человек может подавлять низшую природу для того, чтобы тщеславиться, или гордиться своею высшею силой. Такая победа духа не есть добро. Еще хуже, если самообладание духа и сосредоточение воли употребляются на то, чтобы приносить вред ближним, хотя бы без целей низменной корысти. Бывали и бывают аскетами не только люди, преданные духовной гордости, лицемерию и тщеславию, но и прямо злобные, коварные и жестокие эгоисты. По общему признанию, такой аскет гораздо хуже в нравственном смысле, чем простодушный пьяница и обжора или сострадательный развратник. Итак, аскетизм сам по себе еще не есть добро и, следовательно, не может быть высшим или безусловным принципом нравственности. Истинный (нравственный аскет) приобретает власть над плотью не для укрепления формальных сил духа, а для лучшего содействия добру.

Вл.Соловьев. Оправдание Добра.

 

__________________

 

Пост, как приносит пользу тем, которые разумно к нему приступают, так и вредит неразумно его начинающим. Посему заботящиеся о пользе поста, должны беречься вреда его, т.е. тщеславия...

Св. Марк Подвижник

 

Всякий человек, который любит себя выказывать, тщеславен. Пост тщеславного остается без награды, и молитва его безплодна; ибо он то и другое делает для похвалы человеческой.

Св. Иоанн Лествичник

 

В  общежитии  существует  коренное  непонимание  поста.  Важен не  сам  по  себе  пост,  как  н е я д е н и е  того-то и того-то или как  л и ш е н и е   себя чего-либо в виде наказания; — пост есть лишь испытанный способ достигнуть нужных результатов — через истощение тела дойти до утончения духовных мистических способностей, затемненных телесностью и этим облегчить свое приближение к Богу. Как в наркозе, в опьянении, во сне — так и в посте человек проявляет себя — у одних проявляются высшие способности духа, другие делаются только раздражительны и злы; — пост открывает истинную сущность человека.

 

Познавание себя, всматривание в глубины своей души важно для выяснения именно своих слабых мест и соответственно этому — борьба с тьмой в себе и сознательное приближение себя к свету. Как и телесные болезни, у каждого из нас есть свои, с ему свойственными особенностями, душевные немощи и, как лечение тела индивидуально для каждой болезни и для каждого человека, так, кроме общего для всех «духовного режима», должна быть у каждого своя особенная борьба, обращенная против именно ему свойственных грехов и пороков.

о. Александр Ельчанинов.

 

_____________________

 

Великий пост — это не только комплекс различных воздержаний, он включает в себя и определенную систему духовных чтений и богослужений и даже изменение повседневного ритма жизни. Еще святой Иоанн Златоуст говорил: «Не рассказывай мне, что я ел то-то и то-то, а ты лучше скажи, примирился ли ты со своим врагом, обуздал ли ты свой язык?» Это самое главное. Каждый из нас хорошо знает, какой-то свой изъян, свой недостаток. Надо нацелиться на него — на болтливость, на завистливость, на размагниченность, на празднолюбие. Тем, кто хочет успешно провести Великий Пост, рекомендуется уделять каждый день по пять-десять минут для записи в дневник по трем направлениям: «Что я должен был сделать», «Почему я этого не сделал», «В чем мне надо каяться, когда я прийду на исповедь». Это важно делать регулярно, потому что часто так бывает, что вспыхивает покаяние в душе, а потом все в нетвердой памяти гаснет.... И когда мы приходим в храм на исповедь, мы уже ничего не можем вспомнить. Поэтому нужно регулярное исследование себя. Это работа внутренняя и постоянная. Если же мы себе говорим: «сейчас мне некогда, у меня то-то и то-то», все это отговорки. Надо постараться все отодвинуть, душа важнее, она нуждается в выздоровлении, она должна отдохнуть.

 

С этим связано и еще одно требование. Надо с первого дня поста принять решение отложить до послепасхального времени все те дела, поездки и встречи, которые возможно отложить на это время. Отдых при этом не отменяется, но виды его рекомендуется выбирать такие, которые не нарушают мира души (например, прогулки, поездки за город). Весьма важно, чтобы в это время ничто не «наседало», не волновала необходимость срочно что-то сделать, не угнетала слишком сильная усталость.

 

Во время Поста обязательно надо прочесть все четыре Евангелия. Обычно мы читаем Евангелие каждодневно понемногу, отдельными фрагментами. Но есть в Евангелии особая сила в целостности, которую мы могли не видеть, когда читали вырванные из контекста строки.

И еще одно правило Великого поста: желательно взять какую-нибудь книгу, полезную для внутренней жизни, и внимательно, понемногу проходить ее, как мы изучаем какой-нибудь предмет — по фрагментам, каждый день. Чтобы хотя бы в эти несколько минут у нас была встреча с самим собой, с Богом и с жизнью.

Надо поставить себе за правило весь период четыредесятницы каждое воскресение бывать в храме, чаще причащаться, заранее готовиться к общему причащению в Великий Четверг.

Древняя Церковь предлагала каждому: раз ты пришел на литургию, ты должен в ней участвовать, значит, должен причащаться. Но потом этот великий священный обычай был забыт, потерян, и сейчас мы стараемся к нему вернуться.

 

Великим постом, вплоть до Страстной седмицы, каждый православный христианин обязывается ежедневно(кроме суббот и воскресений) читать молитву Ефрема Сирина.

 

Господи и Владыко живота моего,

Дух праздности, уныния, любоначалия

и празднословия не даждь мне

Дух же целомудрия, терпения, и любви

даруй мне рабу твоему

Ей Господи, Царю, даруй мне зрети моя прегрешения

и не осуждати брата моего

яко благословен во веки веков. Аминь.

 

_____________________

 

 

 

Н Е Д Е Л И   П О С Т А

 

 

первая неделя

 

В первую неделю проводим следующий цикл молитвенных размышлений:

 

1. День Экклизиаста.

Размышление о тщете всего земного. Человек на вершине славы, многого добился, а умрет как все — порой — тяжелее. К чему все было? Одни шли по трупам, другие убивали свою душу, а в итоге — ничто. Прочтем: «Кая житейская сладость»(В чине отпевания). Почет, любовь, слава, здоровье — как все это (без духовной жизни) ничтожно и пусто. Все ниспадает, как водопад в смерть. На всем печать несовершенства. Все, за чем мы бежим и за что цепляемся — дым и пыль. Все бессмыслица страшная, зловещая.

 

2. «Из глубины воззвах»(Псалом 129)

Как много послужил я этим идолам, как много иллюзий и суетности в этой жизни. Как страстно я прилагаю сердце к вещам, которые не могу удержать. Я не отдавал себе отчета в своем честолюбии, тщеславии, суетности, и теперь вижу, какие низкие мотивы мною двигали, как глубоко я погрузился в яму. Я бессилен что-либо с собой сделать. Я обречен уже при жизни быть в аду, в аду несбывшихся желаний, в рабстве стихии, плоти, гордыни. Я — полное ничтожество. И это не «уничижение паче гордости», а честный взгляд на себя. Вспомним некоторые наши сны, которые говорят о таящихся в нас диких желаниях, на которые мы закрываем глаза. Мы не можем управлять своей стихией.

 

3. Благая весть.

Но есть выход и есть спасение, оно открыто для меня, если я еще раз совершу обращение ко Христу... Он Сам — наша благая весть. Он родился для меня, чтобы я мог ожить и исцелиться. Он учил меня. Он открыл в Себе Бога для меня, Бога Спасителя. Только с Его помощью я могу подняться на ноги.

 

4. Исцеление.

Христос дает мне исцеление Своей смертью. Его Крест и Кровь были для меня, для всех нас, кто не в силах выйти на верный путь, хотя и видят его. Он указал нам путь (Нагорная проповедь), Истину (Бог идет нам навстречу) и Жизнь (жизнь с Ним).

 

 

5. Благодарение.

Я постепенно оживаю. Я бесконечно благодарю Его за то, что Он протягивает мне руку. И теперь нет конца моему благодарению за все: за жизнь, за спасение, за радость, за испытания, за людей, за мир, за каждую мелочь — все от Него. Я открываю двери дома, ожидая, что Он войдет под кров моей души.

 

6. Проверка совести.

Но я должен подготовить свой дом, осмотреть его, ожидая Гостя. Я беру в руки светильник Его заповедей и освещаю темные углы. Всюду пыль грязь, хлам. Чем больше освещаю, тем мрачнее картина. Но не буду отчаиваться, начну терпеливую уборку. Проверю совесть по Десяти Заповедям, по Нагорой Проповеди, последовательно и не торопясь. Это моя подготовка к исповеди. В воскресение много народа в храме, поэтому исповедь будет общая. Надо, следовательно, все обдумать заранее, чтобы в церкви принести лишь общее покаяние.

 

7. Причащение.

День сугубого благодарения. Приносим Богу обет исполнить нечто во имя Его, в знак нашей благодарности.

 

 

ВТОРАЯ НЕДЕЛЯ.

(Торжества Православия)

 

В эту неделю, кроме духовных упражнений, обязуюсь сделать что-нибудь для Церкви (уборка, пение, свечи, дело духовного просвещения).

 

 

ТРЕТЬЯ НЕДЕЛЯ.

(Память св. Григория Паламы)

 

Эта неделя посвящается святому-исихасту (молчальнику). В эту неделю даю обещание не произносить ни одного лишнего слова. В христианских семьях здесь должен быть уговор. Кто одинок, пусть постарается осуществить это, как может. Никаких бесед, даже хороших, не говоря уже о ненужных, только то, что необходимо в быту. Говорят, когда наступает молчание, «пролетает ангел». Так вот, не отпускай его всю неделю. Некоторым это будет трудно, но это преимущественно от того, что мы все слишком говорливы. Кому будет очень трудно, пусть примет это как крест и епитимью.

 

 

ЧЕТВЕРТАЯ НЕДЕЛЯ.

(Крестопоклонная)

 

Посвящена размышлениям о Кресте и о значении нашего крестоношения. Всякая тягость, если она встречает с нашей стороны отчаянный протест, не является крестом. Крестом она становится тогда, когда мы стараемся нести ее с «согласием», если не добровольно.

 

ПЯТАЯ НЕДЕЛЯ.

(св. Иоанна Лествичника)

 

На духовной лестнице самое опасное — это оглядываться и проверять, далеко ли поднялся. Никакое «подведение итогов» здесь недопустимо. Ибо, если преуспел, то немедленно закрадывается самодовольство, которое тут же сведет на нет все усилия. Надо считать себя всегда на первой ступени. Бог в любой момент может перенести на десятую. Симптомами полной неудачи являются постоянно подавленное настроение или резкие колебания от экстазов к упадку.

 

ШЕСТАЯ НЕДЕЛЯ.

 

Посвящается Марии Египетской. Это образ покаяния. Постараемся собраться и написать покаяние за всю жизнь. Будем строги к себе, ничего не пропустим, заглянем повсюду. Лазареву субботу хорошо посвятить размышлению о смерти, провести подготовку к смерти по св. Франциску Сальскому.

СТРАСТНАЯ НЕДЕЛЯ

 

Все эти дни читаем соответствующие части Евангелия. Хорошо читать главы из книг Иннокентия Херсонского, Фарара, Гейки и других. В Великий Четверг — общая исповедь и причащение. Помнить, что это особое участие в Тайной Вечери. В Великую Пятницу мысленно следуем за Христом.

 

«Верую, Господи, но Ты утверди веру мою. Я возлюбил Тебя, Господи, но Ты очисти любовь мою и воспламени ее. Сокрушаюсь, Господи, но Ты сделай, да приумножу покаяние мое. Чту Тебя, Творца моего, воздыхаю о Тебе, призываю Тебя. Ты же направь меня мудростью Твоею, защити и укрепи. Предаю Тебе, Боже мой, помышления мои, да исходят они от Тебя. Дела мои да будут в воле Твоей. Освяти ум мой, укрепи волю, очисти тело, освяти душу. Да узрю мои прегрешения, да не прельщусь гордостью, помоги мне побеждать искушения. Да славлю Тебя во все дни жизни, которую Ты даровал мне.»

_______________________

 

II

 

Первое воскресенье подготовительного периода.

(Неделя о мытаре и фарисее)

 

Притча о христианской молитве

 

С сегодняшнего дня наступает для нас время подготовки к Великому посту. К тем неделям, святым и драгоценным, когда мы, как бы останавливаемся, оглядываемся на свою жизнь, подводим итоги, проводим строгий суд над самим собой, приносим к алтарю свое покаяние. И через это покаяние и очищение готовимся встретить светлый день Пасхи Христовой.

В течение всего этого времени — и подготовительного и самого Поста — Церковь избирает из Евангелия те наставления, те притчи, те рассказы евангелистов, которые особенно важны для нашей внутренней, духовной жизни, а основа духовной жизни, ее фундамент и прочное основание — это, конечно, молитва. Это обращение сердца к Богу, это беседа души со своим Творцом. Без молитвы не бывает веры. Именно поэтому все начинается с сегодняшней притчи о молитве.

Она именуется притчей о «Мытаре и фарисее». Но сама эта притча, уже тогда, когда Господь ее произносил, имела отношение не только к мытарю и не только к фарисею, но к каждому из нас. Вот, что говорит евангелист: «Сказал также некоторым, которые уверены были в себе, что они праведные и уничижали других, следующую притчу. Два человека вошли в храм помолиться. Один — фарисей, другой — мытарь».

Кто же это были — фарисей и мытарь? Фарисеи были люди самые уважаемые в народе! Это сейчас слово фарисей стало нарицательным, обозначающим человека-ханжу, который только по внешности благочестив, а в сердце своем гнилостен и пуст. Но тогда вовсе не все фарисеи такими были. Мы знаем из Евангелия про фарисея Никодима, который приходил ночью к Спасителю беседовать, также фарисеем был и праведный Иосиф Аримофейский.

Так вот, фарисеи считали, что нужно с необычайной строгостью выполнять все церковные правила, не только заповеди закона, но и все, что требовало Предание от человека.

Фарисеи вели очень умеренный, воздержанный образ жизни. Многие даже полумонашеский образ жизни. В народе они считались образцом правоверия, набожности, и, конечно, многие из них этим гордились, а иные даже считали себя благочестивее, лучше, праведнее, чем другие люди. Но, как всегда в жизни, были среди них люди действительно чистые сердцем, а были и лицемеры, и те, кто не осознавал своего лицемерия.

Так вот, Господь приводит в притче фарисея, как человека праведного.

Но в то же время пришел в храм мытарь. Мытарь был человек презренной профессии, которого все считали предателем народа. Ведь мытари собирали подати в пользу римской власти, которая тогда господствовала над страной, они у собственных единоплеменников выбивали эти налоги для захватчиков, для врагов. Хуже того, иногда у людей эти деньги были последними. А нередко бывали случаи, когда мытари брали больше, чем надо, часть, отдавая римским властям, а часть, утаивая себе. Поэтому в народе эти сборщики пошлин считались самым последним сортом людей. Конечно, и среди них были разные люди.(Бывали и добрые мытари — вспомните Закхея!) Но, в общем, в глазах народа, сказать «фарисей и мытарь» было все равно, что сказать: человек праведный, честный, набожный, благочестивый и человек-подонок, последний грешник, хуже которого трудно придумать.

Господь специально приводит в пример вот таких двух людей. И они оба пришли помолиться Богу. Став в храме, фарисей молился так: «Боже! Благодарю Тебя.» — Это хорошие слова! Первые его слова в молитве — благодарение! А дальше он говорит: «Благодарю Тебя, что я не таков, как ПРОЧИЕ люди, грабители, обидчики, прелюбодеи или как этот мытарь.»

Конечно, он действительно был и не грабитель, и не убийца, и не прелюбодей. Но он своей праведностью гордился. Он нес ее торжественно перед всеми, красовался ею, и поэтому тут же сумел всех осудить: «Я не таков, как другие люди, а особенно, как вот этот мытарь». Он заметил мытаря в храме и в сердце над ним превознесся...

И дальше он перечисляет перед Богом свои заслуги. Какие же у него заслуги? «Пощусь два раза в неделю(как и мы постимся). Десятую часть всего, что приобретено, отдаю(так каждому полагалось по церковному обычаю отдавать десятину, жертвовать на храм. Так и мы жертвуем через свечи, через другие пожертвования.)

Таким образом, фарисей стоял и говорил в себе: «Господи, я все уже сделал: Ты видишь, что я настоящий праведник, теперь мне стоит только ждать, когда Ты меня тоже отблагодаришь за мою праведность».

Полный самомнения, гордыни, этот человек превратил свою молитву в самопревозношение, в торжество самодовольства.

А что же мытарь? Мытарь не оправдывался. Он стоял сзади, во дворе, не поднимая глаз, и только ударял себя в грудь кулаком, как это делали в час скорби, и говорил: «Боже, милостив будь ко мне грешному!» Он знал, что ему оправдаться нечем. Он знал, что у него нет никаких добрых дел, и даже, если и было какое-нибудь добро в жизни, которое он совершил, то сейчас он об этом не думал, не помнил. Он видел себя перед Богом обнаженным, он видел себя недостойным. Он видел себя стоящим перед святыней, на которую не смеет даже взглянуть. Вот почему он опустил голову и говорил: «Не воздай мне по заслугам, а смилуйся, помилуй меня грешного».

Все понимают, что, когда люди в человеческом, гражданском суде просят о помиловании — это не значит, что они просят о снятии вины. Просто, по каким-то обстоятельствам, они просят суд смягчиться над ними.

Так вот, так же просил и мытарь. У него не было никаких других слов. Только: «Боже, милостив будь ко мне, грешнику». И эту короткую притчу Господь заключает словами: «Сказываю вам, что сей(т.е. мытарь) пошел оправданным в дом свой более нежели тот (фарисей). Ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится».

 

О чем эти слова? Они для нас урок смирения. Чтобы понять, что такое смирение, мы должны вслушаться в слова Христа Спасителя, Который говорит: «Я кроток и смирен сердцем». Это вовсе не значит, что Он низкопоклонствовал перед сильными мира сего, что Он сгибался перед неправдой, что Он удерживал слово Свое, когда нужно было обличить. Нет, Он всегда был в силе Духа и правды.

Но Он был смирен сердцем. Смиренный человек, это тот, кто всегда чувствует другого человека, кто всегда слышит голос Божий. кто открыт для Духа Божия, кто забывает о себе. А возносящий себя, это тот, кто даже на молитве, даже общаясь с людьми думает только о себе.

 

Почему притча о Мытаре и Фарисее читается в начале подготовительного периода перед Постом? Потому что наступает время, когда мы с вами кроме сердечного сокрушения и покаяния, кроме размышлений о собственной жизни, будем также совершать то, что нам предписывает святая Церковь: готовиться постом, трудами, бдением, молитвой. И так бывает иногда, что эти вещи, которые Церковь нам дает для пользы нашей души и тела, мы ставим себе в заслугу. Некоторые из нас готовы подобно фарисею похваляться тем, что соблюдают пост строже своих братьев и сестер по Церкви.

Однако мы должны всегда помнить о фарисее, который все это выполнял. Он и на храм жертвовал и постился, но ушел при этом неоправданным... Потому что, когда человек превозносится, гордится и уничижает других, когда он себя ставит выше других, это его самодовольство ПЕРЕЧЕРКИВАЕТ все его ничтожные «подвиги».

Поэтому всегда нужно подражать полному покаянию мытаря. И когда в дни Поста мы будем приходить к Кресту и Евангелию, к Святой Чаше, в эти дни не будем говорить, как фарисей: «Слава Тебе Господи, живу не хуже людей», а будем говорить так:

 

«Благодарю Тебя, Господи, что Ты дал мне через Твое Святое слово увидеть немощь моей души, увидеть, как меня легко может схватить и соблазнить лукавый, как легко может грех тайком проникнуть в мою совесть и затемнить ее. Благодарю Тебя за то, что Ты мне указываешь настоящий путь».

 

Только любовь к Тому, Кто нас прощает, принимает, даром проливает за нас Свою кровь(не за праведников, а за грешников!), только эта наша любовь к Нему и может исторгнуть из нашего сердца молитву покаяния: «Боже, милостив буди к нам грешным, прости нас и восстави, соедини нас с Тобою навеки».

_________________

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фарисей молясь и благодаря Бога за свои добродетели не солгал, но говорил истину, и не за то был осужден: ибо мы должны благодарить Бога, когда сподобились сделать что-либо доброе, потому что Он помог и содействовал нам в этом. Не за это он был осужден; но, когда обратясь в мытарю, сказал: «или как этот мытарь» — тогда подвергся осуждению (сам за осуждение другого). Ибо он осудил самое лицо, самое расположение души его, всю жизнь его...

 

Одному Богу принадлежит оправдывать или осуждать, поскольку Он знает и душевное расположение каждого, и силу, и стремления, и дарования, и телосложение, и способности, — и сообразно с этим осуждает или оправдывает каждого — праведно. Ибо кто может верно знать все сие, кроме Единого, сотворившего всех и Всеведущего.

св. Авва Дорофей

 

Есть люди, которые сурово судят своих ближних. Если эта черта врождена человеку, ее трудно побороть, он нуждается в духовном враче. Она опасна, потому что вселяет в душу осуждение и злословие.

 

Есть люди, которые считают, что унижая других, они возвышают себя. Эти люди высоко ставят себя и видят в других что-то низшее. «Я не таков, как прочие люди», — говорил фарисей. Эти люди как будто получают удовольствие, рассматривая чужие грехи для того, чтобы наслаждаться сознанием своего превосходства. Они сами могут этого не заметить, пока им на это не укажут. Другие, чтобы извинить и облегчить угрызения своей совести, охотно выставляют грехи других, как будто увеличение числа случаев делает грех менее достойным порицания. Некоторые предаются осуждению единственно из удовольствия пофилософствовать о нравах и характерах людей — своего рода умственное упражнение. Если их суждения оказываются верными, аппетит растет, так что трудно уже остановиться.

 

 

Те, кто внимательно прислушиваются к голосу совести — никого не осуждают. Так пчела, увидав, что погода облачная и туманная, возвращается в улей, чтобы изготовлять мед. Также и размышление добрых душ не бродят среди запутанных и туманных дел ближнего, оно старается не выходить, чтобы с ними не встретиться, но замкнувшись в своем сердце, изготовляет доброе решение о своем собственном исправлении.

Св. Франциск Сальский

 

Многие воображают себя здоровыми (то есть духовными), хвалясь какими-нибудь внешними и телесными добродетелями, внутри же одержимы страшными тайными болезнями; а другие, охваченные явными пороками и в глазах толпы негодные и отверженные (как для фарисея мытарь), если обратятся к истинному врачу Христу, то, приблизившись к Нему, получат исцеление быстрее тех (как тот мытарь пошел, по Евангелию, более оправданным, чем фарисей), ибо по внутреннему человеку они не так глубоко поражены, как одержимые скрытыми пороками, например самомнением, или превознесением, или надмением, или неверием, или высокомерием, или мечтанием, или лицемерием, или трусостью, или постыдными помыслами и другим подобным. Человек, по слову пророка, смотрит на лице, а Господь смотрит на сердце (1 Царств 16, 7). Впрочем, надо искать, чтобы и извне, и изнутри человек стал здоров через Божию благодать и собственную волю к борьбе; тогда он удостоитcя стать наследником Царства в Иисусе Христе, Которому слава и сила во веки веков. Аминь.

Преп. Макарий Великий

 

 

 

_________________

 

Самодовольство подобно смерти

 

Мы не должны думать, что можно заработать, что можно заслужить, Царство Божие. Это ложное представление, никак не соответствующее тому, что нам говорит Господь. Ни один человек,(даже самый праведный!) никогда ничего не заработал и не заслужил, потому что между нами и бесконечной чистотой и святостью Господа — пропасть, которую человек не может пересечь. Однако эта пропасть исчезает, когда у человека рождается в сердце смирение, когда он повторяет за мытарем: «Боже, я не могу себя сделать таким человеком, каким бы Ты хотел. Я стараюсь, но мои усилия напрасны, будь милосерден ко мне грешнику!»

И тогда незримая благодать укрепляет нас, помогает нам, очищает нас, приносит нам прощение и примирение с Богом.

 

Сегодня, пусть каждый задумается: «На кого я больше похож в своей молитве? На мытаря или на фарисея? Нет ли и во мне самодовольства, успокоенности души, уверенности, что я не хуже других?»

Самодовольство для нас, христиан, живущих жизнью Духа, подобно смерти. Человек, который не замечает своих грехов, который не хочет становиться лучше, который не тоскует о чистоте, о правде, о святости, он как бы заживо погибает.

Был такой случай. Один знаменитый художник просматривал картины молодых мастеров. Потом в беседе с ними он сказал: «Вот, те из этих молодых художников, которые были недовольны своими картинами, они когда-нибудь станут настоящими мастерами, а те, кто в восторге от того, что они сделали, они так и останутся на первых шагах.»

Настоящему человеку свойственно быть недовольным собой. Свойственно искать лучшего, свойственно стремиться вперед, никогда не останавливаться, никогда не прекращать поиска, движения, восхождения. Вот это смирение, это видение своих грехов и помогает нам двигаться вперед. Напротив, гордость и самодовольство останавливают нас на месте.

Однако не всякое смирение, которое бывает у людей «на языке», является настоящим. Иногда можно услышать от женщины, или от мужчины: «я грешнее всех» или «я хуже всех». Но это еще не настоящее смирение, ведь неизвестно, что у него в сердце происходит.

Однажды к одному пожилому монаху пришел молодой пустынник. Когда старец сказал ему: «Войди в мой дом и сядь вместе со мной у огня, тот сказал: «Отче, я грешен и недостоин сидеть рядом с тобой. Я буду на полу находиться». Когда они стали обедать, старец пригласил молодого пустынника за стол, но тот сказал: «Отче, я грешный и не могу сесть рядом с тобой, потому что ты праведный человек». Когда сошлись другие братья и начали беседовать, они сказали этому человеку: «Сядь с нами, побеседуем», но он ответил: «Отцы и братья, вы настолько выше меня и праведнее и святей, что я не могу сесть с вами.»

И старец подумал: «Какой смиренный инок, как он себя низко ставит, как он видит свои грехи. « Когда же все вечером разошлись, старец обратился к молодому монаху: «Все мне нравится в тебе, но я хотел бы дать тебе совет перед уходом. Ты, вот, ходишь из одной обители в другую, из одной пустыни в другую. Поселился бы ты в одном месте и работал бы ты руками.» И вдруг этот молодой отшельник нахмурил брови, разъяренно сверкнул глазами и резко повернулся спиной.

И тогда увидел старец, что все его смирение было показное, все оно было до того момента, пока ему не сказали слово напротив. А как только что-то ему не понравилось, он сразу весь вспыхнул, вскипел и проявил всю гордыню своей души.

Значит смирение, скромность, умение видеть свои недостатки, это не такое простое искусство, этому надо учиться. Человек, который ходит опустив глаза, сложив ручки и всем кланяется, человек, который говорит: «я хуже других, я грешней других» — это не всегда смиренный человек.

«Будьте святы, как Я свят» — говорит Господь. Если есть в сердце желание исполнять этот призыв, тогда мы всегда будем недовольны собой. Нам всегда будет мало наших маленьких успехов и маленьких достижений. Мы всегда будем мерять свои поступки по высшим словам в Евангелии, по самому большому призыву Слова Божия. И наше восхождение будет иметь целью последний предел. Тот предел, где Свет невечерний, где Крест Христов сияет нам, источая на каждого бесконечную неиссякаемую благодать Господню. Аминь.

 

_________________

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Не будем говорить смиренных слов или будем их говорить с соответствующим чувством, не будем опускать глаза, когда в нашем сердце нет смирения, не будем делать вид, что хотим быть последними, когда в нашем сердце нет такого желания. Я считаю это правило настолько общим, что оно не допускает исключений.

 

Действительно смиренный человек соглашается на то, чтобы кто-то сказал о нем, что он  ничтожество,  что  он не стоит ничего и т. д. Он не будет возмущаться или возражать, будучи убежденным в том, что это действительно так. Однако есть и такие, которые говорят, что умная молитва не для них, а для совершенных, другие — что они не достойны часто причащаться, третьи — что они недостойны вести благочестивую жизнь, так как они слишком неустойчивы, иные отказываются отдавать свой талант на службу Богу и ближнему под предлогом того, что они могут возгордиться.

Все это искусственно, и не только является ложным смирением, но лукавством, в котором скрывается самолюбие и леность.

 

Высшая степень смирения заключается в том, чтобы не только добровольно признать свое унижение, но и полюбить его, и не из-за недостатка мужества и великодушия, но для того, чтобы еще больше восхищаться могуществом божественным и научиться ценить ближнего больше, чем самого себя.

св. Франциск Сальский.

 

Никогда не превозносись своим смирением. Может быть вам кажутся смешными слова мои, что смирение превозносится, но не удивляйтесь: оно превозносится, когда бывает неискренним. Как и каким образом? Когда оно бывает для того, чтобы показаться перед людьми, а не перед Богом, когда оно имеет в виду свое прославление и тщеславие; ибо тогда оно — дело дьявола. Как многие тщеславятся тем, что они не тщеславны, так превозносятся и смирением по высокомерию.

 

Ничто так не может обуздывать и воздерживать нас, как смиренномудрие, когда мы бываем скромны, смиренны и никогда нисколько не мечтаем о себе. Зная это и Христос, когда приступил к проповеди Своего учения, начал с увещания к смиренномудрию, и отверзши уста, прежде постановил этот закон сими словами: «Блаженны нищие духом» (Мф. 5,3). Кто намеревается строить большой и великолепный дом, тот полагает и основание соответственное, чтобы оно могло выдержать тяжесть, которая впоследствии будет лежать на нем, так и Христос, начиная возводить в душах учеников великое здание любомудрия, наперед полагает увещание к смиренномудрию, как твердое и неколебимое основание,...зная, что, когда эта добродетель вкорениться в сердца слушателей, то и все прочие добродетели могут уже безопасно созидаться.

св. Иоанн Златоуст

 

Строящий дом на каждый камень кладет известь; ибо если он положит камень на камень без извести, то камни выпадут и дом обрушится. Известь (в душевном созидании) есть смирение, потому что она берется из земли и находится у всех под ногами. А всякая добродетель, совершаемая без смирения, не есть добродетель...

св. Авва Дорофей

 

Смирение и без подвигов многия прегрешения делает простительными; без смирения же и подвиги бесполезны, даже уготовляют нам много худого. Что соль для всякой пищи, то смирение для всякой добродетели. Для приобретения его потребно непрестанно печалиться мыслью с уничижением и рассудительным болезнованием. И если приобретем его, то оно соделает нас сынами Божиими.

св. Исаак Сирианин

 

Приявший благодать почитает себя уничиженным паче всех грешников; и такой помысел насажден в нем, как естественный; и чем глубже входит он в познание Бога, тем больше почитает себя невеждою; чем более учится, тем паче признает себя ничего незнающим. Сие же споспешествующая благодать производит в душе, как нечто естественное.

 

.. Посему христиане сами должны употреблять все старание вовсе никого не осуждать, ни явную блудницу, ни грешников, или людей безчинных, взирать же на всех с простодушным произволением, чистым оком, чтобы для человека стало чем-то естественным и непременным никого не уничижать, не осуждать, никем не гнушаться и не делать различия между людьми.

преп. Макарий Великий

 

 

_________________

 

 

 

Милостив буди мне грешному...

 

Напрасно некоторые думают, что фарисей был просто лицемер. Что он просто был негодяем, который воображал себя праведником. Нет, он был праведником.. Порядочным человеком. Но этот порядочный человек был закован в броню самодовольства, самодостаточности. Ему ведь и Бог был ненужен в сущности говоря, потому что он был вполне доволен собой. Зачем ему Бог? У него все было. Спокойная совесть, надежда на награду в будущем мире, правильные поступки в этой жизни.

И все-таки Бог его не оправдал. Т.е. он не получил единения с Богом, потому что Сам Христос сказал, что Он пришел не к праведникам а к грешникам.

Странные такие слова. Почему же Он не пришел к праведникам? Что же тут такое? Потому что для того чтобы соединиться душе с Богом, необходимо понять свою нищету. Понять, что мы ничего не имеем, что мы бессильны. Что если мы и делаем добро, то чаще всего по принуждению, или из удовольствия, или по необходимости жизненной. Если мы воздерживаемся от зла, то потому что нам неудобно перед людьми, стыдно, или опять-таки из гордости, чтобы показать «а я вот буду чистеньким», или потому что до этого зла дотянуться рука не может. Вы все хорошо знаете, что мы не впали во многие грехи просто потому, что условий не было, а дай нам условия, все «посыпались» бы как яблоки осенью.

Значит, первое осознание христианина, первое чувство — не льстящее человеку, но очень справедливое, реалистичное, верное — выразил апостол Павел, сказавший «все под грехом».

Все под грехом... А Иоанн Златоуст по-своему это истолковал, сказав, что «гордость сродни глупости». Ибо гордый человек, который раздувает мыльный пузырь своих добродетелей, имеет мало шансов приблизиться к Богу.

«Гордым Бог противится, — говорит нам Слово Божие — смиренным дает благодать». Значит смирение? Мытарь был смиренным...А что же такое смирение? Может быть это угодничество перед людьми? Низкопоклонство? Нисколько, нисколько! Смирение — это открытость наших глаз, ушей, и сердца к другим людям, это умение услышать другого человека, увидеть его, сопереживать с ним, увидеть волю Божию. Но у нас этого нет. Какую мы видим волю? СВОЮ!

 

НАША ВОЛЯ. Она катится по всей жизни, как паровой каток, все сминая. Чтобы было по-моему, чтобы было по-моему — говорит член семьи, мужчина и женщина, говорит сотрудник на работе, говорит старушка, в которой уже еле-еле теплится жизнь, но она все равно это говорит, а кто не говорит, тот так чувствует, думает. И эта СТРАСТЬ, безумная пожирающая страсть  с а м о в о л и я,  ложного самоутверждения, она превращает нашу жизнь в попытку пробить стену непробиваемую. И все силы уходят на это. А поскольку наша воля не всегда выполняется, то мы становимся полными раздражения, озлобления, ненависти ко всему миру. Весь мир нам представляется враждебным. Да и Бог тоже! Оказывается мы просто соперники с Ним. Он нам не позволяет этого, Он нам не дает этого! Мы, кончено, из скрытого рабского страха Ему прямо этого не говорим, но на самом деле Он у нас похож на надзирателя, который смотрит. И получается, что мы Божьи враги.

Один человек вспоминал как он ребенком утратил веру. У него была глубокая вера в детстве, но, вот, однажды он пролил какую-то жидкость на коврик и испортил его. Он страшно испугался, что его заругают родители. Но, главное, он почувствовал, что Бог на него смотрит в это время. И Бог ему представился как огромный полицейский, который будет его за это карать. И он стал Бога ругать. И с этого момента (ему было лет восемь), он вдруг утратил чувство присутствия Бога. Потом он стал известным писателем, философом-атеистом, но этот случай запомнил на всю жизнь. Запомнил, что Бог ушел из Его жизни, когда он не захотел, чтобы Он там был.

Это крайний случай. Но и мы выступаем как враги Божьи, как те, которые противятся Ему. И простейшие заповеди кажутся нам какими-то навязанными уставами уголовного кодекса, который нам грозит: вот за такие-то грехи ты будешь иметь такие-то и такие-то наказания в посмертном бытии. Статьи уголовного кодекса.

Из страха, как вы знаете, некоторые чтут уголовный кодекс, так ведь также можно и заповеди Божьи ИЗ СТРАХА чтить.

 

«Я чту десять заповедей». Также как я чту уголовный кодекс. Никакой духовной, религиозной цены, в этом нет. Это все происходит от нашего своекорыстия, нашего удобства. Мы здесь с Богом играем в какие-то нечестные игры. А вот мытарь — он честен. Он приходит и говорит: «Ничего у меня нет, Боже, милостив буди мне грешному.»

 

Подходя к Святой Чаше, подходя к Кресту и к Евангелию, проникнитесь этим чувством — что нам принести нечего, что отчитаться в каких-то добродетелях мы не можем. Что и сделали — на копейку, что и сделали — для тщеславия, что и сделали — для самоутверждения.

 

Не подумайте, что это значит, будто ничего делать не надо, будто не надо бороться со своими грехами, будто не надо делать хороших дел, заповеданных Писанием. Надо все это! Но нужно также помнить, что этим способом единство с Богом, жизнь с Богом не зарабатывается. Этим мы выполняем  Его  волю  на  сколько-то  процентов. На очень немного... А ГЛАВНОЕ, что должно произойти — надо перестать быть Его скрытым врагом. Перестать быть тем человеком, который живет под страхом возмездия здесь и там, который под этим страхом худо-бедно выполняет условия договора, в душе кляня и договор и его условия.

 

Надо понять, что Господь — это Тот, Кто нас любит, понять, что у нас нет другого пути, как ответить Ему тоже любовью. И тогда — оскорбить Его, огорчить Его, нанести Ему боль (ибо мы распинаем Его своими грехами!) нам не захочется вовсе не потому, что мы чтим уголовный кодекс, а потому что мы не можем нанести рану Тому, Кого мы любим. Если мы эту рану наносим, то чувствуем ВЕЛИЧАЙШУЮ свою вину. Нам горько от этого. Это совсем другое, нежели чувство преступника, которого посадили на скамью подсудимых. Нет. Нам горько, как будто мы предали самого Дорогого, самого Родного и самого Близкого.

 

Чтобы у нас не было мысли, что это все преувеличено, окинем взором свою жизнь:

 

Мы видим, что хотя мы и считаем себя верующими, вера не движет нашими поступками, она не рождает в нас СИЛУ молитвы, она не рождает в нас МИРА. Христос говорит: «Мир Мой даю вам, мир Мой оставляю вам». Это значит, что «вытекая» из храма, КАЖДЫЙ из нас должен нести в себе свет.

Свет примирения, свет доброжелательности, свет приветливости, свет готовности поддержать человека. Вот тогда это будет исполнение заповеди «Так да просветиться свет ваш пред людьми».

 

А что же у нас получается? Мы приходим в храм мрачные, задерганные, согбенные. Пришли такие сюда, и такие же уходим в мир. И люди думают: «Ничего они там не получили, они не стали ни лучше, ни светлей».

Но тем самым мы УНИЖАЕМ дело Божие! А ведь ОНО как бы просит от нас содействия!.

Унижаем дело Божие... Из СВИДЕТЕЛЕЙ Христовых мы становимся хулителями Церкви. «Из-за вас имя Божие хулится среди язычников».

 

А как нам молиться трудно! Какая у нас молитва вялая, какой у нас не сосредоточенный ум. И как мы читаем Писание? Бежим по строчкам, или вообще не можем его открыть. Для нас раз в неделю пойти на час в Церковь — это подвиг, чуть ли не взобраться на Эверест... И когда приходим, то опять у нас мысли блуждают неизвестно как и где. Все нас смущает в Церкви — то там толкающиеся люди, то там не та живопись, то еще что-то не так. Конечно, хорошо, когда в Церкви не толкаются и люди приветливы. Конечно хорошо, когда «на высоте» эстетика храма. Но ведь не в этом суть! Люди молились и в поле, и среди развалин, и в тюрьме, и в лагере — всюду! Значит, дело в том, что у нас в сердце...

 

А как плохо мы готовились к исповеди. Исповедоваться надо учиться! И прежде всего должна быть честность перед собой. Но вот один начинает рассказывать о своих болезнях и состояниях, в которых, в общем, никакой вины нет. Другой начинает говорить о грехах своей жены, своего мужа, соседа, сослуживца. Или говорит о каких-то снах, или «крутит» вокруг да около, вместо того, чтобы четко сказать: «Я был на работе и там стащил то-то и то-то».

Вместо этого идут десятки слов, они ползут, как какие-то червяки, потому что как-то не хочется сказать о себе: «Я стащил, своровал».

 

Когда человек не в состоянии ясно сказать (о своих грехах), это свидетельствует о несобранности души. Вот об этом нам очень важно подумать в начале Поста, когда у нас впереди еще будут многие исповеди.

 

Мы должны накануне причастия взять те вопросы, которые у нас имеются в молитвенниках, или просто записаны, и честно проверить себя. Четко, ясно и лаконично все это сформулировать для себя лично, не боясь называть вещи своими именами.

Понимаете, ведь от слов очень многое зависит. Например, когда женщина говорит: «Мне пришлось прервать беременность», это ей сказать, вроде как «пришлось зуб вырвать», что-то тут такое непонятное. Но если она говорит «Я должна была убить ребенка»,- это совсем другое. Но это правда!

 

Выражение «прерывание беременности» просто словесное прикрытие убийства, с помощью которого наша совесть как бы присыпается какими-то порошками. А надо говорить то, что есть, даже если это и горько. Скажешь и станет все ясно...

 

А какие мы дома? Непрерывное хамство, повышение голоса, постоянная война. Война, недостойная не то, что христианина, а просто культурного человека.

Что уж тут говорить про христианскую мораль! Так не ведут себя обыкновенные нормальные люди. А мы это допускаем иногда даже в присутствии маленьких детей, которые все это запоминают на всю жизнь. В их памяти запечатлевается образ матери или отца, вышедших из себя. Та мама, которая была(для ребенка) почти божественным существом, вдруг превращается в некую фурию, и этот СТРАШНЫЙ ИСКАЗИВШИЙСЯ ОБРАЗ, потрясающий воображение ребенка, глубоко западает в душу.

Потом забывается, но в подсознании, в глубине души, он живет долго, долго. Может быть, всегда.

 

В домашней жизни также есть место эгоизму. Когда кто-нибудь один начинает возлагать все бремя трудов на других... Либо взрослые дети все взваливают на родителей, и ничем не помогают, либо муж считает, что делать дома должна все жена, или жена думает, что можно все повесить на мужа. И вместо руки, протянутой друг другу, вместо любовного совместного жития, получается частная эксплуатация друг друга...

 

Мы не можем и не желаем управлять своими чувствами. Отсюда блудные помыслы, которые свободно разгуливают у нас в сердце, и мы не ставим им никаких преград. Мы не следим за собой, и, в конце концов, слабые ростки правды, чистоты, добра в нас заглушаются этими плевелами. И мы становимся как дикие, необузданные, страстями захваченные. А от этого один шаг до греховных поступков. До разрушения семьи, до подлости друг перед другом, до унижения супружества, унижения человеческого достоинства.

 

Прости нас, Господи за то, что мы САМИ вводили себя в искушение. Мы думали: «авось пронесет». Помните, что человек слаб, что его надо ОГРАЖДАТЬ от зла.

Если горит огонь, мы же не будем в него засовывать руку и думать «авось пронесет». Мы же отдергиваем руку. Потому что даже малейший ожог невольно нас заставляет отшатываться. Значит, наше тело знает, где опасность. Но разве душа не должна знать, где опасность?! А когда она уже попала в опасность, тогда уже поздно!

 

Апостол говорит: «всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, за все благодарите». А мы постоянно унываем, мы постоянно находимся в состоянии душевного упадка. Что это значит? Это значит, что сила Божия до нас не достигает!

 

Вместо непрестанной молитвы — у нас еле-еле теплится молитвословие, а уж о благодарении нечего и говорить! Мы всегда забываем Господа благодарить. А ведь благодарить Бога за все, что Он нам дал — это лучшее исцеление от уныния.

 

Мы должны благодарить и тех, через кого Господь действует, начиная с наших родителей и кончая всеми людьми, которые делали нам добро. От детства до нынешних дней.

Недаром в народе неблагодарность называют черной. Это правда. Потому что благодарность свойственна даже животным, даже собаке, и человек, который не имеет чувства благодарности, не воспитывает его в себе, опускается ниже уровня собаки.

 

Все вы знаете, какие бывают искушения на работе: сплетни, треп бессмысленный, во что нас легко втягивают сотрудники. Понятно, что это такое. Но, во-первых, осуждать это не следует. Люди, у которых нет (духовного) содержания в жизни, волей-неволей стараются как-то поразвлечься и для них, может быть, маленьким утешением является поболтать, посплетничать, и так далее. И если мы при этом присутствуем, разумеется, было бы необычайной гордыней встать и торжественно заявить: «Я в таких разговорах участие не принимаю», и выйти из комнаты, как глубоко оскорбленная личность — Так нельзя! Это обидело бы людей и никакого нравственного плюса для нас в этом бы не было. Но мы должны уметь насытить разговор чем-то хорошим...

 

Когда мы относимся недобросовестно к своему делу, к своему труду, мы этим самым обманываем людей, которые думают, что мы что-то делаем по-настоящему. Но всякое дело, которое мы делаем для человека — мы делаем для Бога.

 

Прости нас, Господи, за черствость, бездушие, нежелание помочь друг другу, за сосредоточенность только на себе, на своих заботах и печалях. Другой человек, его беда, у нас не вызывали никакого отклика. Нам это было совершенно безразлично. Господи, прости нас грешных.

 

Господь говорит нам в Евангелии: «В малом будешь верен, над многим тебя поставлю». Значит мы должны вот тут, на своем месте быть христианами. Христианин может быть человеком любого возраста и пола, любого честного занятия. Всюду можно найти применение и всюду можно исполнять заповеди Христовы и всюду можно светить светом Евангельским.

 

Господи, Иисусе Христе,

пошли Твоего Духа на всех нас

предстоящих и молящихся,

прости наши прегрешения.

Господи, к Тебе приходим.

Ты Иисусе, Сыне Божий помилуй нас,

мы перед Тобой стоим как мытарь,

который только повторяет:

«Боже милостив буди мне грешному»...

 

_________________

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Смирение есть некая таинственная сила, которую, по совершению всего жития, восприемлют совершенные Святые. Сила сия не иначе только одним совершенным в добродетели дается силою благодати, потому что добродетель сия заключает в себя все.

 

 

Смиреномудрие есть риза Божества. В него облеклось вочеловечившееся Слово, и через него беседовало с нами в теле нашем, прикрыв доблесть величия Своего и славу Свою сим смиренномудрием, чтобы тварь не была попалена воззрением на Него. ...

св. Исаак Сирианин

 

Какая нам радость, что Господь не только прощает грехи, но и Себя дает познать душе, как только она смирится. Всякий последний бедняк может смириться и познать Бога Духом Святым. Не надо ни денег, ни имений, чтобы познать Бога, но только смирение. Господь даром дает Себя, по единой милости. Я раньше не знал этого, а теперь ясно вижу каждый день и час, каждую минуту милость Божию. Господь дает мир даже во сне, а без Бога нет мира в душе.

 

 

Душа смиренного, как море; брось в море камень, он на минуту возмутит слегка поверхность, и затем утонет в глубине его. Так скорби утопают в сердце смиренного, потому что с ним сила Господня. Где ты обитаешь, смиренная душа; и кто в тебе живет; и чему уподоблю тебя? Ты горишь ярко, как солнце, и не сгораешь, но теплом своим согреваешь всех. Тебе принадлежит земля кротких, по слову Господа.

Ты подобна цветущему саду, в глубине которого прекрасный дом, где любит обитать Господь. Тебя любят небо и земля. Тебя любят святые Апостолы, Пророки, Святители и Преподобные. Тебя любят Ангелы, Серафимы и херувимы. Тебя смиренную любит Пречистая Матерь Господа. Тебя любит и радуется о тебе Господь.

преп. Силуан Афонский

 

 

_________________

 

Начиная с «Недели мытаря и фарисея», за Всенощной поют всеми любимое песнопение, которое начинается словами: «Покаяния отверзи мне двери, Жизнодавче».

Увидеть себя! Пересмотреть свою жизнь! Остановиться, как будто это будет последний день или месяц своей жизни — вот что значит открыть двери покаяния. По-гречески призыв «покайтесь» — звучит «метанойете», то есть переверните свое мышление. Вот к чему нас призывает это великая молитва и песнопение.

Тот, кто может попасть в храм, не пропустите такой возможности! Это бывает только раз в году, в течении всего нескольких субботних дней. Есть много свидетельств, что во время исполнения «Покаяния» Дух Божий касался сердец молящихся. В них вдруг пробуждалось это ощущение покаяния, своей нечистоты и недостоинства перед Богом, то есть для них действительно открывались двери покаяния и внутреннего обновления....

 

 

 

 

Второе воскресенье подготовительного периода

(неделя о блудном сыне)

 

Притча о Боге и человеке

 

Во вторую неделю подготовительного цикла к Великому посту в Церкви читают Притчу о блудном сыне. Это притча о Боге и человеке, притча о нашем отношении к Небесному Отцу и друг к другу, притча о том, как Сам Господь относится к нам, грешным, падшим людям.

В те времена, о которых рассказывает Господь в этой притче, люди старались жить одной семьей. Теперь более естественно, чтобы дети отделялись и уходили от родителей, когда вырастают. Тогда же люди совместно владели землей, которую вместе обрабатывали. И чем больше была семья, тем больше было рабочих рук, тем больше было возможности трудиться. Поэтому разделить дом, разделить имение и хозяйство считалось ущербом, убытком. Если дети так поступали, это считалось обидой для родителей.

Так вот, Господь и берет в пример такую семью — отца и его двоих сыновей. Вот, один из них, младший, однажды заявляет отцу: «Отдай мне положенную часть наследства — я буду жить сам». Отец молча соглашается, сына не упрекает, все ему отдает, как должное, хотя мог бы и отказать в этом наследии, ибо право родительское — оставить наследство или не завещать его. Но отец молча отдает, а сын забирает деньгами и уезжает в далекую страну, где по легкомыслию, неопытности все проматывает до копейки. Живет он блудно, распущенно, так что деньги эти потратил, спустил по ветру в беспутных развлечениях. И в конце концов не заметил как оказался на улице оборванным, нищим, бездомным. Он стал батраком и пас свиней; был сыном богатого человека, а стал свинопасом, которому хозяин даже не позволял подкрепить силы из корыта, в котором кормились свиньи...

Но потом вдруг юноша опомнился, пришел в себя, мысль о родном доме стала преследовать его. Он думал: «Ведь у моего отца батраки лучше живут, чем я; конечно, на глаза ему совестно показываться, но я приду и скажу: «Я твоим сыном называться не достоин, возьми меня хотя бы в рабочие к себе, чтобы мне не умереть с голоду в чужой стране «. Так он и сделал и, когда он приближался к дому, говорит Господь, отец его увидел издалека.

Заметьте, отец как будто бы стоял всегда на страже, как будто бы он на пороге ждал своего сына, которого продолжал любить, и ждал не гордо, так чтобы упрекнуть его, а ждал с горечью и с любовью. И побежал первым старик к нему навстречу и обнял его и, хотя тот повторял свои заученные слова: «Отец, я согрешил, я недостоин называться сыном, я буду у тебя работником», он ему ничего не ответил, повел его в дом, велел одеть его в новые одежды и устроил пир в его честь. Такая у отца была радость, нам это всем понятно, потому что почти у всех у нас есть дети, и хотя они нередко нас огорчают, для матери и отца дети всегда остаются детьми, что бы они не сделали.

И, вот, эти родительские чувства Господь изображает в этой притче. Все простил отец, ничего не сказал, не упрекнул: «Куда же ты развеял по ветру мои деньги», а устроил праздник!

Тем временем шел с поля старший сын, порядочный человек. Он никуда не уходил, ни в чем он не грешил, был всегда с отцом. Подходит к дому, а там праздник — пируют, шумят, смеются, поют, веселятся.» В чем дело?» — спрашивает он у слуг. Говорят: «Да брат твой, младший, который прогулял свою часть имения, пришел, и отец в честь него задал такой пир». И настолько разозлился старший брат, что не хотел порог переступать, остался на улице сидеть в саду. Отец, узнав, вышел, и сказал: «Что же ты не входишь к нам, у нас ведь праздник!» — «Какой еще праздник? Я с тобой всегда живу, и ты никогда не устроил даже маленького праздника для моих товарищей, а этого, который с блудницами промотал все, ты его с таким пиршеством принимаешь!»

И тогда отец ему сказал: «Сын мой, ты же всегда со мной, и все, что у меня есть, твое, а о том нам надо радоваться, что он для нас был как мертвый, а теперь ожил, он пропадал, не было его, а теперь нашелся, вернулся».

Этими словами Господь дает нам понять, что такова же любовь Божия к людям. Поэтому, прежде всего, это притча о нашем Небесном Отце.

Когда мы говорим: не спасусь, не годен, нет надежды, вспомните, что есть Тот, Кто нас всегда ждет, потому что мы все Его дети.

Эта притча также о всем человечестве и о каждом человеке. О человечестве, которое в течение своей истории, особенно за последние столетия, пыталось само себя устроить в жизни без небесного пути, и, вот, увлеченное своими страстями, оно идет куда-то в страну далече; думает, что «все в порядке», а, на самом деле, все промотало и пришло в духовное оскудение....

Эта притча о нас, когда мы забываем о своем Небесном Отце, когда мы оторвались от Него, и нам кажется, что настоящая жизнь от нас далеко, и мы уже не можем молиться, не можем открыть Священное Писание, потому что у нас посторонние мысли, а наше сердце стало суетным и тщеславным. Это о нас, когда мы отпали, заблудились, потерялись...

И еще: в притче сын все-таки вернулся, а такое возвращение — трудно. Он сломил свою гордость, хотя ему было стыдно прийти нищим, когда он ушел богатым. Люди, уезжающие в чужую страну, всегда надеются вернуться, как говорится, на коне, а он вернулся в таком плачевном виде... Но он все-таки пришел. И также сегодняшнее возвращение к величайшим духовным ценностям требует от нас признания ложности тех путей, по которым мы блуждали вдали.

Притча о блудном сыне — это также притча о самодовольных людях, и поэтому ТОЖЕ о нас. Ведь иной раз, когда мы соберемся в храме, мы думаем: «Вот мы пришли, а там за воротами остались многие другие — плохие, недостойные, а, вот, мы — достойные. Они нечестивые, а мы — благочестивые. Они грешники, а мы...тоже, может быть, немножко грешим, но все-таки мы Богу угодили, мы здесь собрались, мы сюда ходим, мы от Господа не отпали».

Вот посмотрите на этого сына старшего. Он ведь всегда с отцом, а как он не похож на него. Совсем на него не похож! Потому что у него нет любви, нет доброго отношения к своему брату, да и к отцу. Завистливый, самодовольный человек. И хотя нам кажется, что мы близко к Богу стоим, потому что иногда ходим в церковь, и причащаемся, и исповедуемся, а многие из нас каждодневно читают молитвы и, даже, Священное Писание и живут по церковному календарю, но похожи ли мы на своего Небесного Отца?

Вот о чем надо спросить себя, ведь мы должны быть похожими! Внешностью человек не обязательно похож на своих родителей. Но духовно он может, он волен перенять от них то, что хорошо. Если он не перенял — его вина!

Так вот, есть у нас Один Единственный общий для всех Отец — наш Господь и Создатель, Который есть истинная правда, истинная справедливость, истинная любовь, истинное благо, истинная мудрость, и если в нас этих качеств нет, если мы живем по суете, по безумию, по ненависти, то мы от Него отходим, отпадаем, и нас не оправдает то, что мы приходим в Церковь и стоим как бы с Ним рядом: нечем нам похваляться и гордиться.

Смотрите, в притче старший сын как бы упрекает отца, выставляет свою доброту напоказ: «Я всегда с тобой, — говорит он, я тебе верностью служил, я на тебя работал, давай сочтемся».

Вот так и мы иногда говорим: «Господи, почему я в храм всегда хожу, да, вот, болею». Как будто мы приходим к Господу, чтобы Он потом нам это все оплатил. Так не любят отца, любовь настоящая — любовь бескорыстная.....

Таким образом, притча о блудном сыне о многом, о многом нам напоминает... Сейчас мы стоим перед лицом Великого поста, но мало того, мы постоянно стоим перед лицом своей смерти. Об этом нам напоминают усопшие, которых часто приносят в храм, чтобы мы над ними помолились. Они нам напоминают о том, что ни сегодня — завтра мы тоже окажемся там. И может так получиться, что призовет нас к себе Отец, а мы скажем: мы были далеко от Тебя, ничего не усвоили, ничего не поняли, всё растранжирили...». И придем к Вечности с пустой душой, с душой, в которой даже искорки Божией нет...

Да не будет этого! Постараемся воспользоваться днями покаяния, когда Церковь зовет нас оглянуться, опомниться — больше так жить нельзя! Нельзя жить, как бы во сне! Надо взяться за жизнь, за настоящую христианскую жизнь. И если нам будет казаться, что у нас ничего не получается, что и это не выходит, и на то у нас нет сил, что все бесполезно, вспомните о нашем Небесном Отце, Который стоит, Который ждет, Который примет каждого, кто из глубины души искренне скажет: «Отче, я согрешил перед небом и перед Тобой». Аминь.

 

_________________

 

 

 

 

 

 

Оставь зло, полюби добродетель, отстань от порока, обещай больше не делать так, и этого достаточно будет для твоего оправдания. Я свидетельствую и уверяю, что если каждый из нас грешников оставит прежние грехи, даст искренний обет Богу впредь даже не начинать их, то Бог ничего другого не потребует к полнейшему оправданию.

св. Иоанн Златоуст

 

Где глубокое смирение, там и слезы обильные, а где есть сие, там есть и посещение Святого Духа; когда же придет благодать поклоняемого Духа, тогда в том, кто начинает быть под действием Его, является всякая чистота и святость, — тогда он зрит Бога, и Бог призирает на него. Ибо Господь говорит: «на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим». (Ис. 66,2)

преп. Симеон Новый Богослов

 

Кто просит у Бога даров за труды, тот на опасном основании утверждается, а кто, напротив, смотрит на себя, как на всегдашнего должника перед Богом, тот сверх чаяния своего вдруг увидит себя обогащенным небесным богатством.

 

Видел я, что гордость бывает причиной смирения. Ибо плод надмения есть падение  в грех; грехопадение же для желающих спастись часто бывает поводом к смиреномудрию.

 

Блудных могут исправлять люди, лукавых — Ангелы, а гордых исцеляет Сам Бог.

 

св. Иоанн Лествичник

 

 

Если человек плотский решается приступить к изменению себя самого,  сперва он умирает и делается безплодным для свой прежней лукавой жизни.

 

Кто приходит к Богу, и действительно желает быть последователем Христовым, тот должен приходить с тою целью, чтобы перемениться, показать себя лучшим и новым человеком, не удержавшим в себе ничего из свойственного ветхому человеку. Ибо сказано: «аще кто во Христе, нова тварь (2 Кор. 5, 17). (44. 1).

 

 

Душе, истинно во Христа верующей. должно из нынешнего порочного состояния перейти в состояние иное, доброе, и изменить естество нынешнее, уничиженное, в естество иное, божественное, и соделаться естеством новым, при содействующей силе Св. Духа; и тогда может она стать благопотребной для небесного Царства.

 

преп.. Макарий Великий

 

 

_________________

 

Почему мы духовно истощены

 

Как блудного сына голод терзает всех нас — голод духовный. Поэтому мы духовно истощены, духовно бедные. Но как блудный сын мы стремимся к Господу.

 

И хотя Он нас призвал сынами и дочерьми, т.е. детьми, мы называем себя рабами Божьими, ибо мы — рабы. Рабы своих страстей. И к Богу мы тоже приходим как холопы, которые боятся наказания, которые вовсе не из любви к Господу живут по правде, а из страха и долга. Вот почему мы — рабы.

 

Такое великое обетование — быть чадами Божиими — мы променяли на собственные мелкие страсти, на мелкое, гнусное тщеславие, на мелкое, ничтожное самолюбие. И нарушили то драгоценное, что Господь нам завещал. А ведь, когда душа в смятении, когда в нас взаимные обиды, тогда и самые простые вещи кажутся трудными.

 

_____________________

 

 

Вовремя вспомнить

 

В этой притче показана судьба человека, который всегда хочет искать своего, отходит от Господа в страну своеволия, ищет на своих путях счастья. «Зачем мне Божьи пути,- говорит он, — пойду искать счастья». Также и наследие у нас есть. Какое же наследие? — Все понятия о добре и зле, которые имеет сегодня мир, все это получено из Священного Писания, и даже те, кто Священного Писания не читали, не знают, не признают, все равно именно из Священного Писания это получили.

И вот с этим наследием они уходят... Уходят на пути греха, своеволия и бесконечной суеты. Нам кажется, что у нас столько дел впереди, столько важных заданий, столько всего нужного в жизни, но все это пролетает, жизнь кончается, и нам некуда деться. Оказывается мы все промотали, все у нас пришло в ветхость и негодность. И только тогда мы вспоминаем(вовремя бы только вспомнить!) о Своем Небесном Отце, Который всегда ждет грешников, Который подобно этому любящему Отцу до последней минуты стоит как бы на дороге ожидая нас.

И мы возвращаемся в изорванном рубище, а что это за рубище? Да ведь это та крещенская одежда, которую Господь дал нам! Каждый из нас получил во время крещения белую одежду, белую рубашечку. Это был знак благословения Божьего, которое подается человеку.

И во что мы эту одежду превращаем своим недостоинством? Мы ее пачкаем, рвем, и дай-то Бог, если вовремя спохватимся...

 

Да, суета нас плохо кормит. Человек ищет забвения, развлечения, чем заполнить голову. Но это неистощимо, бесконечно. В конце концов голод духовный будет человека терзать постоянно.

Духовной жизни мы отводим так мало времени, а ведь остается только духовная жизнь! Все остальное постепенно проваливается, постепенно развеивается. Страшна жизнь пожилого человека, для которого уже ушли многие радости жизни, и осталось только духовное, а он ничего не умеет! Он не умеет ни думать, ни сосредоточиться, ни молиться — ничего, потому что он в свое время не запасся духовным багажем.

Тем более страшно, когда человек умирает и несет в вечность свою мелочность, свою суету, пустоту, короче весь тут мусор из которого состояла его жизнь.

 

Отец нас ждет.. Но в этой притче мы можем себя узнать не только в юноше, который ушел и все промотал, но также и в его старшем брате. Брат то уж этот был очень хорош! Казалось бы добродетелен, а на самом деле Господь показывает, что он был даже хуже своего младшего брата — легкомысленного и блудного...

Этот старший брат, он только думал, что живет с отцом, а сердцем, духом, он был от него далек, он не был на него ни капли не похож. Он был Его прямой противоположностью. Отец ждал с прощением, с любовью, с тревогой, а этого даже не интересовало, что там пропадает его брат. Если бы тот где-то умер, он может быть о нем лишь слегка вздохнул, а может быть даже и этого не было.

Значит наше равнодушие к судьбе другого, равнодушие к участи другого человека и наше самодовольство, выставление перед Богом своих добродетелей, все это и есть подражание недостойному старшему брату.

И пусть каждый из нас сегодня подумает о себе: не похож ли я на этого брата, нет ли во мне этого превозношения, тупости, глупости, самодовольства?

И второе: Господи, научи нас как блудному сыну, вспомнить, пока мы еще живы о Том, Кто нас ждет, Кто может нас спасти, Кто может нам вернуть одежду чистую, Кто может на нас одеть кольцо вечного благословения, которое означает, что заключен союз — разрушенный, запачканный, поруганный, но вновь восстановленный милостью Божией. Аминь.

 

_________________

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Коль скоро сознает кто немощь свою и действительно ощутит ее, тотчас воздвигнет душу свою от расслабления и запасется осторожностью. Но никто не может ощутить немощь свою, если не будет попущено на него хотя малого искушения, телесного ли или душевного, — и не будет даровано ему избавления от него. Ибо тогда ясно увидит он бесплодность собственных усилий и мер, — увидит, что его осторожность и ограждение души, в коих он надеялся найти безопасность, никакой не принесли пользы, и что избавление пришло помимо всего этого. Отсюда получается им удостоверение, что сам он ничто, и что спасает только помощь Божия.

Кто же познал, что имеет нужду в помощи Божией, тот совершает множество молитв. И в какой мере умножает их, в такой смиряется сердце его. Ибо всякий молящийся и просящий не может не смириться. Сердце же сокрушенное и смиренное Бог не уничижит (Пс. 50, 19)

св. Исаак Сирианин

 

Если мы и до смерти будем подвизаться в покаянии, то и таким образом еще не исполним должного, ибо ничего достойного Царства Небесного не сделали. Ибо как мы едим, пьем, говорим и слышим, так естественно должны и каяться.

св. Марк Подвижник

 

В отношении деятельной жизни, мы без покаяния не можем сделать ничего достойного; но (Господь) много милует нас за намерение наше, Понуждающий себя и держащийся покаяния до самой кончины, если в чем и погрешит, спасется за понуждение себя; ибо сие Господь обещал в Евангелии. Кто говорит, что он не имеет нужды в покаянии, тот считает себя праведным, и называется в Писании порождением злым, ибо чрез мнение о своей праведности, являясь как бы совершившим покаяние, сам того не зная, вместо Распятия совокупляется со страстями, ибо самомнение и кичливость суть страсти.

св. Марк Подвижник

 

Каяться — значит в сердце чувствовать ложь, безумие, виновность грехов своих, — значит сознавать, что оскорбили ими своего Творца, Господа, Отца и Благодетеля, бесконечно святого и бесконечно гнушающегося грехом, — значит всею душой желать исправления и заглаждения их.

Св. Иоанн Кронштадтский

 

Мы должны поступать, как блудный сын: прийдя в ужас от состояния, к какому привело его распутство, он был готов на все, что потребует от него отец, лишь бы только иметь счастье с ним примириться. Во-первых, он немедленно покинул страну, где так настрадался, а также людей, склоняющих его ко греху; он даже не взглянул на них, будучи убежден, что он сможет примириться со своим отцом только расставшись с ними. И таким образом, желая доказать своему отцу, что его обращение искренне, он старался угодить ему, делая обратное тому, что делал до тех пор (Лук 15). Вот пример для нашего покаяния: и мы должны увидеть свои грехи, и сокрушение о них должно привести нас к намерению всем пожертвовать, чтобы не впасть в них снова. О как редко такое раскаяние! Увы! Где тот, кто был бы готов лишиться жизни, но не сотворить прежний грех, в котором он уже исповедовался? Не знаю! Увы! — говорит нам св. Иоанн Златоуст — сколько, напротив, людей, исповедующихся на показ, перестающих грешить лишь на несколько мгновений, но не порывающих с грехом.

Св. Ж. М. Вианней

 

 

_________________

 

Наше первое усилие

 

Таинство Покаяния, таинство исповеди — это продолжающееся новое Крещение, когда Господь снова зовет нас, чтобы мы опять соединились с Ним, как бы вновь заключили с Ним Завет, пришли к Нему очищенные, но не своими усилиями, а благодатью Божией.

Однако без наших усилий благодать Божия не может к нам прийти. И первое наше усилие есть покаяние. Не равнодушное повторение слов «Прости меня, Господи» или «грешен», а действительное понимание, насколько мы были далеки от того, что нам Господь заповедал, от того образа жизни, от того духа, который нам дан в Евангелии.

 

Человек, который болен, должен определить свою болезнь, чтобы найти средства для ее излечения. И каждый из нас должен понять, что он болен, болен иногда тяжело. Но нет для Господа неизлечимых болезней! Все, что поражает и растлевает нашу душу — все это может быть изглажено, чудесным образом исправлено силой Божией. МОЖЕТ нас Господь преобразить, оживотворить, исцелить! От нас же требуется только одно: прийти к Нему «во врачебницу», прийти к Нему и просить Его об исцелении.

 

Мы больны суетностью и маловерием. Больны стремлением зацепиться за все преходящее, житейское. На первом месте у нас стоят вещи, которых мы удержать при себе не можем.

В этой короткой, быстротекущей жизни мы в сердце своем держим прежде всего суету, прах, все то, что исчезает так быстро. И хотя умом мы знаем, что жизнь коротка, хотя мы постоянно видим, как смерть уносит вокруг нас людей, почему-то нам в голову не приходит, что и нас она может унести в любую минуту.

Долго создается человек. Вынашивается, рождается, растет, а умереть он может в одну секунду, и все тогда будет разрушено...Поэтому мы должны прежде всего думать о созидании своей ДУШИ. Если мы об этом забываем, то горе нам.

 

Мы не прилагаем Слов Божиих к своей жизни. У нас получается так, что Завет Господень — сам по себе, а наша жизнь — сама по себе. Мы стремимся жить как все, по законам мира сего. Но нам это не позволено! Тот кто хочет быть христианином, не может жить как все. Он должен иметь в своей жизни что-то иное! Мы призваны Богом, и мы должны Ему оставаться верными. Не только в уме или исповедовании, но и в жизни, в поступках своих.

 

Апостолы говорят нам, что каждый верующий, кто действительно познает Господа, познает и силу Его Духа! Что дает нам эта сила Духа? Она дает нам твердость, мир, доброжелательность по отношению ко всем, любовь к Богу, стремление к молитве. Все это может сделать Господь нам — жалким, себялюбивым, немощным. Он все это нам дает, но мы все это теряем каждый день и каждый час...

 

Господь сказал: «Блаженны миротворцы, ибо те сынами Божиими нарекутся». А мы ОТКАЗЫВАЕМСЯ от этой великой чести — быть сынами Божиими. Не хотим быть миротворцами и возбуждаем, и сеем вражду внутри своего дома...

Но даже человек гневающийся на брата своего напрасно, уже тот подлежит суду. А у нас нет дня без злобы, нетерпения по отношению к ближнему. Причем, поразительно, что даже люди, которых мы любим больше всего на свете, даже они оказываются у нас мишенью нападок, раздражения.

 

Будучи сами грешными с головы до ног, мы с огромным удовольствием разбираем во всех подробностях чужие грехи. Нам хочется вникать в это, хочется обсуждать и обдумывать чужие недостатки...Но ведь Господь сказал: «не судите и не судимы будете». А мы обязательно либо в мыслях, либо в словах кого-то осуждаем, унижаем. Причем настолько к этому привыкли, что нам это даже не кажется грехом. И вот, когда сходятся два-три христианина, уже не Христос среди них, а ГРЕХ среди них! Потому что мгновенно у них начинается обсуждение и осуждение. Как будто бы им не о чем поговорить! Как будто им нечем поделиться добрым! Надо обязательно кого-то уязвлять, топтать и обличать...

 

Своим недостойным поведением мы соблазняем других людей, даем повод людям внешним, неверующим судить о нашей вере по нашим грехам. Это НАША ответственность! Тяжело мы будем отвечать за это недостойное свидетельство...

Нет большей цели, нет большего счастья в жизни человека, чем послужить Богу. И вот, свидетельствуя о вере всем своим обликом и своим поведением мы служим Богу. Неужели мы откажемся от этого служения?

Когда наступает Пост, всякий, кто в состоянии поститься, должен это делать, потому что на этом воспитывается человек. Воспитывается его твердость духа. Кто здоров, кто в состоянии, всегда должен держаться Поста.

 

Великий пост — время покаяния, время замечательное, святое, время очищения.

 

Но сами себя мы очистить не можем — только сила Божия очищает нас. Сам Господь дает это, сила Божия дает, и вот к ней надо быть открытым!

 

Мы должны молиться, чтобы Он нас встретил на нашем пути, на темном пути, и чтобы все у нас в жизни преобразилось.

 

Может быть эта Встреча уже была, может быть она была не раз, но мы не обращали внимания и проходили мимо — вялые, сонные, унылые, усталые. Вспомним обо всем, когда мы все это пропустили, когда мы этой Встречи не заметили, когда стук Его не услышали, дверь не открыли, в дом Его свой не впустили.

Господи прости нас...

 

_________________

 

 

IV

 

Третья воскресенье подготовительного периода.

(Неделя о Страшном суде)

 

Вселенская родительская суббота

 

Святая Четыредесятница, Великий Пост — это время для нас драгоценное, потому что мы можем (те из нас, кто действительно потрудиться) как бы заново родиться, очиститься вторым крещением, которое называется Покаянием. И перед началом Великого Поста, вступая на путь Четыредесятницы, мы просим друг у друга прощение, мы каемся друг перед другом в тех винах, вольных и невольных, которые мы чувствуем друг перед другом.

А вот сегодня мы с вами молимся об усопших, и давайте также у них попросим прощение, потому что они все знают и все чувствуют, у них остается и горечь и сострадание к нам. Вспомним сегодня всех, начиная от родной матери, отца, ушедших близких — для них будет радостью, если мы сегодня примиримся с ними и сегодня попросим у них прощения. Вспомним все то, чем мы были перед ними виноваты. Вспомним, не побоимся, наша память часто от нас куда-то прячет то дурное, что нам не хочется припоминать, но вот сегодня в знак покаяния и примирения будем не только просить прощения у Господа, но и у тех близких и далеких нам людей, с которыми жизнь нас сводила, которым мы причинили боль, обиду, вольное или невольное зло. Вспомним всех на протяжении всей жизни. Тогда наша с вами сегодняшняя молитва за них будет не напрасной. Она будет наполнена желанием по возможности исправить, искоренить, искупить те ошибки и грехи, которые были у нас против наших близких. И в той жизни, которая нам осталась, в те месяцы и годы, которые нам отпущены, мы, помня о сегодняшнем покаянии и о винах перед своими близкими, будем в будущем стремиться быть более осмотрительными, осторожными, чтобы не сеять зло, и не умножать зло, которого и без того так много в мире.

Помолимся о всех наших усопших, чтобы и они , очищенные, ушедшие от нас к Господу, в Царстве Вечного Света, чтобы они за нас сегодня вздохнули, за нас сегодня помолились, ожидающие нас, идущих по жизненному пути. Аминь.

 

 

_________________

 

 

 

Любовь Господня не перечеркивает правды Божией

 

И будет Он судить народы и обличит многие племена (Ис 2: 4)

 

Все предшествующие воскресные дни, подготавливая нас с вами к Великопостным неделям покаяния, как бы обращают наше особое внимание на бесконечное милосердие Божие. И Притча о блудном сыне, которую мы вспоминали неделю назад, и Притча об оправданном мытаре, который покаянием получил у Господа прощение, все это укрепляет нашу надежду, ограждает нас от уныния, напоминая, что неисчерпаема глубина Божия всепрощения.

Но сегодня Церковь говорит нам и о другом: о правде Божией, о суде Божием, ибо любовь Господня не перечеркивает правды Божией. Всякое проявление зла, всякое проявление неправды в мире оскорбляет Божественную правду, хотя и не так, как оскорбляется человек. Когда мы читаем в Писании как бы непонятные и странные для нас слова о гневе Божием, не нужно думать, что этот гнев подобен гневу раздраженного, рассердившегося человека, не нужно думать, что здесь есть что-то общее с нашим злом, с нашими грехами, с нашими страстями. Ибо гнев Божий — это несовместимость чистоты, света, правды Божией с нашей тьмой.

Когда извергается вулкан, огнедышащая гора выбрасывает из себя тонны расплавленного камня и металла. Вся эта огненная река катится вниз, и бывает, что она достигает озера небольшого, или пересекает реку. Тогда в одно мгновение происходит как бы взрыв, вся вода, соприкасаясь с этой раскаленной лавой испаряется и взлетает вверх, потому что она соприкоснулась с самим огнем, который ее тут же превратил в пар.

Подобно этому и правда Божия, когда Господь касается мира — она не может оставаться спокойной. Вот где гнев Божий! Как бы некий взрыв происходит при встрече нашей тьмы и нашей неправды с Божьим светом.

Именно поэтому Господь умален в этом мире, именно поэтому Он как бы скрыл от нас Свою силу.

 

В Священном Писании есть замечательное место, когда Ветхозаветная Церковь, народ Израильский, идет по пустыне, и Господь говорит: «Я иду вдали от них, сопровождая их, чтобы Мне не истребить их всех». Почему? Потому что Господь есть огонь попаляющий, который человеческое недостоинство рядом с Собой превращает в дым и пар!

Ни одна капля зла в мире, существовавшая от начала истории человеческого рода, не может быть как бы перечеркнута и изглажена. Всякое зло есть восстание против Бога! Как говорит Писание: «Кровь убитых вопиет к небу».

Но теперь давайте себе представим, сколько такого зла совершалось за все века, за все тысячи лет жизни человечества? Сколько было пролито слез, крови, сколько было совершено несправедливостей, жестокости, всяческого оскорбления Божией правды?

Если бы каждый такой грех был бы с малую песчинку, то поднялась бы необозримая глазами туча песка, которая закрыла бы само небо. Что же мы думаем, что правда Божия останется безучастной, что Господь встречает зло равнодушно?

Нет! Мы знаем, что Он есть Бог правды, и что каждое совершаемое зло есть вызов Ему. Если бы Он приблизился и посетил этот мир — в один миг мы все были бы истреблены, потому что мы недостойны тех даров, которые Господь нам дал.

Но Он хочет, чтобы мы нашли ВЕРНЫЙ путь, чтобы мы все-таки ОПОМНИЛИСЬ, чтобы род человеческий получил время для ПОКАЯНИЯ, чтобы каждый из нас мог найти дорогу к СПАСЕНИЮ. И для этого Он Сам приходит на землю, для этого Он Сам остается на Земле, и вместе со страдающими страдает и сегодня, как Он страдал тогда на Голгофе...

 

И все-таки, когда Он пришел, Он сказал: «Ныне суд миру сему». Значит, тогда, когда Его истина, Его учение, Его Божественная личность явилась перед людьми, уже тогда настал суд для людей, потому что они должны были выбирать между правдой Божией и собственными грехами, своим самодовольством, своей суетностью, своей гордостью и многим другим, что отрывает и отвлекает человека от Бога. Самый большой и самый страшный суд начался в тот день, когда Господь явился перед народом и сказал свои первые слова: «покайтесь, приблизилось Царство Божие». Вот это и есть начало Суда, который продолжает длиться и совершаться с каждым из нас.

Вы все знаете слова «Господь посетил». Что это значит? Это может означать тяжелое испытание или выбор пути. Страшный суд постигает нас уже сегодня и здесь! Возьмем в пример Иуду. Для него Страшный суд наступил в тот миг, когда он колебался — отойти ему от Господа или нет. И, может быть, отойти просто, или же предать Его. В тот момент на весах была взвешена вся его жизнь, все его дела. Так и мы, когда оказываемся перед лицом опасности, испытания, выбора, трудности, болезни, горя какого-нибудь — это и есть наш суд — он уже наступил. Ибо Господь стоит в этот момент и ждет, как мы поступим — пойдем ли мы к Нему или мы откатимся назад.

Он есть наш Страшный суд, потому что тут все взвешивается, вся наша жизнь, стоит ли она того, чтобы действительно назвать ее жизнью человеческой, или все было напрасно?

И также великое испытание ожидает каждого из нас в конце нашего земного пути, потому что, когда человек умирает, мир для него кончается, наступает КОНЕЦ мира. Многие говорят, когда еще будет Конец мира?! Но для нас он наступит очень скоро! Для нас он наступит в тот момент, когда мы закроем глаза на своем смертном одре!

И тогда наступит наш первый, как называют в богословии, частный суд, суд каждого лица. Тогда перед нами развернется, как на картине, все то, что мы с вами делали. Все то, что мы прятали от других, скрывали, может быть даже от себя. Ничто не сможет укрыться от этого света, который проникает в глубину нашего существа. Не только наши поступки, но даже и отдаленные последствия наших поступков — нам все станет ЯСНО!

Это будет суд над нашей душой и над нашей жизнью. И он каждого постигнет. Мы все его должны ожидать. Господь говорит: «Бодрствуйте, готовьтесь! Эта жизнь для вас поле, на котором вы должны усилить и укрепить дарованные вам способности, силы, добро.»

 

_________________

 

Преступление заповеди Божией является причиной всякой смерти и для души и для тела, и той, которая бывает в сем веке и той, которую составит другая нескончаемая мука.

Как отделение души от тела есть смерть тела, так отделение Бога от души есть смерть души... Имеющие ум должны избегать такой смерти и страшиться. Для добромудрствующих она страшнее самой муки геенской.

св. Григорий Палама

 

Мир находится в состоянии дремоты, греховного сна, спит, Будит его Бог войнами, моровыми поветриями, пожарами, бурями сокрушительными, землетрясениями, наводнениями, неурожаями.

св.. Иоанн Кронштадтский

 

Что же мы можем заключить из всего сказанного? Вот что: мы должны непрестанно просить у Бога отвращение ко греху, избегать поводов к нему и не забывать, что осужденные горят и плачут в аду лишь потому, что они не раскаялись в своих грехах на этом свете и не захотели их оставить. Нет, как ни велики жертвы, которые мы должны принести, мысль о них не должна нас удерживать: на этом свете необходимо бороться, страдать и стонать, если мы хотим обрести честь славить Бога в вечности.

св. Ж. М. Вианней

 

 

_____________________

 

 

Критерий суда

 

Господь судит народы Суди меня, Господи, по правде моей и по непорочности моей во мне (Пс. 7:9)

 

Да, мы знаем слово Божие, ибо Господь к нам обратился и все нам сказал. И теперь от нас зависит, идти за Ним, или же изменять Ему в грехе. Но нас смущает мысль, как быть с другими людьми? С нашими родными, друзьями, с теми многочисленными людьми, которые просто не знают Бога? С миллионами людей, которые живут в странах, где имя Христово не упоминается? Неужели Господь их всех обрек на беспощадный суд? Виновны ли они, скажем, в том, что родились мусульманами и не знают Христа? А ведь их почти триста миллионов. Как справедливость Божия здесь восторжествует? И как бы косвенный ответ дается нам в сегодняшней притче о судье, который разделяет человеческий род на два стана — на овец и на козлищ. Этот образ Господь взял из пастушеской жизни. Овцы обычно на востоке светлые, а козы — черные. И вот перед стрижкой пастухи проходили по стаду, где были смешены черные козы и белые овцы, и разделяли их направо и налево. И чтобы было понятно слушателям, Господь так им говорит: «Придет царь и разделит всех, как овец и козлищ отделяет пастух».

 

Конечно, у нас в душе есть и овцы и козлища — свет и тьма. Но Господь пройдет в душах, чтобы истреблять зло, Он будет истреблять зло в душе каждого из нас. И что же у кого останется? Некоторые настолько будут полны зла, что у них может быть ничего не останется больше в сердце. Но какое же самое главное требование на этом Суде? Самое главное требование может понять любой человек. Добрые дела — вот критерий, по которому будет судится каждый.

В мире много и знаний и сил, и того и другого. Но что нам дороже всего? Доброта! Чего меньше всего на свете? Как раз доброты. Вы знаете, что и в семье, и в доме, и среди людей там, где они работают, больше всего люди нуждаются в доброте.

И больницах, в пути, всюду, где бы человек не находился, что ему дороже всего? ДОБРОТА. Вот по ней нас Господь и будет судить...

 

В притче, когда приходят люди и говорят Господу: «не Твоим ли именем мы чудеса совершали?», Он отвечает им: «Я не знаю вас. Отойдите от Меня, делающие беззакония. Не всякий говорящий Мне «Господи, Господи,» войдет в Царство Небесное».

Значит, прежде всего Он будет судить нас по НАШИМ ДЕЛАМ. И это касается всех людей. Всех! Если человек не знал закона Божьего, не знал имени Христова, он, быть может, не зная того исполнял волю Божию, как подсказывала ему его совесть. И апостол Иоанн говорит нам в своем послании о том, что означает доброта, любовь человеческая: «Любовь, — говорит апостол, — до того совершенства достигает в нас, может так нас поднять, что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступаем в мире сем как Он, как Господь».

И вот в день суда, человек, если он следовал Голосу Божью и голосу своей совести, если он поступал так как Господь (а Господь отдавал себя на Кресте!), если и он отдавал себя, тогда он имеет дерзновение на суде.

«В любви, — говорит апостол великие слова, — нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх.» Человек, который любит Бога и любит окружающих его людей, не вообще людей, «там за морем», а вот тех людей, которые рядом с ним, он постепенно освобождается от страха перед злом. Совершенная любовь изгоняет страх. И тогда Страшный суд, Посещение Господне будет для нас призывом трудиться, бодрствовать. Тогда для нас вместе со страхом не выполнить волю Божию, придет и радость от того, что Господь нас посетил. Тогда Его посещение будет для нас светом, и будет это не когда-нибудь, когда кончится мир, не тогда, когда мы умрем, а уже сейчас, уже в этой жизни. Как Бог судит нас в этой жизни, как Он ставит нас перед выбором в этой жизни, так Он приходит к нам уже в этой нашей земной жизни. Аминь.

 

_________________

Кто подал милостыню сотне нуждающимся, но имея возможность дать и другим, накормить и напоить многих, — отказал умолявшим его и вопиявшим к нему, тот будет судим от Христа, как не напитавший Его. Потому что и в этих всех Он есть тот же самый, Которого питаем мы в каждом из бедных.

Кто ныне всем нуждающимся все потребное для тела доставил, тот, если завтра, имея возможность тоже сделать, будет нерадеть о некоторых братиях и оставит их умирать с голода и жажды и холода, — Того Самого оставил умирать, Того Самого презрел, Кто сказал: «Что вы сделали одному из братьев Моих меньших, то сделали Мне».(Мф 25, 40)

преп. Симеон Новый Богослов.

 

 

_________________

 

 

Суд и ответственность

 

Суд над миром продолжается каждый день и каждый час. Но особенно судимы не те люди, которые вне Церкви находятся, особенно судимы МЫ. Больше всего судимы, потому что не спросит Бог с незнающих, не спросит с неведующих, а спросит с нас, здесь стоящих. Потому что как говорит нам Слово Божие, «кому много дано с того много и спросится».

То, что мы пришли в храм Божий, это не наша заслуга, а наша ответственность. Вдвое, втрое, вдесятеро больше отвечаем мы теперь перед Богом и перед своей совестью. А если мы, дети Божии, поступаем хуже детей мира, то подумайте, каким будет для нас этот Суд? Что нам скажет Господь? Он скажет:» Вы зря приходили пред лицом Моим, вы зря считали себя христианами, вы были язычниками и хулили имя Божие. Отойдите от меня проклятые, потому что вы не творили воли Моей.» Вот что скажет Господь и не через тысячу лет, а сегодня.

 

Иногда нам кажется, как жестоко говорит Господь в Писании:»Отойдите от Меня проклятые». Да. Есть благословение и есть проклятие. Благословение значит жизнь с Богом, а проклятие — жизнь вне Бога. Если мы с вами жили так, что у нас только на устах было имя Божие, а сами поступали как предатели имени Божьего, как враги имени Христова, как те, которые не желают совершать Его волю, разве мы тем самым себя не отделили, не отрезали, не отбросили? Разве не оказались мы среди тех, кому сказано «Отойдите от Меня все делающие беззакония»?

 

Суд — это прикосновение к Нему, Суд — это близость к Нему, это и страшно и радостно. Потому что от Него идет указание, в какую сторону повернуть нам русло нашей жизни. Суд — это очищение нашей совести, возрождение того, что в нас было покрыто грязью, землей, песком, нашей собственной человеческой немощью и нашим грехом.

Когда приближается время Великого поста, для нас это тоже время Суда, но суда Божественного — беспристрастного, но благословенного, потому что этот Суд очищает нас. Господь сказал, что Он пришел не погубить но спасти, значит, в этом суде Божием есть и наша с вами надежда: надежда великая на милость Божию, на спасающую силу нашего Господа.

 

_________________

 

 

Страшная истина. Нераскаянные грешники после смерти теряют всякую возможность измениться к лучшему и, значит, неизменно остаются преданными вечным мучениям (грех не может не мучать). Чем доказать это? Это с очевидностью доказывается настоящим состоянием некоторых грешников и свойством самого греха — держать человека в плену своем и заграждать ему все исходы. Кто не знает, как трудно без особенной благодати Божией обратиться грешнику с любимого им пути греха на путь добродетели! Как глубоко грех пускает в сердце грешника и во всем существе его корни свои, как он дает грешнику свое зрение, которое видит вещи совсем иначе, чем как они есть в существе своем, представляясь ему в каком-то обаятельном виде. Потому мы видим, что грешники весьма часто и не думают о своем обращении и не считают себя великими грешниками, потому что самолюбие и гордость ослепляют им глаза; если же почитают себя грешниками, то предаются адскому отчаянию, которое разливает глубокий мрак в их уме и сильно ожесточает их сердце. Если бы не благодать Божия, кто бы из грешников обратился к Богу, так как свойство греха -омрачать нас, связывать нас по рукам и по ногам. Но время и место для действия благодати — только здесь; после смерти — только молитвы Церкви и то на раскаянных грешников могут действовать, на тех, у которых есть приемлемость в душах, свет добрых дел, унесенных ими из этой жизни, к которому может привиться благодать Божия или благодатные молитвы Церкви. Нераскаянные грешники — несомненные сыны погибели.

 

 Никто да не думает, что грех есть нечто маловажное; нет, грех страшное зло, убивающее душу ныне и в будущем веке. Грешник в будущем веке связывается по рукам и по ногам (говорится о душе) и ввергается во тьму кромешную, как говорит Спаситель: связав ему руки и ноги, бросьте во тьму внешнюю, т. е. он совершенно теряет свободу всех сил душевных, и, будучи создан для свободной деятельности, терпит через это какую-то убийственную бездейственность для всякого добра: в душе сознает грешник свои силы и в то же время чувствует, что силы его связаны нерасторжимыми какими-то цепями. «В узах греха своего он содержится» (Притч. 5, 22)

св. Иоанн Кронштадтский.

 

 

 

_________________

 

 

Почему нам страшно?

 

Почему мы называем этот суд Страшным? Потому что действительно, страшно нам бывает заглянуть в собственную душу, оглянуться на пройденный жизненный путь.

 

Страшно оттого, что так много было упущено, так много было потеряно, так много было сделано не так. Страшно потому что ушли люди, умерли люди, к которым мы были равнодушны, жестоки, грубы. Может быть никогда уже не повторится такое положение в жизни, когда мы могли сделать что-то хорошее. Мы это упустили, как бы прозевали свое время.

Страшно оттого, что мы все сознаем свою духовную и душевную слабость. Страшно, когда нам хочется сопротивляться греху и оказывается, что у нас нет для этого сил.

Страшен не Господь, а именно наш грех.

 

Люди в прошлом часто думали, что конец мира вот-вот произойдет, что конец мира близко. Но проходили и сотни и даже тысячи лет, а этого не было. Что же, эти люди все время находились в заблуждении? Нет, они были в чем-то правы. И те, кто жил сто лет назад, и тысячи лет назад и две тысячи лет назад были правы!

Потому что именно в Евангелии говорится, что приблизилось Царство, что НЫНЕ суд миру сему. Царство здесь, теперь. Поэтому люди, которые ожидали суд с часу на час были правы духовно. Не потому что мир скоро кончится,- он может еще долго продлиться, — но потому что Суд УЖЕ присутствует в жизни людей, в жизни рода человеческого и в жизни каждого из нас.

 

Само Слово Божие, само Евангелие есть наш суд. Вы сами это знаете. Когда открываешь страницы запечатленного Слова Божия, и сравниваешь тот путь жизни, который там начертан, с тем, что у нас происходит в жизни, понимаешь, какой суровый суд произносит над нами Слово Божие, какой суровый приговор оно нам выносит.

 

Мы должны помнить, что именно «НЫНЕ суд миру сему». НЫНЕ суд каждому из нас. Что это означает? Это означает, что мы взвешены на весах уже сегодня. Зачем бы было Церкви отводить специальный день для размышлений о суде Божием, если бы он не был для нас важен уже сегодня?

 

Когда там мир кончится — для нас это неважно совсем. Мы знаем, что для нас жизненный путь кончится достаточно скоро. Но даже и это не так важно! А важна сегодняшняя наша жизнь. Потому что у нас сегодня еще есть возможность встать перед Богом и освятить свою жизнь Его светом.

_________________

 

 

 

 

 

 

 

Да будет так, как Я хочу, а не как ты». Вот какой державный голос Бога слышит всегда душа наша, падшая в грех и желающая выйти из состояния душевной греховной скорби. Да будет так как Я хочу: или принеси соразмерное греху покаяние в глубине сердца и возвратись на путь жизни, Мною указанный, или неси соответствующее греху наказание, от Моего правосудия определенное: иначе грех твой будет мучать тебя, как уклонение от законов Моих. И душа только тогда вкусит покой, когда действительно принесет в глубине сердца соответствующее греху раскаяние или же понесет должное от Бога наказание.

 

Бог наш есть Бог милости и щедрот и человеколюбия, а не Бог мучения и наказания. Мучения — плоды грехов наших и безплотных отступников от Бога. Потому, если ты скорбишь сердечно, вини в том единственно грех и диавола, а лучше себя, потому что и диавол не причинит тебе никакого зла, если не найдет в тебе ничего к чему бы можно было пристать.

св. Иоанн Кронштадтский.

 

_________________

 

Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет; потому что дела их были злы. Ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы. А поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны. (Иоанн 3: 19-21)

 

Осудим себя сейчас

 

Суд Божий — это нечеловеческий суд, это не беспристрастный суд по строгому закону, а суд Божий — особенный. Когда Господь с бесконечной любовью к каждому из нас дает нам увидеть себя в истинном свете.

Мы любим себя обманывать. Стараемся себя представить не такими, какие мы есть. Перед людьми, перед Богом и даже перед самими собой. Но есть моменты, когда нужно стать честными по отношению к себе, и тогда наступает суд...

 

Для нас он необходим, как очищение, как возвращение к себе, как первый шаг к тому, чтобы освободиться от того, что нашу душу омрачало, отяжеляло, уродовало, делало ее мелкой, не такой, какой хотел бы ее видеть Господь, создавший эту душу, вложивший ее в нас.

 

Как прекрасен образ Божий в человеке! И как мы успешно этот образ коверкаем, затемняем, почти уничтожаем.

 

Вспомним о тех моментах, когда наша душа была легкой, чистой, открытой, духовно свободной.

Когда нам было легко обращаться и к Богу и к людям.

Когда молитва также легко вылетала из нас, как доброжелательность по отношению к окружающему миру.

И как часто это теряется от тягот, от лет, от нашей немощи, от нашей лености и нашего нерадения.

 

Но хотя мы и слабы, ЕСТЬ для нас надежда, твердая надежда на то, что Господь нам может помочь. И эта надежда не обманет тех, кто действительно обратится к Господу.

 

А по человеческим меркам у нас надежды мало или почти совсем нет...

 

Некоторые из вас, наверное, пытались хотя бы один день никого не осуждать. Не получается! Хотя бы в мыслях, да что-то такое возникнет. Многие из вас пробовали научиться не обижаться. Или пытались научиться не говорить слов, которые уязвляют и обижают других. Но и это не получалось. Многие хотели в себе взрастить любовь, доброе отношения к окружающим людям, и это не выходило. Сердце оставалось окаменевшим. Наше собственная «Я» оказывалось важнее всего.

 

Хорошо еще, когда нам было противно, что мы лгали, но бывает так, что мы это делаем и нам даже противно не бывает. Все как бы привычно, как будто мы в этом зле живем, как рыба в воде.

 

_________________

 

 

 

С чего вообще начинается человек? С умения держать себя в руках. Ведь каждый знает, что взрослый человек должен управлять собой. Но мы подобны младенцам. Нами управляют наши страсти, наши впечатления, все что в нас кипит, клубится. Вот что является нашим руководителем. А вовсе не совесть и не разум.

 

... все у нас нечисто, корыстно, низменно. И так мы бьемся, бьемся, но ничего у нас не получается. А между тем, слово Божие всегда говорит истину. Оно нам обещает победу над злом, чистоту, свет, мудрость, Божью благодать.

 

Где же все это? Это все готовится для нас! Все это есть для нас! И вот перед лицом сегодняшнего Страшного суда для нас мы можем сказать:

 

«Господи, оправдаться перед Тобой мы не можем, очиститься перед Тобой мы не можем, мы только знаем, что очищение идет от Тебя, от Твоей благодати. Но как это очищение принять, как эту благодать усвоить для себя? Чтобы она вошла в сердце?»

 

Апостол нам говорит, может быть, словами не всегда понятными, но очень важными. Мы должны в них вникнуть. Он сказал:

«Кто умирает со Христом, и во Христе, тот с Ним и воскресает...

 

Нам всегда хочется в жизни покоя, благополучия, всего приятного и светлого. Это нормально, это естественно для человека и для любого другого живого существа. Но так не всегда бывает, это редкое состояние в нашей жизни. По большей части нам приходится что-то переносить, о чем-то тревожиться, чему-то огорчаться. И вот мы должны наши страдания, душевные, телесные, по обстоятельствам, сделать для себя Крестом, который мы будем нести вместе с нашим Господом.

 

«В терпении вашем стяжите души ваши» — говорит нам Писание. Пусть всякое боль, пусть всякое страдание будет для нас, как крест. Претерпевый до конца — тот спасен будет.

 

Мы должны сказать в себе: «Господи, вот, у меня есть то-то и то-то, что мне трудно перенести. Но я принимаю это не как наказание, а как крест. Это большая разница. Наказание и крест. Крест — это нести тяготу ради людей. Ибо Господь был распят ЗА НАС. Подумайте о том, что мы можем понести для своих ближних?

 

Если мы будем умирать на Кресте в том, что нам дается — в самоотвержении и в повседневном, небольшом терпении, здесь и начнется путь к Воскресению из мертвых.

Даже, когда это будет болезненно и тоскливо, ведь Господь на Кресте и страдал и тосковал смертельно! Но Он это принял добровольно, не потому что страдание есть добро, а потому что Он страдал для того, чтобы нас оживотворить, нас приблизить к Богу через Свое страдание.

 

Друг друга тяготы носите. Вот слова апостола. Вот это и есть Крест. Это один из важнейших моментов. Когда мы несем тяготу другого человека, мы в своем малом, земном, человеческом опыте распинаемся с Христом Спасителем. Тогда придет к нам и Воскресение. Тогда благодать коснется нас, и мы сможем пережить хотя бы ненадолго такую близость ко Христу Спасителю, которая сама по себе грех уничтожает. Сама по себе делает его безсильным...

 

Это не просто сопротивление нашей воли, не просто борьба с грехом, которая пытается его изгнать. Хотя такая борьба нужна, но, в общем, она окончательного плода дать не может, потому что (так бороться с грехом) это все равно, что косить траву: скосил, а она опять вырастает. А вот если мы ВНУТРЕННЕ, ДУХОВНО приобщаемся к Господу Иисусу, грехи УМИРАЮТ сами, ибо они не могут жить в огне любви Божией.

И половина из них просто будет уже настолько бессильна, что и бороться с ними будет ненужно. Вот это и есть тайна христианского Откровения о жизни.

Если мы этим путем не идем, то останавливаемся, кружим на одном месте. Тащим камень наверх, как в сказании про Сизифа, а он обратно скатывается, мы опять его тащим наверх, а он опять скатывается вниз, и так всю жизнь мы можем этот камень катать туда-сюда.

 

Значит, корень (греха) должен быть извлечен, корень нашего существа, который является самостью, эгоизмом. Если вместо этого корня мы сажаем другое дерево — Божье дерево, Христово дерево, если мы внимаем Его слову: «Кто хочет идти за Мной — ОТВЕРГНИСЬ себя», вот тогда мы себя по-настоящему найдем, тогда обретем ту самую свою личность, которую потеряли во всей этой суете, борьбе, в прениях, даже в борьбе с грехами, потому что будет действовать Господь, а не мы.

 

Вот почему апостол говорит нам: мы спасаемся только верой, потому что вера подставляет нас под исцеляющие лучи благодати. Все остальное ничтожно, все остальное бесполезно. Можно всю жизнь пытаться и ничего не сделать. Но если это будет, то все совершится в нашей жизни. И тогда мы скажем: «Да, действительно, Господи, вот что значит познать Тебя, что значит иметь блаженство и счастье здесь на земле и там на небе — всюду», ибо нет места, где не был бы с нами Господь.

_________________

 

 

Готовясь вступить на дорогу Великого поста, надо сегодня принять такое решение: Пусть Великий пост будет для нас не только временем воздержания в пищи, потому что этого недостаточно, ведь и человек, у которого больная печень, должен воздерживаться от пищи, и это ему не вменяется ни в какой подвиг. И человек, который занимается какой-то особенной работой или спортом, тоже воздерживается от пищи, и это не духовная заслуга — это развитие воли. Но пусть кроме этого будет у нас САМОЕ ГЛАВНОЕ.

 

Пусть каждый из вас вспомнит, даже запишет, все свои долги по отношению к матери, отцу, бабушке, родным, близким, нуждающимся друзьям, знакомым — всем, всем, кому мы должны.

И если вы знаете человека, который был всеми оставлен, брошен, одинок, болен, стар, и до него не доходили руки, хотя давно уже нужно было его посетить, что-то сделать для него — пусть все это произойдет вот этим Великим постом.

 

И если мы здесь внесем свою малую лепту, значит мы Господу принесем свою копеечку. Маленькую копеечку. Не нужно думать, что это будет какая-то заслуга — это копейка. Но Он примет ее как лепту вдовицы. Больше Ему ничего не надо, хотя бы эту маленькую жертву...

 

_________________

 

V

 

Четвертая воскресенье подготовительного периода

(Прощеное воскресенье)

 

Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш небесный; а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших. (Мф 6: 14-15)

 

Примириться со всеми

 

Сегодня святая Церковь открывает перед нами Евангелие, чтобы мы услышали слова о прощении. Вступая в первые дни Великого Поста, взывая к нашему Создателю, прося у Него прощения в своих грехах, как можем мы не простить нашим близким? Как можем мы не помириться с теми, с кем у нас возникали огорчения и были взаимные тяжкие упреки.

Господь учит нас ПРОЩАТЬ. Это так трудно! Но если бы это было легко человеку, то не было бы заповеди о прощении. Мы знаем, что за зло всегда воздается злом, что все в мире в конце концов получает свое воздаяние. Каждое человеческое слово, мысль, действие — все рано или поздно получит свое возмездие. И этот закон непреложный. Но мы, когда стоим перед крестом Христа Спасителя, не говорим Ему: «Воздай нам должное», а говорим: «Прости нас! Помилуй нас», потому что мы все знаем и понимаем хорошо, что если бы Господь только по одной правде, только по одной справедливости судил бы нас, то не устояла бы перед Ним никакая плоть. Поэтому мы и молим о снисхождении. Поэтому мы в Его бесконечном прощении находим жизнь. Мы живем только благодаря тому, что Господь нас еще терпит и нас прощает. Надо это хорошенько понять и почувствовать, что на самом деле мы заслужили самую суровую кару.

Итак, Бог долготерпелив и многомилостив, как называет Его Писание. И Он хочет, чтобы человек тоже научился у Него быть таким.

Есть в Молитве Господней слова, которые мы произносим ежедневно: «И остави нам долги наши, как и мы оставляем должником нашим». Эти слова нам напоминают о главном долге — умении прощать.

Живя друг с другом мы часто наносим друг другу обиды, приносим огорчения, и то, что на сердце человека ложится тяжесть, озлобление, темные, злые чувства, часто вполне понятные, это естественно. А Господь призывает нас к тому, чтобы мы были подобны Ему — учились прощать!

Вы наверное слышали такое слово «Кровная месть». Вот, в горах до сих пор некоторые народы блюдут этот старый и страшный обычай. Если когда-то много лет назад, один человек был убит, то родственники его обязательно должны пролить кровь любого человека из рода убийц. И так из поколения в поколение эта страшная месть преследует два рода, захватывая все больше и больше людей. И бывают случаи, когда целые поселки, целые деревни вымирали, потому что люди убивали друг друга, считая своим священным долгом отомстить. И так не только в горах было, а так во многих местах земли — во все времена — человек чувствовал необходимость воздать злом за зло. Но когда он воздавал злом за зло, он только мгновение торжествовал, а потом наступала тяжелая опустошенность. И он понимал, что ничего не свершилось доброго, только увеличилось зло.

И, вот, Господь призывает нас прервать эту кровавую нить мстительных чувств, которые нам всем хорошо знакомы и научиться прощать!

Трудная эта наука — прощать, но это БОЖЬЯ наука. И мы, слабые, уподобляемся нашему прощающему Творцу, Который строг, Который суров к нам, Который нам говорит о наших грехах, Который дает нам почувствовать всю тяжесть наказания и возмездия, но Который все-таки в конце концов прощает нас...

И вот в этом — величие, благородство человеческой души, что она способна в этом хотя бы немного уподобиться Богу.

 

Вот вам случай из недавнего прошлого, случай показывающий как высоко может подняться человек в чувстве прощения. В Америке в глухих лесах жило несколько проповедников слова Божия, миссионеров. И 10 — 15 лет назад они были убиты дикарями, которые сочли оскорблением, что те не приняли их подарков. Вдовы убитых проповедников слова Божия, наверное, по естественному человеческому чувству могли бы на всю жизнь возненавидеть этих диких людей, которые принесли смерть их мужьям. Но они остались в этой деревне, поселились в этих домах, в лесу, где жили их мужья и продолжали их дело, проповедуя Слово Божие. Вот какой великий пример умения прощать.

А во время минувшей войны был такой случай: один американский офицер попал в плен к японцам, и обращались с ним очень жестоко, его там мучили и издевались над ним. И он, находясь на краю тяжелой смерти, вдруг открыл для себя близость Божию. Раньше он был человеком равнодушным к Богу, а тут он вдруг почувствовал, что Господь его полюбил, и в этих страданиях он вдруг обрел настоящую и подлинную веру.

Когда кончилась война, он все-таки вернулся домой и стал проповедником слова Божия, служителем Евангелия. И вот, когда школа, в которой готовили таких служителей, распределяла каждому страну и город, где бы они могли заниматься преподаванием закона Божия, научением людей Евангелию, он выбрал Японию, то есть ту страну, где он претерпел самые жестокие муки. Эту страну он выбрал потому что сумел увидеть в своих палачах людей — людей страшных но и несчастных, людей, потерявших человеческий облик. И он верил, что если спасет хотя бы одного человека, приведет его к правде, то тем самым он сделает огромное дело для своих мучителей.

Но мало того, когда он после войны приехал в Японию, и стал в этой Церкви трудиться, он встретил одного из своих тюремщиков, который узнал его в лицо. Этот тюремщик думал, что проповедник будет его преследовать, что он будет стараться причинить ему зло. Но этот человек, переживший перелом и потрясения в своей жизни, сумел своей верой заразить своего палача, сумел изменить его жизнь, и тот стал одним из самых преданных, самых верных его помощников. Это была победа, одержанная над душой, которая была во власти сатаны. Проповедник вручил Господу его душу — вот, какова сила прощения христианского.

 

Прощение — это не слабость, это не расслабленность души, а великая сила, которую человек едва ли может получить без помощи Божией.

Нам с вами не приходится вступать на такие трудные рубежи. Нам надо только одно — хотя бы научиться не носить в себе мстительных чувств. Вспомните, как часто многие из вас приходят на исповедь и говорят: «Чем мне отплатить моей соседке?» Много раз я слышал такие слова. Чувства понятные, но мы будем смотреть на нашего Господа и брать у Него пример, у Него, Который, когда Его распинали, молился за своих палачей, говоря: «Отче прости им, ибо не знают что творят.»

Итак, дни покаяния, дни, когда мы взываем к Господу о прощении, пусть будут для нас также днями, когда мы постараемся собрать все силы своей души, чтобы простить нашим должникам, простить нашим врагам, простить тем, кто нам причинил обиду, кто причинил нам зло, пожалеть их ( ибо они во власти зла), и помолиться о них. Аминь.

 

_________________

 

 

Прощение смывает последствия прежних обид и очищает от греха наше прошлое. Для того же, чтобы и будущее наше охранить от греха, должно обратиться к самой его причине. Причина же всякого зла в нас не что-нибудь случайное и внешнее, не то или другое дело или событие, а сама наша испорченная Природа, унаследованная нами от первобытного человека. В глубине нашего существа, в самой основе нашей души, иногда для нас вполне несознаваемо таится и скрыто действует сила первородного греха, — сила темная, безумная и злая. Это и есть та самая сила, которая отделяет нас от всего и от всех, замыкает, нас в самих себе, делает непроницаемыми и непрозрачными; она есть сила бессмысленная и начало всякого безумия, ибо, отделяя нас от всего, она разрывает для нас всякую связь с миром Божиим, лишает нас общения со всем и закрывает от нас то наше истинное отношение ко всему, которое составляет разумный смысл нашей жизни. Отделенные от этого смысла, вырванные из общего мира Божия, повинуясь этой темной силе, мы воображаем для себя свой собственный особый мир, и, принимая это воображение за действительность, впадаем в безумие.

Вл. Соловьев. Духовные основы жизни.

 

_________________

 

 

«Когда стоите на молитве, прощайте, если, что имеете на кого, дабы и Отец ваш небесный простил вам согрешения ваши» (Мк 11: 25-26)

 

Золотое правило

 

Подумаете о своей семейной жизни, о своих трудах там, где вы работаете, вообще о жизни: может ли человек жить, не прощая тех, кто как-то его обидел или ущемил? Если это так будет, то зло окончательно воцарится в наших сердцах, в наших семьях, в наших домах, в нашей жизни. Потому что мы все несовершенные люди, мы все можем причинить друг другу боль, обиду, огорчение, словом, поступком. И единственный способ над этим подняться, освободиться от бремени обид, от этих шрамов, которые есть на сердце, это уметь простить, перечеркнуть, забыть.

Но как это сделать? И Господь дает нам прямой ответ на этот вопрос: «Молитесь за обидевших вас». Кто причинил вам зло, пусть будет первым среди имен, о которых вы возносите молитву. И вы почувствуете, что ваше сердце приближается к Богу и что вы становитесь выше этого зла.

_________________

 

Если и все законы одинаково необходимы нам, но более всех тот, который повелевает не иметь ни с кем вражды, и не оставаться навсегда во гневе, но тотчас примиряться. Вот почему Бог постоянно внушает так: «зла друг против друга не мыслите в сердце вашем». (Зах. 7, 10) и «Никто из вас да не мыслит в сердце своем зла против ближнего своего» (Зах. 8,17) Не сказал «только оставь», но «и в уме не имей, и не помышляй, оставь весь гнев, истреби эту болезнь».

 

Бог ничего так не ненавидит и не отвращается, как человека злопамятного и постоянно питающего в душе своей вражду к ближним. Так гибелен этот грех, что отвращает от нас Божие человеколюбие! Посему Господь сказал: «Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш небесный» (Мф. 6,14) Не будем же думать, будто мы, прощая ближнему, ему оказываем благодеяние, или великую милость; нет, мы сами тогда получаем благодеяние, сами для себя извлекаем отсюда великую пользу.

Св. Иоанн Златоуст

 

Должно прощать тому, кто нас обидел, зная, что воздаяние за прощение обид превосходит воздаяние всякой иной добродетели. А если мы не можем сего сделать, по причине возобладавшего над нами греха, то должны при бдении и злострадании молить Бога, чтобы Он умилосердился над нами и подал нам таковую силу.

Св. Марк Подвижник

 

Знай, что оставлять грехи должникам принадлежит к делам правды. Тогда увидишь тишину и светлость повсюду в уме твоем.

Св. Исаак Сирианин

 

Не вменяй погрешностей ближнего, считай их, как бы их не было, за ничто! Мы — одно тело, и это тело греховное. Что обыкновеннее и легче в нас, как не грех? Мы как воздухом дышим ими. Но Господь, Глава телу Церкви, есть очищение их. Все предоставляй Главе, действующей вся во всех; а ты держись одной любви, ибо она одна непогрешима в нашей жизни (чистая любовь). Побеждай зло добром.

 

Об оставлении согрешений других молись так, как молишься об оставлении своих согрешений, когда они, поражая скорбью и теснотою душу твою, побуждают тебя с болезнованием, сокрушением сердца и со слезами умолять Бога о помиловании; равно и о спасении других молись так, как о своем собственном. Если достигнешь этого и обратишь это в навык, то получишь от Господа обилие даров духовных, даров Духа Святого, Который любит душу, сочувствующую спасению других...

Св. Иоанн Кронштадтский

 

Всегда надо поступать так, чтобы судить в пользу ближнего, и если дело имеет сто сторон — надо найти самую лучшую.

 

Св. Иосиф мог дурно подумать о Божией Матери, но он этого не сделал. Почему? Потому, отвечает Дух Святой, что он был праведен. Праведный человек, когда не может найти извинения ни самому делу, ни намерению того, кого он знает, как хорошего человека, отказывается от всякого осуждения и передает суждение Богу.

 

Распятый Спаситель не мог всецело оправдать дела тех, которые Его распинали, но Он смягчил злостность их намерения, указав на их неведение. Когда мы не можем извинить греха, сделаем его хотя бы достойным сострадания, приписав его неведению или немощи.

Св. Франциск Сальский

 

 

_________________

 

 

 

 

Идти к Отцу — значит идти к покаянию

 

Для всех нас время Великого поста это как бы напоминание о смерти. Мы всегда с вами торопимся, бежим куда-то, и забываем о том, что век человеческий недолог, и что нам вот в ЭТОЙ ЗЕМНОЙ ЖИЗНИ дано собрать свои сокровища в сердце — Божьи сокровища, Дух Божий!

Потому что, когда человек отправляется в дальний путь, он должен иметь с собой нечто, что бы поддерживало его, а после смерти тела нам еще предстоит дальний путь, прежде чем мы достигнем Света.

 

В этот дальний путь мы собираем запасы и сокровища именно в этой здешней, нашей, короткой жизни. Когда умирает кто-нибудь в нашей семье или среди наших друзей, для нас это служит напоминанием. А иные из нас стараются отмахнуться от этого, стараются об этом не думать. И даже в самый день похорон стремятся поскорее опять перейти к повседневным мелким житейским делам и продолжать существовать так, как будто бы у нас впереди еще сотни лет.

Но все у нас меряется по годам и столетиям и вот уже впереди — двухтысячный год. Скоро пойдет третье тысячелетие. Кто из нас тогда будет еще стоять здесь? А кто из нас уже отправится в тот дальний путь? Мы этого не знаем...

 

Такая мысль вовсе не вредна нам, вовсе не должна нас приводить в состояние уныния, угнетенности. А эта мысль мобилизует нас: мы должны ценить ДАР Божий и ВРЕМЯ, которое нам дано — каждый день, и может быть каждый час, и может быть каждую минуту, ведь мы ВСЕГДА перед лицом Божиим.

 

Великий пост служит здесь особого рода напоминанием. Как будто бы время останавливается, и нас всех призывают: оглянись на свою жизнь, оглянись на свои годы!

Горько будет для всех нас это оглядывание. Мало доброго мы увидим, зато, много низкого, гнусного, ничтожного, мерзкого. Но для того-то и существует это БЛАГОСЛОВЕННОЕ очищающее время, чтобы вовремя понять, вспомнить, принести Господу свое раскаяние и свою веру и свою надежду на то, что Его бесконечная любовь может все смыть и покрыть.

 

Разумеется, не мог бы отец из притчи о Блудном сыне обнять своего сына, если бы тот не вернулся. Не мог бы он дать ему новую одежду и надеть на его палец новый прекрасный перстень, не мог бы устроить в его честь пир, если бы тот каялся сидя перед корытом, где он свиней кормил, а к отцу не пошел...

Так вот, ИДТИ к Отцу — это значит прийти к покаянию. Это значит все пересмотреть, это значит принять какие-то решения, это значит научиться отличать важнейшее, главное, драгоценное, священное от второстепенного.

Вы скажете, что второстепенное часто играет в нашей жизни большую роль... Конечно играет. Я вовсе не говорю, что надо ходить в мечтаниях, не обращая внимания на свои повседневные дела и на свой житейский долг. Но, просто надо помнить, что ВЫСШЕЕ, БОЖЕСТВЕННОЕ, должно присутствовать с нами всегда — в обычном, житейском, повседневном.

Если человек, скажем, готовит пищу для членов своей семьи, это может стать для него просто обузой, это может стать тягостным обязательством, или напротив, кому-то может нравится, между тем и в этом обыкновенном действии можно внести Божье благословение глубоко в сердце, все делая перед лицом Божиим.

 

Я никогда не забуду писания одного монаха старинного, который жил много веков назад. Он приобрел чувство постоянного Божьего присутствия никаких особенных подвигов не совершая. Он не жил в какой-то пустыне, а работал всегда на монастырской кухне, и вот, это чувство Божьего присутствия пришло к нему именно тогда, когда он готовил пищу, когда он чистил картошку.

 

Значит нет таких наших обычных дел, которые бы нас уводили от Бога. Надо только учиться Его призывать на всяком месте...

И вот сейчас, в преддверии Поста, идя к Его Святой Чаше, мы просим у Него прощения и говорим:

 

Господи, путь этот Пост будет для нас школой Духа, пусть он нас укрепит, приблизит к Тебе, научит жить Духом, который бессмертен, чтобы мы не отдавали все разрушающемуся и смертному.

Прости нас Господи!

 

_________________

 

Добродетели прощать обиды препятствуют две страсти: тщеславие и сластолюбие, а потому прежде всего должно отречься от них в уме, и потом уже стараться о приобретении и этой добродетели.

Св. Марк Подвижник

 

При виде других больше всего должно избегать подозрительности, от которой происходит пагубное осуждение. Имею множество опытов, подтверждающих ту истину, что всякий судит о других по своему устроению.

св. Авва Дорофей

 

Непамятование зла есть знак истинного покаяния; а кто, помня зло, думает что проходит покаяние, тот похож на человека, во сне представляющего себя бегущим.

св. Иоанн Лествичник

 

Когда тебя охватывает чувство злобы к кому-либо, то представь себе, что и ты и он должны умереть, — и как перед этим станет ничтожна его вина и как неправа твоя злоба, как бы она ни была права формально.

о. А. Ельчанинов

 

Святые не знают ни ненависти, ни озлобленности; они все прощают и всегда считают, что заслуживают еще худшего за оскорбления, нанесенные ими благому Богу. Плохие же христиане мстительны. Если мы ненавидим ближнего своего, Бог обращает эту ненависть на нас же самих: эта стрела всегда направлена против нас. Я как-то сказал одному человеку: « Почему вы не желаете больше встречаться с этим человеком? Разве вы не хотите войти в Царство Небесное». — «Конечно, хочу, но постараюсь там быть подальше от него, чтобы мы не видели друг друга.» Об этом им не придется заботиться, дети мои, ибо врата небесные закрыты для ненависти. В Царстве Небесном нет злопамятности; поэтому кроткие и смиренные сердцем, принимая оскорбление и клевету с радостью или равнодушием, начинают уже здесь, на земле, наслаждаться райским блаженством.

св. Ж. М. Вианней

 

_________________

Нести с собой мир

 

Мы всегда должны начинать с молитвы. Но где наша молитва? Да нет ее! Какой-то лепет, шепот, повторение слов. Как редко мы с Тобой, Господи, встречаемся на настоящей молитве. Даже специально становясь перед иконой, открывая молитвенник, открывая Священное Писание, приходя в храм, готовясь к принятию Святых Тайн, мы пребываем в рассеянности...

 

Вот когда память смертная должна приходить к нам на ум.

 

Нам кажется, что какие-то наши дела и заботы важнее всего, но если мы вспомним, что нагими вышли из чрева матери и нагими вернемся из этой жизни, тогда мы поймем, что есть очень важные вещи, которые стоят впереди.

 

Но мы вечно терзаемся опасениями, страхами, тревогами. Нам кажется, что мир властвует над нами и его законы для нас непреложны...А на самом деле, что такое мир? Это как сон пролетающий. Сегодня это есть — завтра этого нет.

 

Господи, пусть этот Пост будет для нас школой Духа,

пусть он нас укрепит, приблизит к Тебе,

научит жить Духом, который бессмертен,

чтобы мы не отдавали свое сердце

разрушающемуся и смертному.

 

А наш трепет и страх от маловерия. Уныние — от маловерия. Отвращение к окружающему миру — от маловерия, от того, что мы далеки от Господа, ибо Он возлюбил мир так, что Сына Своего отдал, чтобы каждый из нас не погиб, но имел жизнь вечную.

Прости нас Господи, что Ты то нас любишь, а мы то друг друга любить не можем...

 

Прости нас Господи за наши дома, в которых у нас царит неприязнь, взаимные обиды, уничижение, нетерпение... Не можем друг друга потерпеть. Раздражительны, злобны, грубы. Не прислушиваемся ни к голосу близких, ни к голосу, который звучит в глубине нашей души, ни к голосу Божию, ни к чему мы не прислушиваемся, то есть живем на поверхности. В болтовне, в мелких мыслях, в мелких словах. Прости нас, Господи. Дай нам познать глубину.

 

Давайте постараемся этим постом выбирать в день хотя бы несколько минут для внутреннего покоя, чтобы была тишина, ведь как много у нас всегда шума, празднословия.

Прости нас, Господи за всякую клевету, ложь, обман, когда мы любили друг про друга плохо говорить, когда мы любили друг друга унижать, выискивать друг у друга грехи, как бы подсматривать друг за другом, со злорадством потирая руки, и думать: «а я все-таки повыше, а я не такая, не такой».

Поставьте себе задачу, хотя бы Постом, принести в свои семьи, свои дома спокойное, я бы даже сказал, вежливое отношение друг к другу, бережное отношение друг к другу. Чтобы царил мир.

Кто приходит домой и у него в сердце какая-то горечь, вместо того, чтобы набрасываться на своих близких, посвяти двадцать минут [прогулке], выйди из дома и пойди быстрым шагом, куда глаза глядят. Два километра туда — два обратно, когда возвращаешься домой, это уже немножко прошло...

Или взять казалось бы не такой великий грех — леность, вялость, однако недаром в старину на Руси говорили, что лень — мать всех пороков. Невинная вещь, казалось бы, лень, а из нее рождается очень много дурного. Нам лень и человеку помочь, и помолиться, и очень много другого... Вялость, сонность, косность. Так можно проспать всю жизнь...

Как это страшно! Вот в таком полусонном состоянии уйти из жизни и оказаться в вечности, когда в душе всего так мало — какая жалкая душа! Как бы обнаженная, замерзающая в пустых пространствах....

Господь нас учил любви, а что такое любовь? Это не просто какие-то чувствования в сердце, а это действия, и это, конечно, и сострадание, и ощущение другого как себя...Но мы часто были толстокожи, бесчувственны, грубы друг к другу, то есть чужая забота нас совершенно не трогала.

Вот теперь мы все видим, что мы не соответствуем званию христианскому. Не соответствуем... И поэтому, во время Литургии, которая есть благодарение, все давайте будем молиться:

 

Господи, Ты видишь, что мы не можем,

что мы не умеем,

что мы не способны,

Подай нам Дар Своего Духа,

чтобы мы все ожили,

чтобы мы смогли быть достойными Тебя христианами.

Господи, очисти и прости....

 

_________________

 

VI

 

Первое воскресенье Великого поста.

(неделя Торжества православия)

 

На другой день Иисус восхотел идти в Галилею, и находит Филиппа и говорит ему: иди за Мной. Филипп же был из Вифсаиды, из одного города с Андреем и Петром. Филипп находит Нафанаила и говорит ему: мы нашли Того, о Котором писали Моисей в законе и пророки, Иисуса, сына Иосифова, из Назарета. Но Нафанаил сказал ему: из Назарета может ли быть что доброе? Филипп говорит ему: пойди и посмотри. Иисус, увидев идущего к Нему Нафанаила, говорит о нем: вот подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства. Нафанаил говорит Ему: почему Ты знаешь меня? Иисус сказал ему в ответ: прежде нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницей, Я видел тебя. Нафанаил отвечал Ему: Равви! Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев. Иисус сказал ему в ответ: ты веришь, потому что Я тебе сказал: «Я видел тебя под смоковницею»; увидишь больше сего. И говорит ему: истинно, истинно говорю вам: отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих и Сыну Человеческому.

 (Ин 1: 43-51)

 

Торжествует Господь

 

Первое воскресение Великого поста называется «неделей Торжества Православия». Этот праздник был установлен после окончательного торжества христианской Церкви над многоразличными лжеучениями, расколами и ересями.

Торжество Православия празднуется Церковью также и потому, что мы верим, что несмотря на все испытания, искушения, несмотря на все трудности, вера Христова всегда будет духовно торжествовать в мире. Она торжествует и в своих мучениках и в своих подвижниках и в своих мудрецах и в рядовых членах Церкви. В тысячах людей торжествует вера Христова. Она торжествует тогда, когда человек обретает свет Евангелия на своем жизненном пути, она торжествует тогда, когда верующий во Христа служит в своей жизни добру. Она торжествует в нашей молитве, в нашем сердце. Торжествует Господь и в таинствах, когда мы с вами, утомленные трудами недели, приходим в храм. В таинствах Господь вновь среди нас, снова освещает нашу молитву Церковную, снова являет истинность Своих слов «Я с вами во все дни до скончания века».

Сегодня мы читаем Евангелие о первых апостолах Христовых, которые положили начало долгому пути, по которому идем и мы с вами. Когда они познали Христа, когда впервые в их сердца запала искра веры, они не стали эту искру прятать, но они говорили друг другу: мы нашли Мессию, значит, Христа. Андрей сказал Петру, Филипп сказал Нафанаилу, и так они передавали эту радостную весть друг другу, и вся Церковь стоит на том, что весть о Боге Спасителе передается от сердца к сердцу, от человека к человеку, от народа к народу, от страны к стране, от одного времени к другому времени.

Что было бы, если бы не эта чудесная преемственность передачи веры Христовой? В день Воскресения Христова было всего только пятьсот братьев, верующих во Христа, и они могли забыть о других, отвернуться от мира, радоваться в своей вере, в своей молитве, в своей святой Чаше и говорить между собой так: «Пусть погибает весь мир. Господь пришел к нам, мы спасенные, мы избранные, а все остальные обречены». Но нет! Они не стали так ни говорить, ни думать. Они потратили много сил, они сложили головы для того, чтобы другим рассказать о Христе, понести эту весть и засвидетельствовать! Сам Господь Иисус сказал: «Кто исповедует Меня перед родом сим, того и Я исповедую пред Отцом Моим небесным». Значит, каждый из нас, а не только апостолы, должен исповедовать Христа постоянно перед людьми, перед теми, с кем мы живем рядом.

Мы читаем в конце Деяний апостольских, что ап. Павел возвещал слово Христово в Риме, в языческой столице с раннего утра до позднего вечера. Он не щадил своих сил. Для чего? Почему он лишал себя покоя? Для того, чтобы хотя бы еще одна душа прибавилась к Церкви Христовой. И вот благодаря этому мы с вами имеем сокровища веры, сокровища, которые дал нам Господь через людей. Мы все получаем через людей! И такова воля Божия, что слово Христово, истина Христова, свет Христов и сами таинства передаются от человека к человеку.

 

Но мы с вами знаем, что каждый человек призван свидетельствовать о Христе так, как ему предначертано. Если апостолы могли проходить по городам и весям проповедуя Евангелие, то другие не имели этого дара. И что же вы думаете, разве они не свидетельствовали? Они свидетельствовали! Древний церковный писатель Тертулиан говорил, что язычники удивляются видя наших добродетельных, любящих, самоотверженных христианских женщин. Они удивляются видя мужество, стойкость, чистоту нравов, верность христиан. Вот свидетельство — безмолвное, без слов. Оно есть свидетельство жизни и дела. Это доступно каждому человеку, даже неграмотному. Жить по Евангелию, жить так, как нас учил Господь, и это будет свидетельство Его веры перед другими людьми. Больше того, это гораздо важнее слов, потому что слова могут расходиться с делом, а самое важное — это жизнь. И мы с вами сегодня можем принять участие в торжестве Православия, в торжестве Церкви Христовой. КАЖДЫЙ из нас может внести свою малую лепту в это торжество.

Наше усилие здесь заключается в том, чтобы присоединиться к Церкви Христовой не на слове, а на деле, в жизни своей, в поступках своих в отношениях друг к другу, в молитве к Богу, Который дает нам силы жить по Евангелию.

И вот тогда, когда мы с вами действительно захотим этого, тогда и будет совершаться с нами невозможное, то, что нам кажется по нашей слабости, по нашим грехам недоступным. Мы сможем одолевать свои слабости, мы сможем побеждать свои немощи, мы сможем бороться со своими грехами, потому что не человек это сделает, а Сам Господь, пришедший в мир, и в этом — торжество нашей веры, торжество нашей Церкви. Христос ПОБЕЖДАЕТ И СПАСАЕТ. Аминь.

_________________

 

Верою Моисей, по рождении, три месяца скрываем был родителями своими, ибо видели они, что дитя прекрасно, и не устрашились царского повеления. Верою Моисей, придя в возраст, отказался называться сыном дочери фараоновой; и лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное наслаждение, и поношение Христово почел большим для себя богатством, нежели Египетские сокровища. Ибо он взирал на воздаяние...

Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех, и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежащей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия. (Евр. 11: 23-26, 12 1-2)

 

Люди веры

 

Слово «торжество» связано с праздником и победой, с тем, что обычно у нас входит в представление о человеческих торжествах, и чтобы напомнить нам, что совсем не так торжествует вера, Церковь приводит нам слова из послания о людях веры. О людях, которые начиная с древних времен утверждали веру, полагали основание сообществам верующих, и каков был их путь. Апостол говорит, что эти люди, которые были бесценнее всего мира, подвергались постоянным опасностям, изгнаниям, были в пустынях, находились на краю смерти, но именно они и утверждали свою веру. Это говорит нам о том, что вера есть самое главное, что Господь ждет от нас. Если вы приходите к человеку, и приносите ему дары, если вы выражаете ему внешние знаки уважения и почтения, но он знает, что вы ему не доверяете, не верите, такого человека никакие знаки внимания не могут смягчить. Он понимает, что перед ним лицемерие. Точно также и Господь. Что бы мы не делали, если нет у нас доверия к Нему, нет веры, то мы никогда не услышим Его зовущего голоса и всегда будем стоять перед глухой стеной, потому что вера есть окно в Царство небесное.

 

Апостол приводит нам в пример Моисея, который верою подвигнулся на подвиг, на который призвал его Господь... И цари, и пророки, и судьи, и праведники, гонимые и скитавшиеся по пещерам и пропастям земным — все они выбрали веру. Не думайте, что торжество Ее только в великолепии внешнем. Конечно, когда вы приходите в Троице-Сергиеву Лавру и видите прекрасные соборы, дивные иконы и слышите чудный звон колоколов, который разносится благовестом по окрестностям, конечно, — это красота нашей веры и торжество ее. Но это все — внешнее, преходящее, разрушающееся: оно может быть уничтожено людьми, и временем.

А истинная вера и Дух Христов уничтожены быть не могут!. Люди Духа, такие, как преподобный Сергий и все святые Нового Завета, тоже являются облаком свидетелей. И мы снова скажем: «Нет, друг, не смотри на нас, слабых и немощных, а посмотри на этих святых, которые побеждали пытки, мучения, изгнания и унижения, которые свидетельствовали о Боге своей любовью к людям, своим служением людям, своим терпением великим, своей святостью, своей близостью к Богу — вот в них, святых, и есть торжество Церкви по всему миру, всегда и везде. И они нас учат, потому что они нам пример и учителя, но более всего учит нас пример Самого Спасителя. Поэтому и «Апостол» завершается словами великими: «С терпением будем проходить надлежащее нам поприще, взирая на Наставника и Учителя веры Иисуса». Аминь.

_________________

 

Мы знаем: что конец нашей природы есть смерть: «жало же смерти — грех, а сила греха — закон». Зная это, мы должны сверх путей природы и закона искать третьего пути, пути благодати и признать источник благодати, — Бога. Но для того, чтобы действительно стать на пути благодати, недостаточно признания ума, а нужен подвиг, т. е. внутреннее движение воли: человек должен внутренне подвигнуться для принятия в себя благодати или силы Божией. Это движение со стороны человека или его внутренний подвиг проходит три ступени: во-первых, человек должен почувствовать отвращение от зла, почувствовать и признать зло, как грех; во-вторых, он должен сделать внутреннее усилие, чтобы оттолкнуть от себя зло и отрешиться от него; и в-третьих, убедившись, что не может избавиться от зла собственными силами, он должен обратиться к Божьей помощи. Итак, для принятия благодати со стороны человека требуется: отвращение от нравственного зла, как греха, усилие от него избавиться и обращение к Богу.

Вл. Соловьев. Духовные основы жизни

_________________

 

Господь Иисус, сказавший: «просите и примите», да исполнит все прошения твои. Только приготовь дом свой, тщательно очистив его, для принятия Божиих дарований. Они сохранными пребывают только в очищенном доме, — и только там издают благоухание свое, где нет нечистоты. Кто вкушает их, тот делается чуждым ветхого человека, распятым для мира, как и мир для него, и живет всегда о Господе.

Свв. Варсонуфий и Иоанн

 

Как благодать на благодать людям после крещения дано покаяние; потому что покаяние есть второе возрождение от Бога.

Покаяние есть дверь милости; сею дверью входим в Божию милость, и кроме этого входа не обретешь милости.

Св. Исаак Сирианин

 

Всякая душа, не осоленная Св. Духом, непричастная небесной соли, то есть Божией силы, загнивает. и наполняется великим зловонием лукавых помыслов; почему лицо Божие отвращается от страшного смрада суетных помыслов тьмы и страстей, живущих в такой душе; движутся в ней злые и страшные черви, то есть лукавые духи и темные силы, питаются, гнездятся, пресмыкаются там, поядают и растлевают ее.

преп. Макарий Великий

 

Ныне люди стали гордыми и спасаются только скорбями и покаянием, а любви очень редко кто достигает. Великий Антоний сказал: «Я уже не боюсь Бога, но люблю Его», Так он сказал, потому что в душе его была большая благодать Святого Духа, Который свидетельствует эту любовь, и тогда душа не может сказать иначе. Но кто не имеет великой благодати, того Святые Отцы учат покаянию; и покаяние не далеко от любви, которая приходит по мере простоты и смирения духа.

преп. Силуан Афонский

 

Важна не «праведность» сама по себе, — праведны были и фарисеи, но ложной праведностью (основанной не на том, на чем надо, т. е. на любви, вере), праведностью наружной, надменной, ложной, трижды неправильной. Все добродетели без смирения ничто. Какова наша праведность, поскольку она у нас есть, — не совмещается ли она с грехом? Не формальна ли она, не тщеславна ли?

о. А. Ельчанинов

 

 

_________________

 

 

Знать свой недуг

 

Каждый из вас хорошо знает по своему опыту, что мы свое сердце очистить не можем, потому что из года в год, с одними и теми же грехами мы приходим на исповеди, которые нам, как в зеркале показывают, что мы не способны изменить ни свою жизнь, ни свое сердце.

 

Значит ли это, что для нас покаяние бесполезно? Значит ли это, что наша духовная жизнь нам ничего не дает? Нисколько не значит!

 

Наоборот, самое важное для излечения — это правильно определить болезнь, не воображать, будто ты здоров, но знать свой недуг, и искать средство.

 

А средство у нас только одно — прибегать к тому, что нас преображает и исцеляет — к Божественной благодати.

 

Больше того, все мы знаем, что если человек начинает приобретать формальную праведность, если он от того-то и от того-то отказался, какие-то грехи перестал совершать, но в сердце своем приобрел самодовольство, гордыню, успокоенность, если такой человек начинает считать себя праведником, то все его усилия оказались напрасными и тщетными.

 

Надо задуматься над словами, которые сказал Спаситель «Я пришел не к праведникам». Среди нас, на самом деле, нет праведников. Все одинаково грешники, одни больше, другие меньше. Как сказал апостол, «все под грехом».

Без этого чувства, без этого сознания, без этой мысли настоящими христианами мы быть НЕ МОЖЕМ.

 

Ибо есть только одно чудо — это чудо Божьего спасения, которое нам с вами дано, и другого спасения нет. Он Сам нас к Себе привлекает, приобщает, нас одухотворяет (всю нашу жизнь!), несмотря на то, что мы с вами грешны.

 

Но от нас, во-первых, требуется доверие этой благодатной силе Божией, которая нас к себе привлекает, и во-вторых — ЖЕЛАНИЕ. ВСЯ ВОЛЯ наша должна была направлена к этому.

Человек не может не грешить, но он МОЖЕТ хотеть не грешить, он МОЖЕТ к этому стремиться! Он МОЖЕТ любить Господа и любить святость.

 

Мы должны пробудить в себе волю к покаянию и нежелание грешить.

 

Вспомним о том, чем заполнены наши мысли и чувства во время молитвы. Какие у нас бывают в это время посторонние мысли. О чем это говорит? О том, что воля наша, сердце наше не прикованы к подножию Креста Господа.

 

Если нас что-то интересует в жизни, мы с ТАКИМ пристальным вниманием сердца к этому обращаемся, что нас оторвать невозможно, но малейший помысел, малейший звук, малейшая помеха нас СРАЗУ отвлекают от молитвы....

 

А есть ли у нас вера? Не знание, что Бог над нами существует, а глубокая, сердечная преданность Ему, такая, чтобы мы готовы были умереть, только бы дело Божие совершалось? Готовы были бы поставить Его на первое место, а себя на второе?

Такой веры в нас мало... У нас все наоборот. Мы сами на первом месте, а все Божие — на втором....

 

_________________

 

Испытывай себя чаще: куда зрят очи твоего сердца — к Богу ли и к жизни будущего века, к премирным, блаженными светоносным силам небесным и святым, водворенным на небесах, или — к миру, к земным благам: пище, питью, одежде, жилищу, к людям грешным и суетным и их занятиям? 0, если бы очи наши были всегда устремлены к Богу! А то мы только в нужде и в беде обращаем очи свои ко Господу, во время же благоденствия очи наши обращены к миру и суетным его делам. А что принесет мне, ты скажешь, это взирание ко Господу? Глубокий мир и спокойствие твоему сердцу, свет уму твоему, святое рвение воле твоей и избавление от сетей вражиих.

 

Сознание грехов потемняется — надо его прояснять; сердце, совесть засыпают, — надо их будить; воля тупеет, бездействует во время молитвы, богомыслия, созерцания, — надо ее поощрять, ленивую возбуждать к богоугодной, душеспасительной деятельности; уста закрываются и молчат, — надо их смело отверзать и говорить полезное; вообще, действовать совместно тремя силами души: умом, сердцем и волей!

 

Покаянию помогает сознание, память, воображение, чувство, воля. Как грешим всеми силами души, так и покаяние должно быть вседушевное. Покаяние только на словах без намерения исправления и без чувства сокрушения называется лицемерным...Исповедь должна быть сердечная, глубокая, полная.

Св. Иоанн Кронштадтский.

 

 

_________________

 

Виноваты мы перед Господом тем, что плохо знаем Слово Божие, Священное Писание. Мало углубляемся в Божий закон. И часто от этого происходят и недоразумения, и недоумения, и грехи. Потому что Слово Божие неисчерпаемо. Это глубина, а мы все думаем почитать его как обычную книжку. И ничего в нас не задерживается по-настоящему. А иногда, когда читаем, то вместо того, чтобы Дух Слова Божия понять, мы цепляемся за слова, иногда даже не понимая их как следует, вырывая их из живого тела Слова Божия.

 

Виноваты мы и тем, что в духовных делах наших, трудах духовных для нашей души мы бываем часто нерадивы. К этому относится и посещение храмов. Нам иногда надо заставлять себя. А ведь это НАМ нужно, НАМ необходимо. Каждый день, каждый месяц, каждый год — все у нас одно и тоже — обычная суета. И вот мы должны вырваться сюда, чтобы помолиться здесь вместе. Чтобы хотя бы этот час-полтора никуда не торопиться.

Но мы пренебрегаем, забываем, насколько драгоценен этот дар, что мы можем прийти и не торопясь постоять в храме, подумать, помолиться за близких, принять участие в Литургии, в таинстве, приобщиться Святых Тайн.

 

Господи прости нас грешных за то, что мы плохо готовимся к Таинству. Иногда накануне причастия вместо того, чтобы немножко собраться, сосредоточиться мы проводим время совершенно рассеянно. К исповеди готовимся плохо. Найти свои грехи — для нас нет большего труда. Хотя мы знаем отлично грехи наших ближних. И можем их все перечислить, а свои нам определить трудно...

Помните — грех имеет такую особенность: он прячется в глубине души, и когда ты пытаешься его вспомнить, он не дается, как будто провал в памяти. И это не случайно.

 

Виноваты мы перед Господом за маловерие. За маловерие ума, которое нас всегда преследует, когда мы придавали большое значение нападкам против веры. Они у нас как-то в сердце застревали. Но то, что идет от ума — умом же и разрушается.

 

Виноваты мы и сердечным маловерием. Когда мы в трудных обстоятельствах жизни начинаем роптать вместо того, чтобы всецело предаться Богу. Мы живем так, как будто бы Господь Бог с нами только в воскресение на Обедне, а остальное время мы живем вдали от Него. Сами по себе. А на самом деле нет места на земле, нет состояния человека, нет МИНУТЫ нашей жизни, когда бы Бог не мог быть призываем, и когда бы Он не находился рядом с нами.

 

Недаром апостол говорит, что Бог живет не в храмах рукотворных. Всюду находится Господь. Если вы трудитесь в своем доме, или там, где вам приходится работать, напоминайте себе, что и здесь вы можете молиться, и здесь Господь может оказаться рядом с вами, и вы МОЖЕТЕ ощутить это. Хотя это трудно и помех внешних много...

 

В суеверия? Даже люди грамотные, образованные, часто бывают к ним склонны. У кого из вас не было каких-то загадываний, или желаний проникнуть в будущее? Все это есть еще один вариант нашего маловерия!

Мы ищем ответов поближе — или в человеческой мудрости или в человеческой глупости, или в стихиях или в демонских силах, вместо того чтобы иметь одно спасение, которое нам дано, другого нет! Господи прости нас грешных.

 

Если бы люди по нас, по нашему поведению судили о нашей вере, чтобы они могли о ней подумать?

 

Люди всегда верят не словам, а делам. Они смотрят на нас, когда мы возвращаемся из храма, они ждут от нас, чтобы мы им принесли мир, спокойствие, доброту. А что мы приносим? — Озлобление, бранчливость, нетерпение, даже ненависть. И они думают, что мы получили все это в храме. И этот грех падает на НАС.

 

_______________

 

Молю я всех людей — прибегнем к покаянию, и тогда узрим милость Господню. А тех, кто видят видения и верят им, молю понять, что от этого у них является гордость и с нею сладость тщеславия, в котором нет смиренного духа покаяния, и в этом беда, ибо без смирения нельзя победить врагов.

 

Надо осудить в душе самого себя, но не отчаиваться в милосердии и любви Божией. Нужно стяжать смиренный и сокрушенный дух, тогда отойдут все помыслы и очистится ум. Но надо знать при этом свою меру, чтобы не перетрудить души. Изучи себя, и давай душе подвиг по силе ее.

преп. Силуан Афонский

 

Истинное раскаяние должно заключать в себе благое намерение, то есть твердое решение впредь не грешить. Нужно определенное волевое усилие, а не слабое желание исправиться; грехи не могут быть прощены, если от них не отказаться всей душой. Нами должно руководить то же чувство, что и Царем-Пророком: «Зри, как я люблю повеления Твои: по милости Твоей, Господи, оживи меня» (Пс. 118. 159). Сам Господь нам говорит: «Да оставит нечестивый путь свой и он помилован будет» (Ис 55. 7). Итак, на милосердие может надеяться лишь тот, кто от всего сердца навсегда отрекся от своих грехов, ибо Бог нас прощает в той мере, в какой искренне наше раскаяние и велики усилия, чтобы больше не впасть в грех. Кроме того, разве человек не лукавит перед Богом, прося прощение за грех, который намеревается опять совершить? — Но как отличить — скажете вы мне, — твердое намерение от слабого и недостаточного желания? — Если хотите это знать, то послушайте меня немножко, и я вам объясню. Твердое намерение можно определить тремя способами: во-первых, оно проявляется в изменении образа жизни; во-вторых, в стремлении избегать поводов ко греху и, в-третьих, в напряженном усилии исправиться и уничтожить дурные привычки.

Св. Ж. М. Вианней

 

 

 

_________________

 

 

 

Виноваты мы перед Тобой Господи за наше фарисейство, когда нам хотелось показать свою набожность, показать свое благочестие или похвастаться своими добрыми делами, чтобы люди нас одобрили...

 

Виноваты мы перед Тобой, Господи, за нечистоту нашего сердца, за помыслы лукавые, блудные и хульные. Из этой нечистоты вырастают потом блудные грехи, грехи плоти.

Плоть — есть огонь, который создал Бог. Если огонь находится там, где ему положено, он может обогревать дом, может служить человеку, но вырвавшийся наружу, он этот же самый дом сжигает и губит того же человека. Так и плоть, над которой мы должны всегда сохранять свою власть.

Это касается как молодых так и пожилых. Потому что демон блудный может смущать человека, хотя бы ему было и 80 лет. Годы тут ничего не значат...

 

Мы неблагодарны Господу за то, что Он нам дал так много. Почаще надо вспоминать о людях, которые сейчас живут далеко, в глуши. Которые лишены всего — ни храма не имеют, ни Евангелия не имеют, ни общения не имеют, вообще ничего не имеют. Мы же все имеем в избытке!

 

Господь дал нам здоровье, силы, молодость, ВРЕМЯ драгоценное, обстоятельства, книги, встречи, людей — все это те дары, которые Он нам посылает, которые мы имеем в избытке. Но как плохо мы ими распорядились... Господи прости нас грешных.

 

Неблагодарны мы и к людям, которые делали нам добро, начиная с родителей, к которым мы относились без уважения.

Если нет чувства (человек не волен в своем сердце), он должен хотя бы, как говорит нам Писание, отца и мать почитать, т.е. оказывать им уважение и делать для них все, что требует совесть и долг.

 

Виноваты мы перед Тобой, Господи и за то, что желали зла друг другу. Когда Господь говорит, что мы должны любить врагов, это ВЫСШАЯ ступень христианской жизни, и она не означает, что мы должны врагов любить также, как мы любим своих близких и дорогих нашему сердцу людей. А она означает, что мы должны даже врагам желать ДОБРА. ЖЕЛАТЬ ДОБРА... Простое доброжелательство — вот начало нашего пути. Но у нас и этого нет...

Итак, когда мы смотрим на наши мысли, на наши чувства, на наши поступки, они нас изобличают, что мы на самом деле язычники, а не христиане. И нам всем следовало бы как некогда людям, готовящимся к крещению, оглашенным, стоять в притворе и головы не поднимать, как мытарь. Но мы дерзаем подойти ко Кресту и Евангелию. Почему?

 

Потому что мы верим в СПАСАЮЩУЮ силу Господню. «Все могу, — говорит апостол, — об укрепляющем меня Иисусе»

 

Вот с этой надеждой, что Господь нас поддержит, что Он в нас вложит силы для борьбы с грехом, что Он нас будет преображать, что Он нас будет делать иными людьми, постепенно воздействуя на нашу жизнь, на наше сердце, на наш разум, что Он нас сегодня прощает и примеряет с Собой, вот с этой надеждой мы подходим к Кресту и к Евангелию прося у Господа искреннее прощение, как некогда блудный сын:

 

«Согрешили мы перед небом и перед Тобою,

и недостойны называться Твоими детьми, Господи.

Поэтому мы и говорим «рабы Божии»,

потому что Сынами Божьими, как Ты захотел,

мы называться недостойны...

 

Господу помолимся, Господи помилуй.

 

_________________

 

 

VII

 

Второе воскресенье Великого поста

(неделя святителя Григория Паламы)

 

Бог говорит в молчании

 

«Да молчит всякая плоть пред лицом Господа! Ибо Он поднимается от святого жилища Своего» (Зах 2: 13)

 

Второе воскресенье Великого Поста посвящено памяти святого Григория Паламы, византийского мистика, жившего в 14 веке. Это был один из крупнейших мыслителей поздней Византии, живший и учивший за несколько десятилетий до ее окончательного крушения. Григорий Палама был архиепископом крупного портового города Солонники, но в то же время он имел глубокую внутреннюю и жизненную связь с традицией восточных христианских подвижников, которые укрепились на горе Афон.

 

Эта гора отрезана от всего мира морем и скалами. Более тысячи лет там не живет никто, кроме монахов. Там были периоды духовного взлета, расцвета, когда создавались гениальные произведения глубокого искусства, писались великие произведения христианской мистики и подвижничества, но были там и периоды упадка, деградации, когда иконопись оказывалась на очень низком уровне, когда традиции средневековых мистиков забывались.

Когда в 18 веке в поисках духовной жизни русский святой Паисий Величковский приехал на Афон, он увидел, что большинство монахов даже не могло прочесть те книги, в которых были записаны изречения средневековых и античных мистиков христианства. Потому что книги эти были написаны на древнегреческом языке, который они уже не понимали. И Паисий, собрав упорным трудом множество изречений, издал первую русскую Филокалию, Добротолюбие, которая в 19 веке вышла и по-русски в переводе епископа Феофана.

Так, вот, святитель Григорий Палама был глубоко связан с тем направлением в Афонской миссии, которое называлось молчанием, исихазмом. Традиция молчальничества восходит к очень ранним временам, к первым насельникам египетских пустынь, жившим в 4 — 5 веках. У них были даже разработаны особые духовные упражнения для овладения духовной концентрацией, сосредоточенностью на молитве. В центре их внимания была царица молитв Востока — Иисусова молитва, краткая, но повторяемая множество раз. Возникло целое духовное направление, чья традиция и жизненная практика передавалась от живого человека к человеку. Хотя частично этот опыт был записан в том же Добротолюбии, но все-таки это не совсем то, что можно прочесть и легко усвоить.

Эта была и есть духовная традиция, требующая ЖИВОЙ нити. Но она была почти прервана, и Паисий Величковский был тем человеком, кто в 18 веке восстановил ее в России.

Так вот, в эпоху Григория Паламы, накануне крушения Православной Византийской империи возникли сомнения в подлинности духовного мистического опыта исихастов. Действительно ли они постигают Бога? Действительно ли они входят с Ним во внутренний контакт? Действительно ли внутренний свет, который называют светом Фаворским, то есть исходящим от преобразившегося Христа, действительно ли этот свет есть излияние силы Божией, или все это субъективное, тварное?

Один из богословов того времени, Варлаам, утверждал, что у человека нет права считать, что его внутренний мистический опыт реально свидетельствует о соприкосновении духа человека с Божеством. Эта дискуссия вылилась в так называемый спор о Фаворском свете. И Григорий Палама тогда отстоял истинный духовный православный опыт афонских подвижников. Он учил, что Бог действительно трансцендентен, т.е. запределен, абсолютно иноприроден миру. В своей глубине, Он стоит несоизмеримо выше тварного мира, но подобно тому, как Солнце, находясь в своем горниле далеко от земли, пронизывая все, простирает свои лучи на всю окружающую вселенную и согревает землю, подобно этому есть силы, которые непосредственно исходят от Творца, и через которые мы можем Его познавать. Григорий Палама называл эти силы энергиями Божиими. Таким образом, он учил о возможности, реальности непосредственной встречи человеческого духа с Духом Божественным.

 

Почему Великим Постом Церковь вторую неделю посвящает памяти именно Григория Паламы, защитника молчальников, исихастов? Потому, что именно в это время нам важно узнать и напомнить себе о молчании и безмолвии.

Какова наша жизнь? Она проходит в бесконечном шуме и суете. Весь быт современного человека сопровождается массой звуков окружающей жизни. Человек, особенно живущий в городе, постоянно слышит шум: ревут автомобили, идут толпы, шумит радио — кругом шум!

Однако это вовсе не так страшно, это нормально и естественно, жизнь идет своим чередом и сейчас уже не может быть такой тишины, которая была тогда, когда не было ни самолетов, ни шумящих машин, ни поездов. Вернуть это первобытное время уже нельзя. Но тем более в наше время шума, который создает трудности для души человека, тем более мы должны беречь и дорожить теми мгновениями тишины, которые у нас есть. Тем более должны мы вспоминать слова Спасителя, Который сказал: «Если хочешь помолиться, войди в свою комнату, закрой свою дверь и обратись к своему Отцу». И вот каждый из нас может проверить на себе силу этих слов Христа Спасителя...

Голос Божий звучит в тишине. Поэтому так важно из суток вырывать хотя бы несколько минут тишины, чтобы обрести покой внутри своего сердца! Это, конечно, совсем непросто, каждый из нас хорошо знает, как трудно собраться с мыслями, сосредоточиться, как трудно даже несколько мгновений побыть во внутренней тишине. Только соберемся с мыслями, как тут же появляются всевозможные помыслы, бесплодные, нелепые, греховные — все ополчается! Все бросается на нас, чтобы эту тишину и этот покой нарушить. Вот и получается, что мы, трудясь, ежедневно работая, находясь в своих делах, не имеем отдыха для своей души, чтобы укрепить ее. Она у нас чахнет без молчания, потому что истинная духовная жизнь человека происходит только в собранности, во внутреннем уединении. Надо собрать свои мысли и чувства в тихий очаг в глубине сердца, чтобы там наступило молчание, в котором Бог произносит свое слово...Если мы не будем принуждать себя к молчанию, если мы останемся подвластными житейскому шуму, бесконечному бегу, то у нас вся жизнь пройдет на поверхности, без настоящей встречи с Господом.

Поэтому те, кто обременены множеством забот, выделяйте время, для того, чтобы побыть с Господом хотя бы пять минут в безмолвии. Те, кто живет одиноко, не ропщите на это! Господь посетил вас своей тишиной. Те, у кого язык не обуздан, кто много говорит, кто привык к многоглаголанию, учитесь обуздывать язык, помня о святом молчании. Не в болтовне, а в тишине приходит в сердце Господь.

Вот об этом, дорогие мои, учит нас Святитель Григорий. Именно потому он среди других святых выбран сегодня как человек, молитв которого мы просим:

 

Святителю отче Григорие,

научи нас сосредоточенности мыслей,

дай нам в сердце тишину и благословенное молчание,

в котором Господь произносит Свое слово.

Аминь.

 

___________________

 

 

 

Всякий желающий быть истинно-духовным подвижником, должен стараться держать себя вдали от шумного многолюдства и не приближаться к нему, чтобы быть и телом, и сердцем, и умом вне смятения и круговращения людского; ибо где люди, там и смятение. Господь наш показал нам образец удаления от людей и уединения, когда один особо восходил на гору для молитвы. В пустыне также победил Он и дьявола, дерзнувшего вступить с Ним в борьбу. Конечно, Он не был бессилен победить его и среди многолюдства; но Он сделал так, чтобы научить нас, что в уединении и безмолвии удобнее можем мы победить врага и достигнуть совершенства.

Св. Антоний Великий.

 

Приступающие ко Господу должны совершать молитвы в безмолвии, мире и великом покое, и внимать Господу не с воплями непристойными и смешанными, но с томлением сердца и трезвенными помыслами. Рабу Божию надлежит пребывать не в неустройстве, но во всякой кротости и мудрости, как сказал Пророк «на кого воззрю? токмо на кроткого и молчаливого, и трепещущего словес Моих» (Исаия 66, 2), Находим также, что при Моисее и Илие, когда являлся им Бог, перед величием Владычным, во множестве служили и трубы и силы, но пришествие Господне отличалось и обнаруживалось тем, что исчислено выше, то есть миром, безмолвием и покоем.

Преп. Макарий Великий

 

Дела и труды тогда доставляют душе безстрастие,... и даруют упокоение помыслов, когда приобщимся безмолвию, когда прекратится в душе смятение, производимое впечатлениями от внешних чувств. Иначе успеху в этом быть нельзя. Ибо если дерево ежедневно поливается, то засохнет ли когда-нибудь корень его? Убывает ли когда вода в сосуде, в который ежедневно прибавляют ее? — Когда же придет человек в безмолвие, тогда душа удобно различает страсти, и внутренний человек, возбудившись на духовное дело, побеждает их, и день ото дня возводит душу к чистоте.

 

Кто любит собеседование со Христом, тот любит быть уединенным. А кто любит оставаться со многими, тот друг мира сего. Если любишь покаяние, люби и безмолвие. Ибо вне безмолвия покаяние не достигает совершенства.

Св. Исаак Сирианин

 

Стараясь в тщательном трезвении надзирать над нашею мысленною силою, ею правильно править и ее исправлять, каким другим способом можем мы успеть в сем, как не собрав ум рассеянный вне нас, и введши его внутрь, в это самое сердце, которое есть хранилище помыслов?

Для тех, кто положили внимать себе в безмолвии, необходимо возвращать и заключать ум в теле, наипаче же в том, которое есть внутреннейшее в теле тело, которое мы называем сердцем. Ибо если, по Псалмопевцу, «вся слава дщери Царя внутри»(Пс. 44, 14) то зачем нам искать ее где-либо вне? Если (Бог), по Апостолу, «послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: Авва, Отче!» (Гал. 4, 6), то как нам не в сердцах молиться с Духом Сим? Если по слову Господа, Пророков и Апостолов, «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17,21), то не будет ли и вне Царствия Небесного тот, кто так усердно старается изгнать ум из внутрь себя во вне?

Св. Григорий Палама

 

Сидя в келии своей терпеливо пребывай в молитве в исполнение заповеди апостола Павла (Рим. 12, 12; Кол. 4,2) Собери ум свой в сердце и оттуда мысленным воплем призывай на помощь Господа Иисуса, говоря: «Господи Иисусе Христе помилуй мя». Не поддавайся малодушию и разленению, но поболи сердцем и потруди себя телом, ища Господа в сердце. Всячески понуждай себя на делание сие: ибо «Царствие Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его», как сказал Господь, показывая, что взыскание его требует чувствительных трудов и подвигов.

Св. Григорий Синаит

 

 

 

_______________

 

 

Через несколько дней опять пришел Он в Капернаум; и слышно стало, что Он в доме. Тотчас собрались многие, так что уже и у дверей не было места; и Он говорил им слово. И пришли к Нему с расслабленным, которого несли четверо; и, не имея возможности приблизиться к Нему за многолюдством, раскрыли кровлю дома, где Он находился, и, прокопав ее, спустили постель, на которой лежал расслабленный. Иисус, видя веру их, говорит расслабленному: чадо! прощаются тебе грехи твои. Тут сидели некоторые из книжников и помышляли в сердцах своих: ? что Он так богохульствует? кто может прощать грехи, кроме одного Бога? Иисус, тотчас узнав духом Своим, что они так помышляют в себе, сказал им: для чего так помышляете в сердцах ваших? Что легче? сказать ли расслабленному: «прощаются тебе грехи»? или сказать: «встань, возьми свою постель и ходи»? Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи,-- говорит расслабленному: тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой. Он тотчас встал и, взяв постель, вышел перед всеми, так что все изумлялись и прославляли Бога, говоря: никогда ничего такого мы не видали.

(Мк 2: 1-12)

 

Ты еси Бог, творяй чудеса

 

Сегодня, во второе воскресенье Великого поста, Церковь открывает перед нами Евангелие в том месте, где рассказывается об исцелении расслабленного. Расслабленный — это человек, больной параличом, который лежит, как мертвец. Мы знаем из Священного Писания, что четыре человека принесли носилки с больным, но, когда подошли к дому, где был Спаситель, то не смогли войти из-за скопления народа. И все-таки они не отступили, забрались на крышу, разобрали ее и спустили носилки вниз, в комнату. И Иисус, видя веру их, сказал параличному: «Встань, прощаются тебе твои грехи».

Заметим эти слова: «Иисус, видя веру их». Не веру этого больного! Быть может, сам больной находился в состоянии бессознательном, а, может быть, он никакой веры и не имел, но за веру тех, кто пришли, кто любой ценой все-таки доставили его Господу, Он простил грехи этому человеку, а болезнь его была от грехов. Так вот, этот живой евангельский рассказ говорит нам о том значении, которое имеет наша вера, когда мы молимся за других людей.

Часто, заглядывая в Священное Писание, люди спрашивают: «Почему раньше было много чудес, а теперь их нет?» Это неправда! Сила Божия проявляется всегда одинаково. И если в нашей жизни мало таких проявлений, это значит мало веры в нашем сердце. У нас есть за кого нам молиться, у нас есть за кого нам тревожиться, у нас достаточно есть обстоятельств, когда мы не можем своими руками ничего сделать, когда человек далеко от нас и он в нужде, а мы не в состоянии ему помочь. Или, когда у человека сердечная беда, которую ничем не исцелишь. Во всех этих случаях нам оказывается нужна молитва. Также, когда человек просит: «помолись обо мне», это не просто присказка, это самая настоящая просьба, потому что иной раз молитвой можно сделать больше, чем языком и руками. Иисус видел веру этих людей и помог их больному. Если Он будет видеть веру нашу, Он поможет нашим близким, за которых мы просим Его. Но только для этого нужна НЕ ВЯЛАЯ молитва, не немощная молитва, а такая молитва, которая, как говорится, способна стену пробить.

Посмотрите на этих людей: они не побоялись крышу разобрать, только бы [своего больного] к Господу принести, значит также и мы должны стремиться в молитве... Тогда Господь, видя веру нашу, будет для нас творить чудеса зримо! Тогда мы увидим, что ничего не будет случайного, все будет проходить перед лицом Его. Тогда наши трудности и бедствия, радости и успехи, взлет жизни и закат жизни, все будет всегда проходить под знаком чуда. Мы будет просить у Господа, и Он будет исполнять то, что нам надо по нашей молитве и по Его воле. И мы будем знать не из книг, не понаслышке, а из своей жизни будем знать, что «Он есть Бог, творяй чудеса». Аминь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В доме обычном есть кровля. Кровля дома душевного есть любовь, которая составляет совершенство добродетелей, также как и кровля дома есть завершение дома. — Кругом кровли идут перила, чтоб, дети не падали с кровли. Перила в здании душевном суть — трезвение, внимание и молитва; а дети — помышления, бывающие в душе, которых хранят трезвение и молитва.

св. Авва Дорофей

 

Три добродетели должно точно соблюдать в безмолвии и каждый час испытывать, всегда ли пребываем мы в них, чтоб, как-нибудь быв окрадены забвением, не стали мы шагать вне их. Они суть следующие: воздержание, молчание и смирение. Они одна другую поддерживают и хранят; молитва от них рождается и возрастает непрестанно.

Св Григорий Синаит.

 

Кто не может хранить уст своих и языка, пусть позаботится, по крайней мере, не многим быть в словесах своих (Иов. 11, 3). Блюдись, человек, возьми власть над языком своим и не умножай слов, чтоб не умножить грехов. Положи перст на уста твои и узду на язык твой, потому что многоречивый человек не оставляет в себе места Духу Святому.

Св Антоний Великий

 

Молчание лучше и удивительнее всяких бесед назидательных. Его почитали и лобызали отцы наши, и им прославились. Но как мы, по причине нашей немощи, еще не достигли того, чтобы ходить путем совершенных, то будем беседовать о том, что служит к назиданию.

 

Если, начав беседу, спохватишься, что она грешна, — пресеки ее, сказав: нет, об этом не будем говорить, или, помолчав немного, скажи: забыл, о чем я начал речь, — и переведи ее на другое — безгрешное.

Свв. Варсануфий и Иоанн

 

 

 

 

_________________

 

 

Увидеть свое бесчувствие

 

Кто может Воскресение Христово близко к сердцу принять и пережить? — Кто сам с Ним вместе воскресает. Кто должен воскресать? — Тот, кто мертв.

 

Поэтому мы должны увидеть свою мертвость, окаменелость, свое бесчувствие, и понять, что мы с вами не живем, а еле-еле перемогаемся.

 

Жизнь — это вера, надежда и любовь...Но вера наша слабая, она еле-еле теплится, и это прежде всего выражается в нашей слабой молитве. Вы все знаете, как нам трудно себя заставить просто стать на молитву.

 

Кто из нас стремится обратиться к Нашему Спасителю своими словами, любыми? Не только этого у нас нет, но и те слова, которые в молитвенники, которые мы должны знать наизусть, и те мы повторяем холодно, вяло, просто бормочем, и нет сил в той молитве.

 

Сила нашей жизни в том, что Господь посылает человеку помощь — благодать Святого Духа. Но на нас это не действует. Мы так и остаемся безблагодатные, бессильные, слабые, немощные. Почему это так? Потому что мы НЕ СТРЕМИМСЯ к этому всей душой, нет у нас ЖАЖДЫ Бога. А в псалме говорится: «Как олень стремится к источнику вод, так моя душа к Тебе, Боже».

Но МЫ никуда не стремимся, мы медленно катимся к концу своей жизни, как повозка, которая катится к обрыву...

 

Господи, прости нас грешных, за то, что в моменты болезней, трудностей, испытаний мы, вместо того, чтобы обратиться к Тебе, нашему единственному Источнику жизни, в это время впадаем в ропот, в малодушие, в уныние, в отчаяние, забываем, какова сила веры может быть. Если не хватает у нас этой силы, пускай будет у нас настойчивость в том, чтобы просить у Господа этой силы.

 

Прости нас Господи, за наше нерадение. Мы плохо готовились к принятию Святых Таинств. Не думаем о том, что когда благодать приходит, принять ее может только готовый человек.

 

У всех у нас есть или у многих Слово Божие, Евангелие. Оно у нас лежит, и мы его не открываем днями и месяцами. Что проку человеку, если он имеет множество денег на книжке, а сам живет в нищете и голодает? А мы похожи именно на такого человека: имеем все — силу таинств, силу Священного Писания, силу молитвы, силу Церкви — и ничем толком не пользуемся.

 

Прости нас, Господи, что мы были Тебе неблагодарны за все прекрасное, что есть в нашей жизни, что было в нашей жизни. Мы этого (просто) не помним....

Вот почему душа у нас такая унылая. Мы больше всего думаем о зле, о плохом, о тяжелом в жизни.

 

Кто такой христианин или христианка? Это тот, кто ПРЕДАН Христу Спасителю всем сердцем, всеми мыслями, всеми помыслами. Но этого у нас нет... Мы прежде всего преданы себе, хотим угождать себе. Наш каприз, наша прихоть, наша гордыня, наше самолюбие — вот то, что у нас всегда на первом месте...

 

Виноваты мы перед Тобой, Господи, маловерием, хульными мыслями, которые к нам приходят от лукавого, неблагоговейным отношением к святыне. Запомните раз и навсегда: святыня закрывается от человека, который относится к ней неблагоговейно. Именно поэтому, когда мы молимся, мы должны встать перед иконой. И в храме мы должны быть благоговейны.

Сам Господь приходит к нам сюда. Как же мы должны трепетать! Но нам все равно... И мы часто уходим из храма не очищенными, а наоборот, осужденными.

 

Если мы причащаемся, мы должны быть собранны, и в этот час, который мы находимся в храме, стоять сосредоточенными, даже, если не причащаемся. Все равно, в этот день и час мы должны участвовать сердцем в этом таинстве.

Но мы ведем себя, как солдаты на Голгофе: Господь умирал на Кресте, а они разыгрывали в кости, кому достанется Его одежда, они пили вино, смеялись, шутили грубыми шутками и смотрели как Он умирает...

Вот так и мы. Потому что Святая Чаша есть живая Голгофа! Здесь снова Господь страдает с нами, за наше недостоинство, за нашу низость, за нашу греховность. Вот, Он пришел к нам, а нам все равно... Мы остаемся непрошибаемыми.

 

Прости нас, Господи, за то, что мы все безжалостно расточаем. Мы относимся небрежно к тому, что Господь нам дал: к людям, которых Он нам посылает, к здоровью, к времени, ко ВСЕМУ. Как говорится «что имеем не храним, а потерявши плачем». Так зачем же нам ждать, когда мы что-то потеряем, когда надо сегодня все это ценить и благодарить Бога?

 

Прости нас, Господи, за невоздержание. Почему мы Постом воздерживаемся от скоромной пищи? Она плохая? Нет. Потому что для каждого из нас воздержание, хотя бы малое, по силе его возможностей, возраста, здоровья, обстоятельств, но все-таки ВСЯКОЕ воздержание, укрепляет душу. Потому что мы разболтаны, распущены, несобраны.

 

Господи, прости нас за грубость нашего сердца, за нежелание нести ответственность за людей, с которыми нам приходится жить вместе,  за то, что мы в своих семьях были плохими свидетелями веры. Вот, вы приходите домой, и ваш муж или ваш внук или еще кто-то знает, что вы пришли из храма. С чем вы приходите? С миром, с доброжелательностью, с расположением к другим людям, со спокойным духом?

 

Так ДОЛЖНО быть, но, на самом деле, мы приходим раздраженные, ворчливые, недовольные всем на свете....

 

Господи, прости нас за гордыню, за тщеславие. Чем нам гордиться? Смиренный человек, который здраво смотрит на себя, на свою жизнь, идет твердо по жизни. Он знает, что он несовершенен, но он также знает, что Господь есть его поддержка. А гордый человек похож на того, кто пытается идти по проволоке; он очень легко падает вниз...

 

Если есть злоба, обида на кого-то, сейчас надо всем простить. Не можем мы у Бога просить прощения, если сами несем непрощенное чувство озлобления и огорчения против какого-нибудь человека. Мы так и говорим каждый день: «Остави нам долги наши, как и мы оставляем должником нашим». Ибо это естественно и законно: «Прости нам, Господи как мы простили тому, кто нас обидел».

 

Когда же мы носим в сердце злобу, мы носим ад, который постоянно разрушает нашу душу.

 

Прости нас Господи за то, что мы не хотим по-настоящему принести покаяние, что мы всегда себя оправдываем. Человек никогда не сможет расти и улучшаться, если он будет себя оправдывать. Но мы всегда себя оправдываем. Мы говорим: «Ну, конечно, я ответила этому человеку, потому что он мне что-то не то сказал». Может быть это и так, но все-таки не будем спешить оправдываться...

 

Мы с вами в большинстве своем уже перешли на вторую половину жизни. Для человека, который не имеет веры, это значит, что он подходит к концу, что его жизнь разрушается. Для нас же с вами она не разрушается, она наполняется, она должна богатеть. Человек пожилой должен быть более полон мудрости, понимания, сострадания, терпения.

Но мы не можем потерпеть недостатки друг друга. Мы всегда раздражительны, нет у нас мудрости и доброты, которая должна была бы быть. И мы все время говорим: «Господи, позади только падения, зло, ошибки».

 

_________________

 

 

Самое главное, посмотрев сегодня в Священное Писание, как в зеркало, и увидев свои недостоинства и грехи, не отделаться от них, сказав: «Прости нас, Господи», а назавтра все повторять вновь.

Мы должны принять твердое решение — постараться жить по-другому.

 

Вы скажете, как стараться, когда нам так трудно, когда мы такие слабые и немощные. Можно ли спастись здесь, живя вот так, во грехе?

Ответ для нас ясный: не только можно, но даже необходимо, потому что вся наша вера построена на том, что человек МОЖЕТ приобрести спасение.

Преподобный Серафим говорил, что жизнь христианина — это приобретение Духа — сокровенное, незаметное, но это и есть та сила, которая нас спасает.

 

Человек исполнен страха: мы всего боимся — болезней, смерти, неприятностей. А что говорит нам Господь? «Не бойся, только веруй, не бойся, не бойся, Я с тобою, не бойся, потому что Я пришел, чтобы быть с тобой, а ведь это и есть спасение!»

 

Что такое спасение? — Жить с Господом, быть с Ним всегда, постоянно, обрести мир с Ним, и поэтому мир с собой.

 

Господи, дай нам этот мир,

дай нам эту силу спасения.

Прости нас сегодня...

 

Господь пришел спасти нас. Спасти, значит, БЫТЬ рядом с нами. И вспомнив все свои грехи, все, что только память поможет извлечь из прошлого, скажем:

 

Господи, дай мне достойно подойти к Твоей Святой трапезе,

пусть она соединит меня с Тобой вовеки,

с моими сестрами и братьями, со всеми...

потому что моих сил жить нет,

душевных и телесных.

Пусть Твоя сила будет во мне, Господи!

Ты меня примешь и Ты меня оживотворишь.

Дай, Господи, Твою любовь, которая меня воскресит.

Прости меня, Господи, за все,

прими меня недостойного и очисти.

 

_________________

 

 

VIII

 

Третье воскресенье Великого поста

(неделя Крестопоклонная)

 

И подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее. Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда придет в славе Отца Своего со святыми Ангелами.

И сказал им: истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силу.(Мк 8: 34 — 9.1)

 

Узловой момент

 

В середине Великого Поста Церковь призывает нас вновь приковать свой взор ко Кресту Христову. И поэтому накануне вечером выносится на середину храма изображение Креста, и мы поем знакомое всем песнопение «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим».

О чем же нам напоминает Крест Христов? Почему мы с вами от колыбели до могилы идем по жизни с этим священным знаком? Для многих людей, которые носят его на груди, Он иногда только талисман, память о близких, иногда даже просто украшение. Но для нас с вами Крест Христов означает бесконечно большее. В нем как бы средоточие всей нашей веры. В Кресте Христовом собрана наша вера и надежда и любовь.

 

 

 

Человек, предоставленный самому себе, не в состоянии победить низшую природу и грех. «Греховная сила, — говорил Владимир Соловьев, — есть для нас нечто данное, неотразимое. Сам человек в своем разуме и совести доходит до признания этой греховности, он осуждает свою природу, но это отрицание не идет дальше мысли...А для того, чтобы действительно на деле изменить и исправить греховную природу, необходимо, чтобы открылось в нас какое-то начало другой жизни, сверх настоящей, дурной природы. Начало этой новой, лучшей жизни человек не может создать сам из ничего — оно должно существовать помимо нашей воли — мы должны получить эту Новую жизнь.

Но как дурная жизнь природы не создается человеком, а дается ему от мира, так и Новая благая жизнь дается ему от Того, Кто выше и лучше мира. Эта Новая благая жизнь, которая дается человеку, потому и называется «благодатью»».

 

 

 

 

 

 

Значит, духовное совершенствование — это не то, чего можно добиться одними упражнениями. Есть огромная разница между путем христианским и путем йоговским, в широком смысле слова. Йоговский путь во всех видах, включая и толстовские представления — это попытка выйти на высший итог путем самосовершенствования. Бесспорно, христианство, Священное Писание, традиции христианских подвижников уделяют огромное место для работы человека над собой. Но никогда мы не найдем здесь мысль (а если она и появляется, то только контрабандным путем) о том, что мы можем пробиться, прийти к Богу сами.

Различные христианские упражнения лишь подготавливают душу к тому, чтобы Господь ее открыл. И Откровение это приходит через Христа, Распятого и Воскресшего, Который страдал, живя с нами, и сейчас живет с нами и страдает за нас, от нас и ради нас. Поэтому Крест напоминает нам слова апостола Павла, что «человек спасается не делами закона, а верой в Иисуса Христа». Но что это значит? Это узловой момент в христианстве. Некоторые христиане немножко упрощенно толкуют этот важнейший тезис апостола Павла.

Они говорят, что наши усилия все равно бесполезны, поэтому можно опустить руки и пусть будет, как будет. Это неправильно. Это результат неверной и узкой трактовки понятия Спасения. Еще раз напомним: Спасение — это переход человека от ложной жизни, временной, несовершенной, суетной, эгоистичной в какое-то другое измерение, приобщение к ВЫСШЕЙ жизни. Поэтому апостол Павел нам и объясняет, что это соединение с Богом мы не можем заработать даже, если мы будем упорно заниматься какими-то упражнениями. Ибо в [истинный] духовный мир нельзя вломиться с черного хода, приведя себя в состояние прострации или восторга, или экстаза. Можно просветить свое сознание, свои органы чувств и прочее, но нельзя вызвать Бога искусственным образом. Потому что наш Создатель — это Личность, перед Которым и мы стоим как личности.

Несомненно, упражнения и дела — это то, что нам необходимо, но не надо думать, что мы можем механически, автоматически получить право войти к Нему и сказать: «вот мой билет, пусти меня». Открывает эту дверь только доверие ко Христу, вера во Иисуса Христа. Эта вера вовсе не есть вера в то, что Он существовал когда-то, как историческая Личность. Такой веры недостаточно. Также это не вера в то, что Он существует как Божественная тайна, соединяющая небо и землю. Но это вера в то, что Он для МЕНЯ является Спасителем, что Он МЕНЯ приобщает к Своей Божественной жизни. Вот это и есть настоящая вера, внутренняя вера.

Конечно, еще нам надо помнить слова ап. Иакова о том, что «вера без дел мертва», а также слова ап. Павла о вере «действующей любовью» и свидетельство ап. Иоанна, сказавшего, что тот, «кто говорит, что любит Бога, а брата ненавидит, тот лжец!»

Таким образом, ни духовные упражнения, ни молитвословия, ни практические дела, ни дела любви — ничто не отрицается! Все это нам нужно, но ПОДЛИННОЕ спасение, то есть подлинное восхождение к Богу,  возможно только верой.

Поэтому настоящее спасение это процесс двоякий — он и божественный, он и человеческий. Иначе говоря — это БОГОЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ процесс.

 

 

___________________

 

 

Крест прежде был названием осуждения и наказания, а теперь стал почтенным и вожделенным; прежде крест был предметом позора и мучения, а теперь стал предметом славы и чести. А что крест действительно есть слава, послушай Христа, Который говорит: «Прославь Меня Ты Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира.» (Иоанн 17. 5) называя славою крест. Крест — глава нашего спасения; крест — причина безчисленных благ. Через него мы, бывшие прежде безславными и отверженными, теперь приняты в число сынов; через него мы уже не остаемся в заблуждении, но познали истину; через него мы теперь познали Создателя всех; через него мы, бывшие рабами греха, приведены в свободу праведности; через него земля, наконец, сделалась небом.

Св. Иоанн Златоуст

 

Взирая на крест Спасителя, созерцай распятую на нем нашего ради спасения Любовь и помышляй, для какого блаженства Он спас нас, от каких мук Он искупил нас! Из челюстей какого зверя Он исторгнул нас и к какому Отцу Он приводит нас! О, любовь! О, выкуп! О, ужасы мучений бесконечных! О, блаженство неописанное и конца не имеющее!

 

Отчего мы чествуем крест таким великим благоговением, что в молитвах упоминаем о силе его после заступления Пресвятой Богородицы и небесных Сил, прежде всех святых, а иногда даже прежде Сил Небесных? Потому что после страданий Спасителя крест сделался знамением Сына человеческого, то есть крест знаменует Самого воплотившегося и пострадавшего ради нашего спасения Сына Божия.

Св. Иоанн Кронштадтский

 

Вечное счастье наше — от Креста Христова. Он претворил гнев Божий в бесконечную любовь. Он исторг молнии из рук Превечного Отца и исполнил руки Его всех благ и благословений. И все тот же Крест Христов внушает нам наши добрые мысли, добрые желания, угрызения совести, скорбь о наших прошлых грехах. Но это еще не все: благодаря этому Кресту мы стали друзьями и детьми Божьими, братьями и причастниками Христа, наследниками Его вечного блаженств. На Кресте Христовом возникла святая Христианская религия, дающая нам, вместе с утешением, надежду на счастливое будущее. Вся действительность таинств — от Креста Христова.

Св. Ж. М. Вианней

 

 

 

_________________

 

 

Знак присутствия

 

В старинные времена, у дорог часто ставили большие Распятия, изображения Креста, чтобы путник, идя по своему пути, мог остановиться, взглянуть на Крест Христов и продолжать свою дорогу с чувством, что Господь его не оставляет на пути, что Он его поддерживает, что Он идет рядом с ним и вместе с ним.

Это был хороший обычай и относится он не только к путникам, идущим по обычной дороге, но как бы охватывает всю нашу жизненную дорогу. Нам так важно, чтобы на ней был знак Креста Христова! Поэтому в середине Великого Поста мы выносим Крест Христов на середину, чтобы все могли видеть, в ЧЕМ сила нашей веры. Чтобы все могли видеть, ОТКУДА нам почерпать помощь, благодать, указание пути, поддержку и, наконец, спасение. Именно поэтому Крест всегда на нас, и все мы стараемся никогда ни на минуту с ним не расставаться.

Для чего мы носим его на груди? Для чего он не только увенчивает наши храмы, но и находится в нашем доме и когда-нибудь воздвигнется над нашей могилой? Почему нам так важен этот священный и драгоценный знак?

Потому что это есть знак присутствия Христа Спасителя в нашей жизни и в мире. Знак того, что Он не оставил нас! Поэтому ПОВСЮДУ: в храмах, в монастырях, в домах, на дорогах, в горах, там, где живут верующие люди и где они могут это делать, они всюду ставят знак Креста или изображение Распятия. Простые грубые деревянные, высеченные из камня, огромные многометровые Кресты, возвышающиеся на скалах, над морем, маленькие медные крестики, которые люди носят на груди, торжественные украшенные богослужебные кресты, витые ажурные кресты, которыми увенчивают купола — все виды крестов — это один Крест Христов!.

 

[А в сегодняшнем евангельском чтении] говорит нам Господь о самом главном, о том пути, по которому Он нас призывает идти. Прежде всего Господь говорит: «Кто хочет идти за Мной, отвергнись себя, возьми свой крест и за Мной иди».

Надо понять эти слова, углубиться в них, правильно почувствовать, что они значат. Потому что эти слова не просто какие-то советы и наставления. Это прямой ответ, что нужно делать человеку, чтобы он действительно был христианином и шел по христианскому пути: «Возьми свой крест и иди!»

Некоторым людям кажется, что всякое испытание, всякая болезнь, всякая немощь, всякое трагическое обстоятельство — уже крест. Порой мы так и говорим: что, мол, у меня эта болезнь — мой крест, или, у меня крест — эти житейские трудности. Они могут стать Крестом, но, в общем, это не тоже самое. Мы не сами берем свои болезни, мы не выбираем себе неприятности, мы не в состоянии многие вещи изменить. Более того, труды, и печали, и болезни и у животных бывают. Но Крест несет только сознательный человек.

Тогда мы спросим, а что же значит наш Крест? Как можем мы взять Крест на себя? Ибо Сам Господь нес Крест... И все-таки мы МОЖЕМ это делать, подражая Ему в отвержении себя!

 

Что значит отвергнуться себя? Это значит сопереживать страданию ближнего, это значит служить и отдавать людям свою силу, свою жизнь, настолько, насколько хватает в нас человеческих возможностей.

Мы знаем, что самые прекрасные люди на земле, святые, ведомые нам, прославленные Церковью, и неведомые святые, все они именно тем просияли в этом темном мире, что сумели отвергнуться себя, в служении своем как бы забыть о себе. Посмотрите на окружающий нас мир: люди в злобе, в ненависти, в алчности, постоянно борются друг с другом, целые народы, целые страны вечно из поколения в поколение, из века в век пытаются поглотить и уничтожить друг друга. Люди, живущие бок о бок, даже под одной крышей, даже в одной семье, бывают неспособны жить мирно и спокойно. Почему? По одной лишь причине: никто не хочет подумать о другом. Каждый ставит себя в центр, никто не хочет отвергнуться себя, как говорил Господь.

И вот этому миру эгоизма, себялюбия, жестокости и алчности, мы должны противопоставить Крест Христов и призыв Божий: «Кто хочет за Мной идти, сумей отвергнуться себя, сумей на первое место поставить дело Божие и служение ближнему». Только тогда мы найдем счастье — самое большое счастье, которое только может быть у созданного человека — быть рядом с Богом, быть вблизи Него, чувствовать Его в повседневности.

 

Иногда это служение приводит человека на самую вершину, когда он уподобляется Христу Спасителю. И поэтому святые наши могут говорить, что они подражали Христу. «Подражайте мне, как и я подражаю Христу», — говорил апостол Павел.

Несколько веков назад был такой случай: в городе Милане разразилась страшная эпидемия чумы. В то время люди не умели с ней никак бороться, и бедствие это поражало тысячи людей. Город превратился в ад, в кладбище. Епископ Милана находился в это время в разъезде по своей епархии. Но когда до него дошла весть о том, что случилось в городе, он не повернул в Рим, спасаясь от заразы, как ему советовали его приближенные, а отправил свою колесницу, на которой он ехал, прямо в зараженный Милан. Ему говорили: «Вы там погибнете!» Но он сказал: «Это мой долг, потому что там осталась моя паства, если мне суждено погибнуть вместе с нею, то да будет воля Божия».

И вот, вернулся этот епископ в город, где по улицам ездили телеги, нагруженные трупами, где ходили могильщики с завязанными лицами. И в этом страшном городе его епископ продолжал трудиться не только как священник в храме, но и как санитар, как напутствующий больных. Он постоянно поддерживал падающий дух своих прихожан, до конца этого страшного бедствия был в городе, и остался жив.

Такой человек, а мы знаем множество таких во всех веках, поистине подражает Христу, ибо он душу свою полагает за ближних.

Однажды в немецкой тюрьме сидела женщина, у которой остались дети, и муж которой был на фронте. Она знала, что ее ожидает смертная казнь, и, вот, по разрешению военных властей к ней допустили монахиню, которая должна была ее утешить в последнюю минуту ее жизни. Но монахиня войдя, тотчас велела ей переодеться в ее монашеское платье, и женщина эта ушла на свободу, скрылась, ушла к своим детям. А ее судьбу разделила эта монахиня, которая отдала жизнь за другого человека, ей совсем незнакомого.

Эта душа также поднялась до вершины Голгофы, до вершины последней самоотдачи. Мы с вами, может быть, не находимся в таких крайних, потрясающих обстоятельствах, когда нам надо отдавать жизнь. Но нам есть что отдать. На днях умирала одна учительница, и, вот, она плакала и сожалела не о своих родных, а только о своих учениках. Почему так? Потому что в течение свой жизни она все, что у нее было, отдала этим ученикам.

 

Значит, люди, иногда даже и не знающие имени Господня, могут оказаться на высоте Креста Христова. И наш Крест — неотделим от Того, Кто на Кресте. Он неотделим от Самого Господа. Да, Он страдал. Да, Он умер. Но ради чего Он страдал и умер? Ради любви к людям! Он Сам сказал, что Он пришел не для того, чтобы Ему служили, а чтобы послужить людям. Он послужил им словом, послужил им всем Своим существом — все отдал для людей вплоть до жизни Своей, чтобы кровью Своей смыть грех человеческий и открыть всем, кто поверит в силу спасающего Креста, путь в Царство Христово.

Итак, Крест — это любовь Божия к НАМ. Итак, Крест — это служение Христово НАМ. Итак, Крест — это отдача Христа НАМ. Если Он говорит: «Человек, возьми и ты свой крест», это значит, послужи другому человеку. Отдай ЕМУ свою любовь и свои силы. То есть выбери в своей жизни служащую любовь — труд ради человека, сердце, отданное человеку. Только тот, кто отдает свое сердце ближнему, подражает Господу Иисусу и идет за Ним по Его крестному пути.

Вот ясные слова, вот то, что нам открыто. Но мы скажем: Господи, а где же наши силы для того, чтобы идти по этому пути? Как трудно нам, ведь мы привыкли СЕБЕ служить, СЕБЕ угождать, о СЕБЕ заботиться больше всего. Каждый из нас этим как бы скован, связан.

И вот тогда Господь поворачивается [к нам]. Он, идущий впереди, несущий Крест, поворачивается и говорит: «Я вам дам эту силу. Идите во след Меня и взирайте на Мой спасающий Крест». «Тот, кто ищет, тот находит, тот, кто стучит, тому открывается». Значит, мы можем пойти по этому пути, можем достигнуть цели СИЛОЙ Христовой. Вот почему, Крест с нами, вот почему изображение его и в храмах и на могилах и в нашем доме — повсюду — самое дорогое и самое священное для нас. Он напоминает нам обо всем: и о любви Божией, и о страдании Христа ради нас, и о силе спасающей, и о том, КУДА и КАК мы должны идти. Господь не обманывает, Он есть истина. И если мы будем слушаться Его голоса, если мы будем стараться идти по Его пути, по пути крестному, по пути служения, по пути любви, тогда мы обретем и радость Его воскресения. Ибо хотя Он страдал, умер и был погребен, но Он и воскрес! Потому что любовь не погибает, правда не погибает, сила Господня не погибает. Как говорит апостол, смерть не смогла удержать Его.

И вот, мы, слабые и немощные люди, если мы будем причастниками силы Господней, то и нас смерть не удержит. И мы уже в этой жизни будем предчувствовать бесконечную силу Царствия Незакатного, Царствия Христова. Аминь.

 

_________________

 

 

Верно слово: если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем. Если терпим, то с Ним и царствовать будем; если отречемся, и Он отречется от нас. Если мы неверны, он пребывает верен; ибо Себя отречься не может. (2 Тим. 2: 11-13)

 

Куда мы идем

 

Крест Христов поставлен перед нами, чтобы напомнить нам о том, как мы с вами должны идти.

Можно жить 50, 60 лет, можно всю жизнь ходить в храм и все оставаться на месте. и ничего это не будет давать. Будет просто черпание воды решетом. Бесполезно. Совершенно бесполезно. И мы это часто забываем и думаем, что если мы с вами как бы числимся у Господа христианами, то все в порядке. Это ничего не означает. Что сказал Господь? Господь говорит: « Кто хочет за Мной идти, отвергнись себя, возьми свой крест и за Мной иди.» Заметьте: Господь не сказал: «Идите все немедленно», а Он сказал: «Кто хочет». Значит Он никого не загоняет в храм насильственно, никого сюда насильно не притягивает. Никакой долг, никакая обязанность, ничто вас сюда не приводит. Господь говорит: «кто хочет за Мной идти, иди за Мной». Он не сказал: «Кто хочет быть христианином, стой как пень, стой как столб». Нет, Он сказал: «иди за Мной. Двигайся.» И вот спросим себя: «Далеко ли мы продвинулись? Куда мы пришли? Идем ли мы вообще, или стоим «врытые в землю» на одном месте, пережевывая как жвачку свои одни и те же грехи?

 

Слушаем одно и то же Слово Божие, впускаем его в одно ухо, назавтра выпускаем в другое, и все превращаем в толчение воды в ступе, стоим на одном месте.

 

Господь говорит: «Иди. И не просто иди по дороге куда-то, а иди за Мной! Кто хочет. Кто не хочет, стой. Кто не хочет, оставайся, кто не хочет, поворотись спиной, уйди совсем. Но уж кто ХОЧЕТ...» А ведь это вы, здесь собравшиеся, потому что вы ХОТИТЕ пойти за Господом. Уж кто хочет, тот должен внимательно прислушаться к тому, что Господь нам говорит. А Он говорит кратко и ясно: «Отвергнись себя, возьми свой крест, за Мной иди»

 

Отвергнись себя. Что это значит? Как может человек отвергнуться себя? А это очень просто. Человек рождается себялюбцем, эгоистом. Человек рождается жадным существом, которое только требует «Дайте! Дайте!» Вы все знаете, как несознательный младенец тянется, говорит «Дай!». Он все хватает, он думает, что весь мир для него существует. Но вот люди вырастают. Больше того, люди стареют, однако у них по-прежнему та же самая психология, те же самые мысли и чувства: «Дай! Пусть все для меня будет, пусть все будет мое». И в любых обстоятельствах человек старается урвать свое: свой интерес, свою заботу, внимание к СЕБЕ. Если мы от этого не откажемся, БУДЕМ всегда стоять на месте и так умрем в наших грехах.

 

Когда Господь шел на Голгофу, кто с Ним рядом шел? Кто рядом с Ним нес еще крест? РАЗБОЙНИК. С одной стороны и с другой стороны тоже разбойник. И они, конечно, тоже мучились, и они тоже страдали, но Господь не сказал: «Идите за разбойничьим крестом», а Он сказал: «Отвергнись себя, возьми свой крест и за Мной иди..» Значит туда, куда шел Господь. Что означал Его крест? А Его крест означал, что Он пришел на землю ЛЮДЯМ послужить. Он Сам говорит: «Я пришел не для Себя а для вас, чтобы каждый человек был спасен», чтобы мы услышали истину — глухие, косные, тупые, но чтобы все-таки услышали...

 

Значит Его крест это было Его служение, Его страдание было за нас. А вы скажете, но кого же мы то можем спасти? Какой же у нас может быть крест? Конечно, МОЖЕТ БЫТЬ.

Представьте себе, что в вашей семье есть больной человек. А вы вместо того, чтобы терпеливо ему послужить, все время ропщите, стоните, ненавидите, в душе вздыхаете, когда же он наконец помрет и уберется отсюда. Вот это и называется «отвергнуть свой крест.» Бывает так, что приходится пожилым людям сидеть с малыми детьми, со своими внуками... И вот — раздражение, и вот — злоба, и вот беспричинные наказания. И вздыхает такая бабушка и говорит: «Когда же этот камень с меня свалится?» Это тоже значит, что мы свой крест с себя снимаем.

 

Или на работе, допустим, человек стоит у прилавка. Он устал, ему трудно, и он думает: «Если бы моя воля, я бы все это бросил.» Это тоже есть отбрасывание своего креста. Потому что человек за этим прилавком, или где бы он не находился, он трудится для людей! А значит, для Бога. И если мы будем так выполнять заповедь Божию, мы будем нести свой крест.

 

Напомню вам одну удивительную тайну. Что сатана предлагал Господу? «Сделай камни хлебом. Покажи всем чудо». Куда он уводил Его? Он уводил Его от креста... Он хотел, чтобы Господь не шел на крест, а жил бы для Себя. Тогда бы и сатане Он был не страшен! Вот так и у нас с вами: если мы живем для себя, то мы живем для полного удовольствия темных сил. Тешим сатану.

Тем самым мы себя отвели от креста (страданий при этом все равно не избежали, потому что человек не может избежать в жизни страданий), отвели, отбросили, избавились, и думаем, что нам достаточно просто надеть деревянный, например, крест на грудь. И все. А на самом деле нужно нести то, что Господь дал.

 

Тот, кто принимает свой крест, двигается, идет вперед, но идет не просто, а идет за Господом. «Возьмет свой крест и за Мной пойдет»

И самое для нас лучшее пожелание Великого поста — сдвинуться с места, пойти за Господом. Это не просто красивые слова, а это ЖИЗНЬ. Пусть каждый из вас поймет, что я должна или должен нести в своей жизни? И как я должен нести? В этом все. Этим все сказано. Это ключ к жизни, к правильной жизни, к праведной жизни, к христианской жизни, в конечном счете ключ к счастливой жизни, потому что ИСТИННАЯ христианская жизнь есть счастливая. Напротив, когда мы крест от себя отбрасываем, мы всегда находимся в тревоге, мы всегда бываем в смятении, мы всегда бываем неудовлетворенные, мы никогда не бываем счастливые.

 

И все-таки Господь нас ободряет и говорит: «Среди вас есть некоторые, которые еще до смерти увидят Царство Божие пришедшее в силе». Это вовсе не означает, что человек доживет до конца света. Это означает, что уже здесь, сегодня можно обрести и получить спасение ОСЯЗАЕМО, ОЩУТИМО узнать, что такое рука Божия, которая тебя поднимает, узнать что такое Его Благословение и Его любовь, узнать, что такое Его исцеляющая сила, когда Он вытягивает из бездны последнего грешника, отупевшего, ослабевшего, не имеющего никакой возможности сделать шаг в Царство Божие, как только он взывает к Господу: «Помоги мне!».

 

Вот тогда-то мы узнаем, что такое Царство Божие, пришедшее к нам в силе сегодня. В молитве и в касании благодати мы узнаем это Царство Божие не в далеком будущем, а в нашей жизни здесь и теперь. Об этом мы должны молиться, к этому мы должны стремиться, чтобы еще не вкусив телесной смерти, узнать, что такое действие Духа Божия и благодати Его. Об этом надо молиться непрестанно. Тогда для нас скорбь будет радостью, страдание — крестом, тогда печаль наша превратится в ликование, тогда действительно распрямятся наши плечи и мы будем такими свидетелями Господа на земле, чтобы мир посмотрел на нас и сказал: Вот идут люди, которые владеют тайной счастья, тайной жизни, которые узнали, как жить на самом деле, которые овладели тем, что мы не имеем, хотя у нас в руках весь мир.

Вот о чем должны мы молиться, чего просить в этот день, когда перед нашими глазами Крест Христов, Крест искупительный, который избавил нас и дал нам через Свою кровь спасение и Царство Небесное здесь на земле..

 

_________________

 

 

 

 

Божие человеки должны приготовлять себя к борению и подвигу. Как мужественный юноша выдерживает борьбу, и на удары, ему наносимые, ответствует ударами: так и христиане должны переносить скорби. и внешние и внутренние брани, чтобы принимая на себя удары побеждать терпением. Таков путь христианства. Где Дух Святый, там как тень следует гонение и брань. 

 

Если Бог на 3емле шествовал таким путем (крестным), то и мы должны стать Его подражателями. Так шествовали и Апостолы и Пророки. И мы, если желаем быть названными на основании Господа и Апостолов, должны стать их подражателями ибо Апостол Духом Святым говорит: «умоляю вас: подражайте мне, как я Христу»(1 Кор 4, 16). Если же ты любишь человеческую славу, хочешь, чтобы кланялись тебе, ищешь себе покоя, то совратился ты с пути. Тебе надобно сораспяться с Распятым, пострадать с Пострадавшим, чтобы после сего и прославиться с Прославившимся (Рим. 8, 17). Ибо невесте необходимо пострадать с Женихом и через сие соделаться сообщницею и сонаследницею Христовою. И никому по дозволено без страданий, не путем негладким, тесным и узким войти в град святых, упокоеваться и Царствовать с Царем нескончаемые веки.

Преп. Макарий Великий.

 

А у тебя откуда такая мысль (прохладно идти путем Божиим?) — Дознай из этого, что ты вне пути Божия и удаляешься от него, не хочешь идти по следам Святых, или намереваешься устроить себе иный особенный путь, и по нему идти не страдая. Путь Божий есть ежедневный крест. Никто не восходил на небо, живя прохладно. — О пути же прохладном знаем, где он оканчивается.. .

 

Если нет у тебя недостатка в потребном тебе, и тело здорово, и не боишься чего-либо сопротивного, — и говоришь, что ты можешь при сем чисто шествовать ко Христу, то знай, что болен ты умом, и лишен вкушения славы Божией.

Св. Исаак Сирианин

 

Поклонение кресту, позорному орудию казни, отобрало христианству самых внутренне свободных людей.

о. А. Ельчанинов

 

 

 

_________________

 

 

Правильный крест

 

Иногда спрашивают меня, какой же крест правильный? Правильный всякий крест, который есть истинный крест Христов! Он может быть четырехконечный, каким он был в древней Церкви или восьмиконечным с обозначением надписи над головой Спасителя и подножием ног Его. Важно не как сделан Крест, не из чего он сделан, а что за ним стоит.

Нам так дорого всегда видеть, что Красный Крест это напоминание о том, что первыми, кто стал заботиться о больных были христиане, были монахи. Именно от них пошел знак медицины — Красный Крест. Но если человек употребляет крест не так как надо, он теряет свою силу. Крест — это не волшебный талисман, это не колдовство. Если крест не исполняет того, что хочет Господь, он становится бесполезным.

Вспомните, что на германских самолетах, которые бомбили наши города и села, тоже были начертаны кресты. Но это был ложный крест. Эти люди отреклись от Бога и от Христа, и в память своих рыцарей на своих убийственных машинах ставили крест. Иногда уголовники, воры также носят крест. Они думают, что это что-то вроде ладанки, которая должна принести им удачу. Но это им не помогает.

Так что же такое крест на нашей груди? Это напоминание о том, что Господь всегда с нами. И если мы хотим найти истинный путь жизни, мы должны всегда себя спрашивать: вот я иду туда, а пойдет ли со мной Господь?

Если бы тот вор, который любит носить крест, если бы он спросил себя: «Вот я иду на свое черное дело, действую против человека, а Тот, Кто изображен на этом кресте, пошел бы он со мной?»

И мы себя также должны спрашивать: стал бы я выражаться, как я выражаюсь, действовать так, как я часто действую в присутствии Самого Господа? Крест есть напоминание, как бы знак того, что мы всегда живем в присутствии Христа Спасителя.

 

Он наш единственный якорь, за который мы можем держаться, когда кругом бушует буря. Недаром на многих храмах крест как бы повторяет форму якоря. Это надежда на то, что Господь спасает. Это сердце полное любви к Господу, стремление отдать Ему ответную любовь за Его спасающую благодать!

Кто нам может ее дать? Никто! «Без Тебя Господи мне никто не нужен ни на небе ни на земле», — говорит псалмопевец.

Поэтому, дорогие мои, в сегодняшний день, когда Крест перед нами вынесен на середину и призывают нас Его прославить, отдать любовью за любовь Спасающему Нас Господу, подумайте о том, какую драгоценность мы носим на груди, какую святыню. И пусть она у нас будет не внешним знаком, а знаком того, что и в СЕРДЦЕ нашем начертан крест Христов. Вот тогда падшие восстанавливаются, грешные исправляются, люди, которые потеряли надежду, обретают новую жизнь, даже перед лицом отчаяния и могилы, ибо на этом Кресте начертано: «Иисус Христос побеждает, НИКА». Христос побеждает НАС! «Сия есть,- говорит апостол, — победа победившая мир, вера наша, сила Господня, сила Креста Христова.» Аминь.

 

_________________

 

Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоящую посреди преграду, упразднив вражду Плотию Своею, а закон заповедей учением, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека, устрояя мир, и в одном теле примирить обоих с Богом посредством креста, убив вражду на нем. (Еф. 2, 14-16)

 

Время задуматься

 

Прошло уже три недели Великого поста. и мы стремимся в это время остановиться, задуматься, опомниться, как бы вернуться к себе после того, что долго где-то блуждали.

 

Человек может жить не думая о жизни, как будто бы его несет река. Но Великий пост это как бы остановка. Остановись, загляни в свою совесть, просмотри все, что было.

 

Нам для того и дан разум, чтобы мы могли заглянуть в свое сердце, потому что наши чувства не всегда нас учат понимать, давать отчет в жизни. Больше того, наши чувства — это как раз то самое место, где зарождаются все грехи. Большая часть грехов происходят от того, что разум и совесть спят, сознание наше спит, и мы живем, как трава растет...

 

Призывать свою совесть, свой разум перед лицом Господа не всегда легко. Но, вот, перед нами Священное Писание, мы его открываем и начинаем снова как по азбуке, с самых первых шагов, как будто мы с вами только-только вчера родились, все начинаем сначала.

 

Святые отцы недаром называют покаяние вторым крещением. В самом деле, нас крестили когда-то по вере Церкви, во оставление грехов, чтобы мы были очищены перед Богом. Но вот, по нашей собственной вине, многое темное вернулось к нам опять. Крещение тем самым не зачеркнуто, но оно стало как бы замутнено, и мы уже не те, омытые, которые были в первый момент перед Господом.

Но, зная о нашей немощи, Господь всегда нас ждет, как в притче о блудном сыне Отец ждал своего неблагодарного сына. И мы к Нему возвращаемся, открываем Слово Божие и думаем: «Что же мы сделали? В чем мы виноваты?».

 

Не надо думать, что исповедь — это какой-то уголовный процесс, на котором мы должны отвечать по статьям закона. Нет. Исповедь — это горькое сознание нашей виновности, нашей измены по отношению к любви Божией, которая дана нам как чудо.

Действительно, в мир, где царствуют распри и ненависть, приходит любовь Божия. Она приходит к нам. Что мы можем сделать в ответ? Только две заповеди (исполнить): «Возлюбить Господа всем сердцем» и «Возлюбить ближнего как самого себя» (то есть желать ему того же, что мы желаем себе.) И вот, прежде всего, против этих двух заповедей мы и были преступниками. И тем самым мы эту любовь затоптали, пренебрегли ею.

 

Чтобы увидеть, как слаба наша любовь к нашему Спасителю, давайте вспомним, как мы молились: сегодня, вчера, третьего дня, весь прошедший год. Вспомните, как это было трудно, как мы ленились, как нам было это тяжко, мы вроде выполняли какой-то долг, занудный и тяжелый. Иногда мы делали это по привычке, иногда это просто превращалось в формальное произнесение каких-то слов, без чувства.

 

Нежеланием вникать в суть своей веры мы оскорбляем Бога. И как можно жить по Евангелию, если его в сердце и в разум не вложил, если еще не проникнут ими? А как проникнуться? Много ли мы знаем наизусть из слов Христовых? Если каждого из нас спросить, у нас в памяти окажется бесконечное количество каких-то вещей(из прошлого, из наших знаний, из того, из другого). Но слова спасительные, слова Господа у нас ( в памяти) очень туманны, неопределенны, их мало. Мы их плохо помним и (часто), путаем.

Но чего же тогда от нас ждать, если мы (этих слов) не знаем? Святой Павел говорит нам: «Вера от слышания, а слышание от Слова Божия». Значит, если нет этого слышания, то слово Божие в нас не вошло. Сам Спаситель говорит: «Исследуйте Писание, оно свидетельствует о Мне». Но где нам исследовать, когда мы его просто не знаем, читаем редко и не углубляемся.

 

А теперь посмотрим на наше отношение к ближнему. У нас действует один закон в жизни: мы всегда хотим себе хорошего, приятного, спокойного. Но спросите себя честно: хотим ли мы этого по-настоящему для всех тех, с кем мы соприкасаемся? Тут мы задумываемся.

 

Некоторые думают, что десять заповедей, которые даны были еще в Ветхом Завете, которые были написаны три тысячи лет назад, уже устарели, что нам уже нужны другие заповеди.

Но, хотя прошло три тысячи с лишним лет, мы перед этими заповедями, данными диким людям, тоже оказываемся несостоятельными. Потому что уже первую заповедь «Я Господь Бог твой, да не будет у тебя других богов, кроме Меня», мы нарушаем каждодневно. Потому что Бог не является у нас нашим Господом, Который бы всегда царил у нас в сердце — тихо, незаметно, горел бы, как огонь лампады негасимый. А мы чему угодно можем приносить жертвы, чему угодно кланяться — своему самолюбию, своей гордости, каким-то страстям и желаниям, но не Ему!

 

Самым главным препятствием являемся мы сами. В любом деле мы сначала говорим: «Что Я хочу? Что Мне надо? К чему Я стремлюсь? Что Мне удобно? Выгодно? Спокойно? Приятно?» — и лишь потом спрашиваем: а что же мне об этом говорит Слово Божие? Чего хочет Господь? Вот и получается, что владыкой у нас является наша САМОСТЬ, мы сами. Мы себе кланяемся, себе кадим, себя удовлетворяем. Мы есть тот кумир, которого мы почитаем.

«Не сотвори себе КУМИРА» означает не прилепляться к вещам, к земному. Нужна нам одежда? Нужна. Нужна нам пища? Нужна. Нужны нам вещи, которые необходимы для быта? Нужны. Но ведь мы к ним иногда ПРИРАСТАЕМ, мы этими вещами настолько заполняемся, что в нас уже не остается места.

 

Например, одежда есть соблазн для женщин. Никто не отрицает, что женщина должна стремиться одеваться красиво и чисто, опрятно и хорошо. Но эта законная, естественная забота превращается в какую-то навязчивую идею, и вот уже об этом без конца говорят, без конца думают — на дороге, дома, в храме — где угодно. И тогда это становится грехом.

Это касается любых материальных вещей. Так, человек не может прожить без денег, но если это становится для него главным, то его жизнь гаснет, меркнет, ведь это все равно пройдет... Уйдет молодость, пройдут годы в мышиной беготне и он окажется с пустыми руками.

 

Закон призывает: «Помни день Божий». В старину это был день субботний, для нас это день воскресный. Значит, мы должны вырывать из своей недели хотя бы вот этот один день. Святить этот день! Освящать его, посвящать его Богу. А у нас всегда — суета, всегда — беготня. Так добежим до финиша очень быстро...

 

Заповедь говорит нам: «Чти отца и мать». У многих из вас родители умерли. Часто ли вы вспоминаете их на молитве? Многие забывают. Но ведь были, возможно, не только отец и мать, но и другие близкие родственники, кто вам помогали, ваши воспитатели, те, кто в вашей жизни сыграл какую-то роль. А живые родители? Иногда вам бывает лень им позвонить, написать, проявить заботу, внимание, победить в себе неприязнь, которая, может быть, возникла с детства. У многих из вас трудные отношения с родителями, но Господь сказал: «Чти». Не умеешь любить, так хотя бы чти, окажи то уважение, которое требует закон.

 

Вспомните их сегодня. И не только вспомните — сегодня все, у кого родители живы, должны принять решение: не откладывая позвонить, написать, сделать то, что вы не делали давно. Ну и конечно, те, кто говорил с ними грубо, оскорблял, обижал, пренебрегал, — должны сегодня принять решение по-христиански действовать раз и навсегда.

 

Закон нам говорит: «Не убий». Ну нет среди нас убийц, наверное.. Однако есть женщины, которые не дали родиться уже зачатым детям. Эти дети должны были выйти на свет Божий, но по нашему маловерию, малодушию, глупости мы пролили их кровь. Это надо знать, отчетливо сознавать и другим людям это объяснять, которые не понимают. Потому что слова «прерывание беременности» придуманы, чтобы смягчить понятие об убийстве. Также можно человека убить словом, ненавистью, язвительностью, отношением уничижительным.

 

«Не прелюбодействуй!» Сколько раз мы забывали о том, что страсти, которые кипят в человеке, требуют постоянной узды! До глубокой старости человек не может сказать, что освободился от страстей. Всегда нам дан этот искуситель, чтобы нас тревожить и волновать. Значит, мы должны быть на страже.

«Не укради». Опять-таки, может быть среди нас нет воров, но человек, который, взял книгу и потом решил ее не отдавать, забывает, что поступает как вор. Также и человек на работе — если эта его работа нужна кому-то, но он поступает недобросовестно — тоже по-своему вор, потому что получает деньги ни за что...

 

Туда же относится всякая лживость, нечестность, лукавство, недобросовестность. Более того, мы можем оказаться участниками какого-то злого дела, если в нас не будет ПРАВДИВОСТИ.

Мы живем среди людей, работаем среди людей, и мы должны нести знамя христиан. Это не значит кричать на всех перекрестках: я христианин! я христианка! Нужно являть это делом, обликом, чтобы от вас шла доброта, справедливость, открытость к людям, чтобы было ясно, что вы из храма вынесли дух, радость, свет, мир...

 

Сказано нам и о том, чтобы мы на других не возводили клевету. А мы (часто) с величайшим удовольствием находим у других недостатки, любим выдумывать эти недостатки, без конца передавать их друг другу. Это все оттого, что нам хочется себя возвысить. Но разве мы мало возвышены тем, что Господь сделал нас детьми Божиими? Это уже все! Больше нам ничего не нужно! И все-таки в поисках какого-то возвышения мы стараемся унизить других, чтобы было, как на качелях: он внизу, а я наверху.

Вот почему это доставляет такое удовлетворение, вот почему скованная, низкая душа, в которой копится чернота, всюду видит низость.

 

Прости нас, Господи, за то, что мы терзались завистью. Зависть есть форма нелюбви к людям. Это тяжелый, мучительный недуг, когда человеку кажется, что всюду, у всех лучше, чем у него. И он живет с отравленной душой, он плохо относится к окружающим людям, весь мир для него черный, он постоянно снедаем! Зависть ломала жизни людей, она влияла на жизнь обществ. ..

Для христианина, который принимает волю Божию, зависть недопустима. Потому что все, что дает нам Господь, мы должны принимать с благодарностью.

 

А где наша благодарность? — Мы все принимаем как будто мы это заслужили... Но мы ничего не заслужили, все — дар Божий. Мы же не благодарны ни за жизнь, ни за друзей, ни за семью, ни за то, что ноги ходят и глаза смотрят. На Земле — 40 миллионов слепых! А мы — смотрим... Но не благодарим за это! Что же, нам нужно ослепнуть, чтобы потом понять, что мы потеряли?

 

Вот заповеди Ветхого Завета. А теперь посмотрим на Обетования блаженства, которые Господь нам дает:

 

Он говорит нам о нищете духа, то есть о скромности человека, который знает, что он не имеет даров Божиих и просит о них и взывает!

Но кто из нас по-настоящему, горячо просит о ниспослании Духа Божия? Просим вяло, слабо, немощно!

 

Кто из нас может назвать себя миротворцем? Наоборот, мы часто в своих семьях создаем конфликты, мы получаем удовольствие от ссоры!

 

Кто из нас может назвать себя кротким, то есть сдержанным на язык, мягким в обращении с другими людьми, тактичным, терпеливым, воздержанным?

 

Кто из нас милостив, то есть способен ПРОЩАТЬ, способен относиться к людям с СОПЕРЕЖИВАНИЕМ? Мы глухи к окружающим нас людям!

 

Кто из нас твердо стоит за правду? (Это не значит, что надо всюду доказывать, всюду говорить о правде) Это значит в своей жизни, своими поступками ПРАВДУ ЯВЛЯТЬ! Потому что все нужно являть в своей жизни. Только тогда все будет действительно по-настоящему...

 

Когда Господь говорит нам о блаженстве тех, кто гоним за правду, за имя Божие — вспомним, как мы сразу воспламеняемся ненавистью, если нам кто-то из родных что-то обидное скажет, мол, «что это ты пошел в церковь?» Мы сразу раздражаемся, нам кажется, что это очень плохо для нас, а Господь сказал: «Блаженны вы, если вас поносят». Но нам это блаженство оказывается ненужным...

 

И, наконец, самое главное, цель нашей жизни — соединиться вместе и соединиться с нашим Господом, то есть, увидеть Его сердцем: «Блаженны чистые сердцем, ибо те Бога узрят». Поэтому необходимо изгнать из сердца всякую нечисть, зависть, ревность, зложелательство, хульные мысли, нечистые, блудные, осудительные — все то, что там копошится, такое мелкое, такое ничтожное.

Но можно ли эту грязь оттуда вымести, можно ли все это вырезать, как раковую опухоль? К сожалению, нельзя! Вырезаешь, а она вырастает снова, выметаешь эту пыль, а она снова садится. Мы сотни раз приходим (на исповедь) и говорим одно и то же. Значит, это невозможно.

А что же возможно? Возможно растить в себе нового человека, который будет заполнять ваше сердце! Человека великодушного, человека прежде всего связанного верой с Господом, человека который учиться любви.

У того, кто учится любви, начинают отмирать и зависть, и раздражительность, и ревность, и осуждение. Настоящая Божия жизнь вытесняет всю эту нечисть!

Но как же эту настоящую Божию жизнь в себе вырастить? Нам дается ответ, что мы — бессильны. Это ПРАВИЛЬНЫЙ, это реальный ответ: мы не можем! И ничего в этом нет стыдного, мы констатируем ПРАВДУ: мы не можем. Но это не значит, что мы должны опустить руки, мол, «пусть будет как будет». Нет! У нас есть СИЛА, которую Господь нам дает, эта сила называется благодатью.

Когда вы не можете, ПРОСИТЕ ЕГО. Он помогает, Он спасает. Он простил наши грехи, Он смоет с нас всю нечисть. Крест Его мы носим потому, что Господь нас спас здесь и сегодня. Только это спасение надо принять в своем сердце, принять так, чтобы оно вошло в сердце и преобразило его, чтобы оно стало для нас новой жизнью.

Ключ к этому преображению один: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим».

Вот, подумайте, что вы любите? Кто-то любит природу, кто-то любит людей, кто-то любит музыку, кто еще что-то. Но все это — только отражение Господа.

Все наши самые любимые вещи — отражение Господа, Который поэтому должен быть ЕЩЕ БОЛЕЕ любим, еще более....

Вот любит человек жизнь, а жизнь — это дар Божий, значит, надо любить Его еще более, чем мы любим жизнь и все то, что нами любимо.

Если так будет, тогда Его Дух, Его сила войдут в нас и будут гореть в нас ровным пламенем, пламенем священным, которое выжигает всю нашу нечистоту.

Господи, Иисусе Христе!

Прости наши согрешения.

Дай нам подойти к Святой Чаше,

соединиться (с Тобой) узами любви,

узами которые дает нам Святая Церковь,

сегодня, здесь и теперь.

Ты Сам, Господи, сказал:

«Где двое или трое будет собраны во имя Мое,

Я там среди них».

И мы верим, что сегодня, Господи,

Ты здесь с нами,

что Ты нас соединяешь,

что Ты нас очищаешь и освобождаешь.

_________________

IX

 

Четвертая воскресенье Великого поста

(Неделя Иоанна Лествичника)

 

Бог, давая обетование Аврааму, как не мог никем высшим клясться, клялся Самим Собою, говоря: «истинно благословляя благословлю тебя, и размножая размножу тебя». И так Авраам, долготерпев, получил обещанное. Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их. Посему и Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву, дабы в двух непреложных вещах, в которых невозможно Богу солгать, твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежающую надежду, которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий, и входит во внутреннейшее за завесу, куда предтечею за нас вошел Иисус, сделавшись Первосвященником навек по чину Мелхиседека.( Евр 6: 13-20)

 

Сон Иакова

 

Четвертое воскресенье Великого поста посвящено памяти преподобного Иоанна Лествичника, которого так назвали, потому что он оставил нам учение о духовной лестнице, соединяющей Небо и Землю.

В Священном Писании есть рассказ о праотце нашего Господа патриархе Иакове. Однажды он остался ночевать в пустынном месте один, и когда он заснул, то увидел во сне подобие башни, поднимающейся ступенями в небо, и ангелов Божиих, которые поднимались и сходили вниз, а наверху — престол Небесного Царя. И когда Иаков проснулся, он понял, что есть какая-то таинственная, невидимая нашим глазам связь между миром Божием и тварным миром. Во сне она представилась ему в виде башни со ступенями, уходящими в небо, и он сказал: «Свято место сие».

И с тех пор многие люди, когда задумывались над путем человеческим, сравнивали его с долгим восхождением на высокую башню, или лучше сказать на высокую неприступную гору, вершина которой не видна с земли.

Все помнят, как сказал Господь своим первым апостолам, что они увидят небо отверстым и Ангелов Божиих, которые будут восходить и нисходить на землю. Это значит, что нынешняя удаленность людей от Бога, оторванность смертных и грешных людей от Творца, как бы восполнится этой связью.

Но кто связал Небо и Землю? Кто связал Бога и человека? БОГОЧЕЛОВЕК! Господь наш Иисус Христос! И, конечно, Матерь Божия, которая принесла нам в мир Божественного младенца. Потому то и называется Она в церковных песнопениях Лествицей Небесной, что Господь к нам через Неё сходит. Значит уже не так бесконечно далеко от нас Небо, не так оно от нас оторвано! Есть лестница и есть ступени, по которым мы дерзаем подниматься и восходить.

Вокруг старинных гор, куда люди приходили и молились, часто селились отшельники и подвижники. Так было и у Афонской горы, и у горы Синайской, и в других прекрасных пустынных местах. И вот в Синайской пустыне у подножия горы Божией жил Иоанн Лествичник. В маленьком старинном монастыре проводил преподобный свои дни: в молитве, в труде, в думах о всем мире, о судьбах людей, страждущих от зла, которое царит в мире.

Часто по утрам, еще до восхода солнца, он выходил помолиться, смотрел на Синайскую гору и видел темные долины, повитые сумраком, видел острые вершины, уходящие в облака.

Но вот поднималась заря, вершины гор становились алыми от восходящего солнца, а внизу еще была тьма.

В это время некоторые благочестивые паломники, в одиночку или группами, начинали восхождение ввысь, чтобы помолиться там, где Господь являлся пророку Моисею. И шли вереницы, шли по скользким, по трудным тропинкам, поднимались по крутизне, боялись заглянуть вниз, но вверх, вверх, к этим вершинам, которые освещаются солнцем!

И вот тогда преподобный Иоанн жизнь нашу человеческую сравнил с этой горой, по которой поднимаются паломники, и понял, что необходимо постоянное восхождение, а кто не идет наверх, тот будет вынужден блуждать внизу, останется навсегда в плену.

Действительно, жизнь наша есть путь, и тот, кто не хочет по нему идти, кто думает, что можно быть христианином и топтаться на месте, тот обманывает и себя, и Бога. Пройдет десять, двадцать, шестьдесят лет; если ничего для Господа не сделал, если ни в чем не продвинулся, значит, впустую все годы прошли. Другие поднимались, другие уходили вверх, а этот человек ходил вокруг в темноте и в сени смертной.

Нам так страшно подумать об этом, потому что наверху ждет нас Господь, а внизу тьма... Тьма греха, лености, косности, нерадения. Но там то мы и топчемся, хотя и считаем себя православными христианами, но далеко, далеко обогнали нас другие!

Больше того, эта гора восхождения, эта лестница небесная, — особенная! Когда поднимаешься на простую лестницу, можешь остановиться и стоять, а там — иначе. Если остановишься, поедешь вниз и назад — на ней нельзя останавливаться!

Каждый из нас знает по себе, что бывает, когда перестанет человек молиться. Кажется, забросил молитву, потому что дела закружили, но прошло время — неделя, две, месяц, и как потом трудно восстановить свое сердце! Как потом трудно вернуться к молитве, потому что душа ушла назад; не на месте стояла, а потеряла то, что имела.

Поэтому, только вперед! Только стучаться к Богу! Только просить помощи на этом пути! Путь этот трудный; с одной стороны — пропасть уныния, с другой стороны угрожают обвалы искушений, с третьей стороны — трещины испытаний и скорбей. Но есть и помощники, есть и проводники, есть и указатели на этой дороге.

Главный наш указатель — Священное Писание. Открываем его, и там для нас все начертано: как подниматься к Богу в Его Царство. Есть и указатели на этой дороге, подобные стрелкам, которые указывают: здесь путь к свету, а здесь путь к погибели. И, наконец, есть проводники. Что это за проводники? Наши защитники, заступники, друзья, наши старшие братья — это святые, преподобные учителя. Их жизнь для нас — назидание и наставление, они всегда живы и молятся за нас, а кроме того, каждого из нас ангел Господень опекает. Каждый из нас имеет своего святого покровителя и своего Ангела-хранителя. Надо о них помнить, знать, что они не бросят нас посреди дороги, и тогда они смогут помочь нам.

Иные говорят, а что же мы падаем, почему мы срываемся, почему мы терпим крушения в этих своих попытках вверх подняться? А ответ им содержится в Евангелии сегодняшнем. Спрашивает Господь отца больного ребенка: «Веруешь ли?- А тот говорит: Верую, Господи, помоги моему неверию». И тогда Господь исцелил его сына. Так и на нашей дороге. Если мы решили себя вверить Богу, если мы целиком Ему преданы, тогда и помощь будет. А если мы идем опасаясь, сомневаясь, ропща, унывая, задумываясь, как бы чего не вышло, не будет нам тогда помощи, ибо мы сами отводим от себя протянутую к нам спасительную руку Божию.

Вот и апостольское чтение сегодняшнего дня указывает нам на необходимость проснуться от сна неверия и обратиться к Христу. Призыв апостола сегодня такой: «Восстань, спящий, и воскресни из мертвых, и воскресит тебя Христос!». Так пели христиане с первых дней существования Церкви. Этот призыв обращен и к нам, потому что душа наша спит глубоким сном. Но говорит нам Церковь: «Да воскресит тебя Христос!». Значит, не своей силой встань, а силой Христовой.

Великий пост это как раз то самое время, когда нужно услышать это слово и, наконец, проснуться. Может быть, целый год мы спали — ведь день за днем идут так быстро: кажется, это было вчера, а прошел уже месяц, кажется это было месяц тому назад, а уже год промелькнул — несется жизнь, и мы не замечаем проходящего времени. А почему не замечаем? Потому что дремлем, ослабели, плывем по течению, но Церковь говорит нам сегодня: «Восстань, спящий, и воскресни из мертвых!». И душа наша изъеденная грехами, мертвая, должна воскреснуть.

Бывает, идешь по полю, видишь — стоит человек и машет руками. Подходишь ближе, а это, оказывается, пугало, его поставили, чтобы отгонять птиц от посева. Мертвая вещь — шапка, рубаха и палка. Вот и наша душа, кажется, вроде живет, а присмотришься поближе — жизни нет: ни мыслей ясных, ни веры живой, ни чувств добрых — все оцепенело, все покрылось льдом.

 

Чудесно, что Великий пост совпадает со временем весны, когда как бы мертвые деревья начинают оживать, земля, покрытая снегом, вот-вот откроется, и слово Церкви звучит нам: «Встань спящий, и воскресни из мертвых и воскресит тебя Христос»....

И вот тут-то мы постигаем самое главное о вере нашей. Я спросил как-то одну женщину: «Ты верующая? Православная?» «Да — она говорит, — я хожу поминать своих покойников». Так разве в этом наша вера? Конечно, надо поминать усопших. Но ведь их поминают и язычники, и даже совсем неверующие люди. Когда наступает воскресный или субботний день, часто на кладбище приходят толпы. Но все ли они пришли сюда помолиться? Значит, поминать усопших — это не главное в нашей вере. А что же главное? У кого спросить? Кто даст нам ответ? А ответ ясный, единственный, исходящий из уст Христовых, другого ответа нет, все остальное — ложь, человеческие заблуждения, человеческие предания. Что же говорит нам Господь? В чем суть веры нашей, которая может нас поднять, пробудить и воскресить?

Когда книжник по имени Никодим захотел узнать, в чем суть веры Христовой, он пришел к Самому Господу. Никодим стеснялся товарищей, боялся людских пересудов, и потому пришел к нему ночью и спросил: «Как же жить?» И Господь ему ответил: «Чтобы войти в Царство Божие, надо родиться свыше — вновь родиться». Никодим сказал: «Как же я могу родиться, я старый человек». Тогда Господь ему ответил, что родиться нужно от воды и Духа. Вода — это крещение, вступление в Церковь, а Дух — это вера наша, которая принимает силу Господа.

Каждый из нас должен молиться о том, чтобы Господь дал нам этот Дух, чтобы дал нам это рождение. «Кто не родится свыше, — говорит Господь, — тот не войдет в Царство Божие». Кто не почувствует на себе Его руку, так и будет мертвым стоять в храме до конца своих дней и не услышит голоса Божия: «Встань, пробудись, восстань спящий!». Значит, дать нам жизнь может только один наш Господь Спаситель — силой Своего Духа. Но кому же Он эту силу пошлет? Тем, кто хочет! Тем, кто просит! Тем, кто молится! Тем, кто взывает!

Поэтому всех нас Церковь призывает:»Молитесь, просите»! Поэтому и повторяем мы каждый день: «Прииди Дух Святой и вселися в нас, и очисти нас от всякия скверны». Это мы просим, чтобы Господь к нам пришел, в нас вошел, и очистил нас от зла. «Цель нашей жизни — говорил преподобный Серафим,- обрести силу Духа Божия в сердце».

 

Духовная жизнь это прорастание в вечность. Надо, чтобы уже здесь и теперь, уже при жизни этого бренного тела, крыло вечности касалось нас, чтобы в нас жило вечное, божественное, была благодать Святого Духа. Тогда мы поймем смысл странных слов Христа Спасителя: «у кого есть, тому прибавится, у кого нет, у того отнимется». Тут речь как раз и идет о тех, кто собирает ДУХОВНО — мудрость, опыт, любовь, плоды своих дел. Ему прибавится... К добру еще идет. А у того, кто жил для себя, кто проживал, тратил жизнь просто для себя, у того и последнее отнимется. И к закатным годам он придет неизменно опустошенным.

Будем же сейчас подниматься по этим ступенькам. По ступенькам молитвы, по ступенькам добра, по ступенькам воздержания; и тогда все помощники окружат нас, тогда заговорят все указатели. Тогда Сам Господь, Который наверху в сияющей вершине ждет нас, протянет нам Свою руку и укрепит нас на нашем трудном пути. Аминь.

 

 

 

_________________

 

 

 

 

Покаяние есть возобновление крещения. Покаяние есть очищение совести. Покаяние есть завет с Богом об исправлении жизни. Покаяние есть примирение с Господом чрез совершение благих дел, противных прежним грехам. Покаяние есть помысел самоосуждения, и попечение о себе, свободное от внешних попечений. Покаяние есть дщерь надежды и отвержение отчаяния...

Св. Иоанн Лествичник

 

(Как положить начало покаянию?) Если желаешь положить начало покаяния, посмотри, что сделала блудница: слезами омыла она ноги Владыки (Лук. 7, 38) Плач омывает всякого от грехов. Но человек достигает плача трудом, посредством многого поучения в Писании, терпения, размышления о Страшном Суде и стыде вечном, и чрез самоотвержение, как сказал Господь: «кто хочет за Мной идти, да отверзнется  себя и возьмет крест свой и за Мной идет «(Мф 16, 24)

Свв Варсануфий и Иоанн

 

При бесчувствии души полезно частое чтение Божественного Писания и умилительных слов Богоносных отцов, памятование о страшном суде Божием, об исходе души из тела, и об имеющих встретить ее страшных темных силах, с которыми она делала зло в сей маловременной и бедственной жизни.

Св. Авва Дорофей

 

Постарайся войти во внутреннюю сокровищницу свою, и узришь сокровищницу небесную. Ибо и то и это одно суть; и одним входом видишь ты их обеих. Лествица в это Царствие внутри тебя сокрыта, т.е. в душе твоей. Омый себя от греха и найдешь там степени восхождения, по коим можешь взойти в него.

Св. Исаак Сирианин

 

Одна из немощей человеческого духа — косность и леность к познанию истины, особенно истины веры и благочестия. Чему всего коснее и ленивее обучаются юноши и даже взрослые и старцы? Истинам веры и благочестия. Об этом свидетельствуют безчисленные опыты.

 

Мы грешим помышлением, словом и делом. Чтобы сделаться чистыми образами Пресвятой Троицы, мы должны стараться о святости своих помышлений, слов и дел... Грехи помышлений в христианине — немаловажное дело, потому что все угождение наше Богу заключается, по свидетельству св. Макария Египетского, в помышлениях; ибо помышления суть начало, от них происходят слова и деятельность...

 

Когда придет тебе в голову безрассудная мысль — сосчитать какие-либо добрые дела свои, тотчас же поправься в этой ошибке и скорей считай свои грехи, свои непрерывные, безсчисленные оскорбления всеблагого и праведного Владыки и найдешь, что их у тебя как песку морского, а добродетелей, сравнительно с ними, все равно что нет.

 

Видеть грехи свои в их множестве и во всей их гнусности — действительно дар Божий, подаваемый вследствие усердной молитвы.

Св. Иоанн Кронштадтский

 

Мы сами — тьма и не способны проникнуть в свою душу. Поэтому мы должны с глубоким смирением и верой обратиться к Богу. Мы должны горячо молиться о просвещении Духом Святым, будучи движимы живой верой, которая может тронуть сердце Божие и привлечь к нам Его милосердие. Подобно тому, как часовщик, вооруженный лупой, различает малейшие колесики часов, так и мы, просветленные Святым Духом, можем различить все подробности нашей жалкой жизни. И тогда малейший грех вызовет наш ужас. Оставшись наедине с Богом, у Которого мы просили Его света, следует испытать свою совесть и вспомнить все свои грехи.

св. Ж. М. Вианней

 

 

 

_________________

 

Лестница вверх

 

Вы все знаете, что такое жизнь обычная: ее главная линия — ниспадающая, она катится вниз. Человек идет вниз, теряя силу, разум, и в конце концов теряя жизнь. Человек только ПРОЖИВАЕТ то, что дано было ему от Бога, от родителей, от природы. А христианская жизнь — это наоборот, ОБОГАЩЕНИЕ со временем. Несмотря на то, что плоть наша слабеет, мы можем и должны идти вверх. Вот, Иоанн Лествичник показывает нам лестницу, которая ведет в небо, и поэтому в старости, в немощи человек может обрести большую любовь, большую мудрость, большую глубину....

 

И сегодня мы с вами приходим и стоим перед этой лестницей, и думаем: Господи, мы же стоим на первой ступени, ничего мы не сделали, никакого движения вперед. В любви к Тебе не преуспели, молитва наша остается рассеянной, остается как бы из-под палки, мы себя только заставляем; мы расхлябаны, размагничены, несобраны. Наша внутренняя духовная жизнь или вообще отсутствует, или еле-еле теплится, как лампадка, как коптилка.

 

Прости нас, Господи, за то, что мы не имели доверия к Тебе. Мы всегда в тревоге: что будет завтра, что будет с нами потом, что будет с миром — это от недоверия. Недоверие есть форма маловерия и вообще форма неверия. К тому же вера — это верность Богу в любых состояниях: и в упадке сил, и, наоборот, в расцвете сил, и в радости, и в горе. Вера есть неизменная верность направлению, которое вы приняли, решив отдать себя Господу Иисусу Христу.

 

Прости нас Господи за то, что мы отделяем веру от жизни. Когда мы занимаемся чем-то обычным, мы как будто отходим от Бога — живем, как язычники, не перед лицом Господа. А перед лицом Божиим должно быть все: труд, любовь, радость, скорбь, страдание, болезнь, здоровье, помощь — все перед лицом Божиим. Чтобы не было религии, как отдельной функции нашей жизни: утром мы занимаемся своей профессией, днем — семьей, а вечером — религией. Это неверный подход.

 

Господи, прости нас за наши колебания, внутренние метания, когда для нас не Господь оказывается главным, а наше собственное «я», наше самоутверждение. Ради ложного самоутверждения мы готовы на все.

 

Подумать только, что мы как осенние листья, слетаем и исчезаем. Только в Боге мы обретаем вечность, только во Христе мы стоим чего-то, а так — мы как пыль, как дым, суета-сует, томление духа и более ничего...Господи, прости нас грешных за то, что мы суетные, мелочные, многозаботливые. Ропщем, завидуем, осуждаем. Ничтожество всякое, пустота занимают пятьдесят процентов нашей жизни, мыслей, чувств.

 

Прости нас, Господи за наше смятение, за то, что мы находимся часто в отчаянии, доходящем до последнего предела...Один безбожник говорил: «Если посмотреть на лица этих христиан, то нельзя подумать, что они верят в такие чудесные вещи». Если мы действительно верим, что СМЫСЛ есть, что душа БЕССМЕРТНА, что Господь есть ДОБРО, что Он ПРИШЕЛ к НАМ, что Христос ЖИВЕТ с НАМИ, — разве есть нам дорога унывать ? Как говорил нам преп. Серафим: «Нет у нас пути унывать»!

 

Прости нас, Господи, за вину против нашей семьи, против наших близких. Мало мы давали друг другу любви — это ведь некий подвиг, потому что человек всюду напряжен, а дома расслабляется. А раз он расслабляется, тут из него вываливается вся чернота. На кого же она вываливается? На членов семьи, на близких. Семья — это как раз то место, где мы должны быть особенно бережными. Но у нас это не получается и НЕ ПОЛУЧИТСЯ никогда! Вы сами знаете, это порочный круг — надо сохранить любовь, сохранить близких, дорогих, но дома надо и расслабиться — и вот порочный круг...

 

Только БЛАГОДАТЬ Божия способна нас из этого вытащить, благодать Божия все может, значит ее нужно всегда призывать.

 

Господи, прости нас грешных за неумение благодарить людей и Тебя Самого, за пренебрежение к Слову Божию, к христианскому долгу, милосердию, состраданию; прости нас за то, что мы пренебрегаем постами, посещением храма, праздниками церковными,

Что такое праздник? Всякие обряды, обычаи и прочее. Нужны ли они? Да, конечно! Чтобы дома, особенно там, где есть дети, чувствовали, что наступила Пасха — не просто весна, а весна Духа! Что пришло Вербное воскресенье — не просто Господь когда-то, две тысячи лет назад вошел в Иерусалим, а что Он и сейчас к нам приходит, Грядущий на вольную страсть.

 

Значит, только Он, только преданность Ему! Только Дух — это есть жизнь, все остальное — мусор и тлен. Господи прости нас за то, что мы так мало отблагодарили Тебя за Твою великую любовь. Отблагодарить можно любя Тебя и любя ближних, а мы не только не любим, мы относимся ко всем окружающим нас с неприязнью, даже к посторонним, даже к чужим, даже лица на улице нам кажутся отвратительными. И это не потому, что люди таковы — люди разные всегда были, есть и будут, а потому что у нас внутри муть, и эта муть выплескивается наружу, и нам все кажется в черном свете. Господи, прости нас грешных.

Я понимаю, что многие из вас живут в трудных, стесненных обстоятельствах, в искушениях, но это было всегда и всегда будет — жизнь на Земле никогда не была раем. И пока Царство Божие не придет в силе и славе, всегда Земля будет юдолью скорби, и на это надо смотреть со всей честностью и со всей определенностью. «В мире, — говорит Господь, — будете иметь скорбь, но мужайтесь — Я победил мир».

Если Он победит и в НАС мир, тогда и мы будем чувствовать себя совсем иначе, не будет над нами довлеть, и не будет владеть нами чернота мира сего. Господи, прости нас грешных.

 

_________________

 

 

X

 

Пятое воскресенье Великого поста

(Неделя Марии Египетской)

 

Взгляд Господа

 

В пятое воскресенье Великого поста Церковь празднует память Марии Египетской, святой подвижницы, которая является для нас образом глубокого искреннего покаяния, приносящего великий плод.

Существует древневизантийское предание, что она стала святой из великой грешницы, что юность ее прошла в беспутстве, что она была куртизанкой, падшей женщиной в большом развращенном городе в Египте. Вся ее жизнь катилась бездумно по проторенному, легкому пути, который одни считали позорным, другие вовсе не считали зазорным, а сама она никогда не задумывалась над своей жизнью. Плыла по течению, как многие из нас.

И вот, однажды, с ней случилось удивительное событие. Она шла по пристани в своем родном городе Александрии, и увидела большую толпу людей, направлявшихся на корабль. Она спросила, куда они идут. Оказалось, что это были паломники, богомольцы, которые отправлялись в Святую Землю для поклонения местам, где совершился земной путь Господа.

Конечно, Мария вовсе не интересовалась молебнами, паломничествами, а просто решила, что ей будет весело путешествовать с такой большой толпой людей, и она уговорила капитана, чтобы он взял ее с собою на борт. И они отплыли в Святую Землю, и, как повествует сказание, она и во время этого плавания смущала настроение паломников неподобным смехом, вульгарным поведением, легкомыслием.

Но, наконец, они прибыли в Святую Землю. Корабль бросил якорь в городе Яфе, и оттуда вся эта большая, пестрая, многоязычная толпа двинулась по дороге на восток в Иерусалим. И Мария шла с ними. Шла не думая, что эта дорога изменит всю ее жизнь...

Приближался праздник, и в Иерусалиме были большие толпы народа, которые стремились поклониться частице Святого Древа Христова. Вы, наверное, помните, что найденный Крест Спасителя был разделен на части, и эти частицы разошлись по всему христианскому миру. Одна из них хранилась в одном из храмов Иерусалима. И люди длинными вереницами шли к этому храму. А Мария шла вместе с ними.

Храм этот — старинный, невместительный, и когда Мария никак не могла пройти в ворота, она этому не удивилась, ей все казалось, что толпа ее оттесняет. Но потом она увидела, что уже никого из ее знакомых попутчиков не осталось, все прошли, только она одна в этой толпе толчется. Так она до вечера пыталась войти в эту церковь, и вдруг поняла, что какая-то незримая сила не пускает ее в храм. Этот факт поразил ее. Она поняла, что недостойна войти в это святое место, что Сам Господь заградил ей путь. И, вот, с этого времени начинается ее жизнь в покаянии.

Она как бы заново родилась. До того было существо — женщина, которая жила ни о чем не думая, ни куда она идет, ни зачем она живет, ни для чего она вообще на свете существует, а тут вдруг она поняла, что ее видит Господь, что Он ее пожалел: в этой огромной толпе ее увидел и остановил, как недостойную. Это было ПРИЗВАНИЕ, обращение — не только укор, а именно ВЗГЛЯД Господа, Который призвал ее в тот момент.

 

Конечно, среди людей, которые шли в этот храм, тоже были грешники. Конечно, тот корабль не был наполненный святыми. Но почему-то Бог избрал именно эту женщину, Марию, чтобы дать ей понять, что грех препятствует человеку приблизиться к Богу. И, вот, эта невидимая стена, невидимая запертая дверь, которая ее не пускала, перевернула все ее сердце. И видимо, неслучайно, Господь ее избрал. Эта была великая душа, поэтому Господь дал ей такое знамение. Потому что другая женщина могла бы повернуться, заплакать, уйти и сказать: «Я недостойна, вот меня Господь и не пускает». А иная бы сказала: «Это мне все чудится, просто большая толпа народу, зачем я полезу в такую давку». Повернулась бы и ушла.

Но не такой, оказывается, была Мария. Она продолжала стоять там весь день, пытаясь проникнуть в этот храм. Она не могла уйти оттуда. А когда она поняла, что должна очиститься покаянием, прежде чем сможет войти в храм, то решила изменить всю свою судьбу. Из куртизанки, женщины, презираемой всеми, она превратилась в отшельницу, в пустынницу, ушла за Иордан, где через много лет согласно преданию ее нашел монах по имени Зосима.

Она была уже совершенно неузнаваемой, с белыми выгоревшими на солнце волосами, с черной кожей, и этот самый старец видел, что она была способна взять и перейти через реку по воде. Она уже была существом совсем какого-то иного мира. Впоследствии этот Зосима и похоронил ее там.

 

Так почему же она ушла в пустыню, где провела свои последние годы? Потому что у нее было горячее желание прийти к Господу. Такое сильное, что никакое препятствие ее не остановило. Она хотела прийти и поклониться Гробу Господню в простоте своего сердца, казалось бы испорченного, но на самом деле в глубине чистого. Она не просила у Бога ничего, а только хотела прийти и встать перед местом его Голгофы. Наверное, туда приходили тысячи людей, которые молились — одни о здоровье, другие о богатстве, третьи молились об успехе в своих делах, четвертые молились за своих детей — у каждого человека найдется своя нужда — а она ничего не просила, она только хотела приблизиться к Господу, и больше всего ее убило то, что ей это было запрещено.

 

Мария осознала свой грех и продолжала стучаться к Богу. Она стремилась, она была одна из тех, о ком, сказано, что «Царство Божие усилием берется, и тот, кто прилагает усилие, его восхищает».

Конечно, человек не может себя спасти сам. Но от него требуется глубочайшая вера, стремление проникнуть в храм Господень, в храм веры. Мы все знаем, как многое нам препятствует. Невидимая стена иногда и перед нами встает. Вы все знаете, как на молитве бывает: человек не может сосредоточиться, у него посторонние мысли, он как будто бы и стучится, но дверь к Богу заперта. Вы многие знаете чувство: «тут стена и Бог меня не слышит». Да, у многих это чувство бывает, и это СЧАСТЬЕ. За это надо благодарить, когда вы ощутимо чувствуете запертые двери, и что Господь не пускает. Значит Он вас пожалел, значит Он вас хочет пробудить, значит Он дал вам знак того, чтобы вы проснулись как Мария Египетская и продолжали стучаться у этой двери. Стучитесь и вам будет отворено!

Потому что тот храм, то священное место, которое за этими дверями, СТОИТ всей жизни, СТОИТ всего мира, который находится вокруг, вне этого храма, вне этих дверей. Любой из вас с возрастом все больше и больше будет убеждаться в этом — что только там есть покой, мудрость, радость, сила, упование, смысл жизни — только в этом храме веры. Только там мы обретаем себя как люди. Мы перестаем быть просто мимолетными жалкими существами, которые не могут справиться с самыми своими простыми немощами, а мы становимся чадами Божиими, и Господь нас принимает.

 

«Войдите!» — говорит Он. И мы идем, идем.. И, вдруг, дверь заперта... Но никогда не думайте, что эта запертая дверь означает, что Бог не хочет вас пустить к Себе! Просто это предостережение, просто это знак для каждого из нас: Вспомни, КУДА ты хочешь попасть, вспомни, КУДА ты хочешь войти!

«Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят». Постарайся очистить свое сердце. Конечно, ты не можешь его до конца очистить. Бог Сам очистит! Но хоти этого! Желай этого! Стремись, как стремилась Мария Египетская стать святой и стала...

Вот, дорогие мои, этот образ должен быть всегда перед нами, особенно сейчас, когда после дней покаяния Великого Поста мы приближаемся к Светлой Пасхе. В момент Пасхи снимается все черное в храме и все начинает сиять огнями — это как бы образ души воскресшей, пробудившейся. Мы умираем в грехе, умираем в своей немощи, но Бог силен нас воскресить, как говорит молитва акафиста: «Иисусе, воскресший, воскреси души наши!» Аминь.

 

_________________

 

 

Нет непреодолимого препятствия спастись тому, кто искренне возжелал сего; и нет невозможности раскаяться и к Богу обратиться даже и дошедшему до последнего предела зла. А что такое слово неложно, на то есть множество свидетельств....

 

Что касается до увлекавшихся плотской любовью и потом раскаявшихся, то таких так много, что их не перечтешь. В числе их и Божественный Давид, после прелюбодеяния и убийства опять получивший дар пророчества; потом Мария Египетская после ненасытного грешения сего рода грехами, востекшая до Ангелоподобия и дара прозорливости сподобившаяся, и проч. и проч. Так что никому никакого не остается повода думать и говорить, будто кому из нагрешивших нельзя чрез покаяние востещи к спасению.

Св. Феодор Студит

 

Когда человек, памятуя прежние грехи свои, наказывает себя, тогда Бог благоволительно взирает на него. Бог радуется, что за уклонение от пути Его, сам он наложил на себя наказание, — что служит знаком покаяния. И чем более делает принуждения душе своей, тем паче приумножается Богом благоволение к нему.

Св. Исаак Сирианин

Итак, вся война идет за смирение... Пост, и воздержание, и бдение, и безмолвие, и другие подвиги помогают, но главная сила в смирении. Мария Египетская постом иссушила себя за один год, потому что ей нечем было и питаться, но с помыслами боролась 17 лет. Смирению сразу не научишься. Потому Господь и говорит: «научитесь от Меня смирению и кротости». Чтобы научиться, надо время. А некоторые постарели в подвигах, а смирению так и не научились, и не могут они понять, почему им нехорошо, нет мира и душа унылая.

 

Грешную душу Господь позвал на покаяние, и она обратилась к Господу, и Он милостиво принял ее, и явил ей Себя. И душа человека познала Бога, Бога милостивого, и щедрого, и сладчайшего, и возлюбила Его до конца, и рвется к Нему ненасытно по множеству жара любви, и не может забыть Его, ибо сей жар любви к Богу не дает душе забыть Его ни днем ни ночью ни на одну секунду. И если умаляется в душе благодать, то не знаю, чему уподобить тогда печаль души: о, как просит она у Бога снова той благодати, которую вкусила.

преп. Силуан Афонский

 

 

_________________

 

 

Когда были они на пути, восходя в Иерусалим, Иисус шел впереди их, а они ужасались и, следуя за Ним, были в страхе. Подозвав Двенадцать, Он опять начал им говорить о том, что будет с Ним: вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам; и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам; и поругаются над Ним, и будут бить Его, и оплюют Его, и убьют Его; и в третий день воскреснет.

Тогда подошли к Нему сыновья Зеведеевы Иаков и Иоанн, и сказали: Учитель! мы желаем, чтобы Ты сделал нам, о чем попросим. Он сказал им: что хотите, чтобы Я сделал вам? Они сказали Ему: дай нам сесть у Тебя, одному по правую сторону, а другому по левую, в славе Твоей. Но Иисус сказал им: не знаете, чего просите. можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь? Они отвечали: можем. Иисус же сказал им: чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься; а дать сесть у Меня по правую сторону и по левую — не от Меня зависит, но кому уготовано. И, услышав, десять начали негодовать на Иакова и Иоанна. Иисус же, подозвав их, сказал им: вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими. Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом. Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих.

(Мк 10 32-45)

 

Он даст нам больше.

 

Сегодня Сам Господь дает нам урок смирения, и обличает нашу гордыню. Вы все слышали о том, как Он шел на крестную смерть, и о чем в это время думали Его ученики. Как Он готовился к страданиям за род человеческий, а они думали о том, как их будут чествовать и прославлять, и какие они займут почетные места около Его трона, около Его престола. Человек в своей гордости, часто не слышит ни слова Божия, ни слова человеческого...

 

Приближается Господь к дням Своих страданий. Он идет один, как бы погруженный в думу о том, сколько зла в мире, сколько страданий в мире, сколько жестокости, горя и слез. Все это бремя, которое должно было как бы раздавить людей, Он берет на Свои плечи, чтобы мы окончательно не погибли, чтобы это нас не сломало, чтобы не уничтожен был род человеческий.

Вот Он идет и знает, что скоро должен пробить Его час, что скоро все, что есть ужасного, гнусного, темного, блудного, преступного в мире, — все это ляжет на Него, все станет Его Крестом. А ученики и апостолы в это время, идя с Ним рядом по дороге, думают о своем. Они рассчитывают, что Господь вступит как победитель в город, провозгласит Себя Царем, и они уже делят между собой места у Его трона. Подходят к Нему братья Заведеевы, Иаков и Иоанн, кланяются Ему, подходят вместе с матерью, чтобы она походатайствовала за них. «Разреши нам, — просят они, — в Твоем Царствовании сесть у Тебя справа и слева от трона». Так садятся знатные вельможи, царские приближенные. И на это Господь печально ответил им: «Не знаете, чего просите. Не знаете». Потому что в это время ожидал Его не трон, а Крест, не прославление, а пытка, не царствование, а смерть. И все-таки Он спросил их: «Будете ли вы пить чашу, которую Я пью?» А они ответили в неведенье: «Будем». И Он сказал: «Вы будете пить ее и омоетесь тем крещением, которым буду омываться Я».

Но тем самым Он дал им большее, чем просто место приближенных у трона: Он дал им соучастие в Своих страданиях. Вот великий дар сердца Христова! Дар не только апостолам, но и всем нам... Потому что, когда мы причащаемся Святых таин, когда мы совершаем Божественную Литургию, мы, по слову апостола, смерть Христову возвещаем, доколе Он придет. Вместе с Ним умираем, вместе с Ним страдаем, вместе с Ним воскреснем!

Такова великая щедрость нашего Господа. Она всегда проявляется, когда человек просит Его о чем-то. Человек просит о малом, о земном, а получает Высший Дар.

В древности один крестьянин по имени Саул пошел искать пропавшую ослицу, но Бог уже избрал его стать царем и водителем народа Божия. И в пустыне его нашел пророк, благословил и помазал на царство. С тех пор появилась такая поговорка: «Пошел искать ослицу, а нашел Царство».

Таков дар Божий: Он всегда более щедр, более богат, чем мы хотим. Вспомним самарянку: чего она просила у Господа, когда встретила Его у колодца? — «Дай мне такую воду, чтобы я напилась навсегда и больше не ходила сюда с кувшином». — вот и все, что ей было нужно. А Он ей дал живую воду Евангелия Христова, живую воду спасения.

Каждый раз, когда люди обращаются к Господу, они просят Его о малом, но у Отца нашего Небесного богатств много. Поэтому пусть наше сердце, усталое и изможденное, исполнится надежды, потому что Господь есть Отец наш. Потому что, когда мы просим Его о своем здоровье, о своих делах, Он нам отвечает: «Я дам вам больше, Я дам вам Свою любовь, Я дам вам Свое спасение, Я дам вам Свою правду, Я дам вам Свой дух, Который почиет на вас».

Поэтому никогда не думайте, что вы уже остановились в своем христианском пути, никогда не думайте, что все уже сделано. Всегда есть еще одна ступенька вверх, еще одна ступенька — и все ближе к небесному миру. Разбойник сказал, когда умирал на кресте, простые слова: «Вспомни меня, Господи, когда будешь в Царстве Своем». А Господь дал ему большее. Он сказал ему: «Ты сегодня же будешь со Мною в раю». Так и мы говорим:

 

Вспомни, Господи, о нас,

заблудших, греховных, слабых и унылых,

чтобы Твой голос для нас прозвучал ободряюще,

чтобы Твоя мощная рука нас поддержала,

и чтобы Дух Твой озарил наши жизни навсегда.

Аминь.

 

_________________

 

Во оставление грехов

 

Кто нас спасает? Только Господь! Кто может нас избавить и очистить — только Он! Святые Отцы называют таинство покаяния вторым Крещением. И в самом деле — каждый раз, когда мы с вами в болото греха проваливаемся, мы отпадаем от Церкви. Человек, живущий в грехе — он отделен от Христа и от Церкви. Он недостоин Его. Он как бы выброшен за пределы Царства Божия. И вот мы с вами сегодня пришли опять проситься, опять стучаться в двери, чтобы Он нас принял — «Господи! Прими нас как мытарей, блудниц и разбойников! Прими нас, потому что мы от Тебя отпали, изменили, стали Твоими врагами, распяли Тебя множество много раз».

И вот таинство покаяния — это и есть «во оставление грехов». Снова примирение с Богом. С неистощимым долготерпением Господь нас вновь принимает для того, чтобы еще раз попробовать, может быть можно нас оживить... Помните, что Бог может действовать только там, где человек Ему не ПРОТИВИТСЯ... Вспомните, что в городе Назарете, когда Христос пришел туда исцелять, люди не верили, и поэтому Господь не мог совершить исцеление! Вот так и тут: если у нас не будет полной веры в спасающую силу Господа, то благодать пройдет мимо нас, как облако пронесется, и мы останемся по-старому, со своими грехами.

 

_________________

 

Зачем мы посланы

 

Великий пост для того и создан, чтобы мы могли опомниться, очнуться как бы от сна духовного, спросить себя: как я живу? Живу ли я так, как от меня Господь ждет, или ухожу куда-то в сторону?

 

Мы должны время от времени поправлять свой путь, время от времени отдавать себе отчет в том, как мы совершаем свое путешествие по этой короткой жизни. Она ведь не долго длится. И очень важно, с чем же мы в конце концов придем. Потому что, если бы эта жизнь не имела значение, то нас бы Господь сюда не посылал. Он не давал бы нам этих лет и десятилетий в этой трудной жизни, с ее болезными, испытаниями, трудностями. Если же воля Божия заключается в том, чтобы мы прожили этот отрезок времени здесь, значит это неслучайно, значит для чего-то мы сюда были посланы.

 

Слово Божие отвечает нам, для чего мы посланы. Мы посланы в этот мир, для того, чтобы творить волю Создавшего нас, волю Божию. Всем сердцем прилепиться к Нему. Возлюбить Его всем сердцем, чтобы выполнить то, чего Он ждет от нас. И для этого Он дал нам силу. Он дал нам также Свое Священное Писание, в котором открыл нам Свою волю. Мы не можем сказать: «а я не знаю, чего Господь от меня ждет».

 

Человек неверующий, человек живущий вдали от храма, человек не имеющий всех этих драгоценных источников, живущий как бы в духовной пустыне, тот меньше отвечает нежели мы. С нас же гораздо более строгий спрос, потому что, «кому много дано, с того и много спросится». И нам дано очень много! Между тем мы живем так, как будто бы нам ничего не дано. Мы похожи на землю, пустынную, сухую, песчаную, в которую сколько не лей воды, она все равно останется сухой и бесплодной.

 

Господь не только нам открыл Свою волю, но также и обещал, что силой Своей благодати Он будет содействовать нам, будет нашим Спутником, исцелителем, дарующим спасение уже здесь в этом мире и в вечности. Таким образом, мы имеем все, что только может иметь человек...

Если же это становится для нас как бы бессильным и бесполезным, значит, нет у нас настоящей, глубоко вошедшей в сердце веры.

 

Подлинная, настоящая, живая вера означает сердце, которое прилепилось к Богу, которое любит Христа Спасителя как действительно близкое Существо. Мы можем любить все, что угодно: и мир и людей, но более всего сердце наше должно принадлежать Богу. И через Него любить всех.

 

Вдумайтесь в слова Спасителя: «НАУЧИТЕСЬ от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем». Ведь Он был кроток в окружении такого же мира, в каком живем и мы — мира злобы и искушений. Именно в этом мире Он хранил Божественный свет в сердце. И если бы мы — люди слабые — не могли этого делать, тогда бы Он не сказал: «научитесь от Меня». Раз Он так сказал, значит мы можем научиться хранить кротость в сердце. Но что нам об этой кротости говорить, когда в жизни нашей господствует злоба, зложелательство, вспыльчивость, раздражительность. Любая мелочь легко выводит нас из себя. Мы можем человека оскорбить, обидеть, втоптать в грязь иногда из-за ничтожного пустяка.

Прости нас, Господи, за то, что мы открываем двери своего сердца для зла, как для дорогого гостя, которому говорим: «Войди и живи во мне»! Поэтому мы так бережно и любовно храним обиды в своем сердце. Мы можем месяцами и годами их хранить. Поэтому у других людей мы выискиваем зло для того, чтобы постоянно обдумывать и переживать, в каком безобразном мире мы живем.

 

«Я кроток и смирен» — говорит Господь. Смиренный, это тот, кто действительно подражает Христу Спасителю. Человек, который перед всеми кланяется и ходит опустив глаза в землю, но при этом «себе на уме», при этом презирает людей, при этом хочет всегда добиться своего — это не смиренный человек, а артист, который изображает из себя смиренного.

 

Смиренный — это тот, кто всегда готов выслушать другого человека. Смиренный — это тот, чье сердце открыто, кто чувствует другого человека, А умеем ли мы слушать друг друга? Нет, мы слышим только себя...Мы чувствуем только свои переживания. Мы как с завязанными глазами. Нам свои переживания застилают весь окружающий нас мир...

 

Смиренный человек — это тот, кто сердцем готов принять и исполнить волю Божию, но мы даже в Евангелии выбираем то, что нам нравится. И если нам священник отвечает на наш вопрос о жизни, мы слышим только то, что нам нравится, а то, что нам не угодно, мы пропускаем мимо ушей. И тогда все бесполезно, потому что мы якобы слушаем Бога, якобы спрашиваем Священное Писание, или служителя Церкви, а на самом деле слушаем самих себя.

 

Господь дал нам только одну молитву, которую не может заменить никакая другая. Если бы мы с вами с утра до вечера читали тысячи молитв, они бы не перевесили одной молитвы «Отче наш». В ней все заложено. Все молитвы, которые мы читаем, сочинили люди, а «Отче наш» дал нам Сам Господь. Значит, она выше всех молитв. И вот в этой краткой молитве сказано: «Да будет воля Твоя».

Когда у нас молитва вырывается из сердца, мы часто начинаем говорить: «Дай мне здоровья, успеха, огради меня, спаси меня». Вот с чего мы начинаем. А там начинается совсем с другого: «Да будет воля Твоя, «Да приидет Царство Твое, Да светится имя Твое». И только потом говорится: «Хлеб наш насущный дай нам днесь»

 

«Да будет воля моя»! — вот наш главный грех. Если бы мы действительно сердцем прилепились к Господу, то Его воля была бы для нас дороже нашей собственной воли. Потому что это есть высшая воля, благая. Много ли добра мы можем для себя пожелать по-настоящему? Половина того, что мы себе желаем — во вред нам!

 

Из маловерия вытекает и наша робость, и наше смущение, когда нас спрашивают о вере, а мы не можем, не желаем ее исповедовать. Из маловерия вытекает то, что мы как бы унижаем свою веру своим поведением.

Сколько людей, тысячи, миллионы, которые не приходят в храмы и не молятся? Кто в этом виноват? Мы! Поверьте, если бы каждый из нас был действительным христианином или христианкой, это было бы лучшим свидетельством, что наша вера есть истинная. Но поскольку мы с вами живем также, как любой другой человек, ничем не отличаемся, кроме того, что ходим в храм, живем в тех же самых грехах, а иногда и похуже, то никто и не верит, что от нашей веры есть какой-то прок.

Поэтому люди и говорят нам: вы ходите по привычке, для самоутешения, для самоублажения, из суеверных побуждений. И крыть нам НЕЧЕМ, потому что это НАША вина. Ибо Господь нам ясно сказал: «Так да просветится свет ваш пред людьми, чтобы они ВИДЕЛИ ваши добрые дела и прославили Отца, Который на небесах». Но какой свет они могут увидеть в нашей жизни? Одна суета!

Тем самым мы наносим духовный вред людям, потому что в наших домах, на работе, в храме, всюду мы являемся дурными свидетелями Христовыми.

 

Мы часто говорим о том, что Господь заповедал нам любить друг друга. Но что это значит? Мать может любить своего ребенка, ребенок своих родителей, муж — жену. Человек может любить и собаку и соседа, всех по разному. А что же такое любить ближнего? Самое малое — желать ему добра! Поступать с ним так, как мы хотим, чтобы с нами поступали.

 

Нам неприятно, когда нас обижают и нам делают зло, но по отношению к другим мы это делаем спокойно. И нарушаем тем самым основную, простейшую заповедь. Нам надо почаще вспоминать о том, а хотели бы мы, чтобы с нами так поступили? Хотел бы я, чтобы мне такое сказали? Хотел бы я, чтобы мне это сделали? Нет... А раз нет, значит и я не имею права так поступать с другим человеком...

 

Все это касается нашей обычной повседневной жизни. Христиане — это не те, кто пришли в храм, как бы с отчетом Господу, а перешагнув порог, опять идут и живут как язычники, которым ничего не нужно.

 

Мы подобны человеку, который собрал жалкий урожай, а потом в отчете себе приписывает большие достижения. Вот так и мы — приходим, ставим свечки, крестимся, стоим в храме, как будто бы мы действительно эту неделю прожили как христиане. А на самом деле нам надо бы стоять в притворе! Там, где раньше стояли кающиеся и оглашенные, которых только что готовились крестить. Потому что неделя (а у кого и больше) прошла совсем вдали от Бога...

 

У нас есть обещание Христово, обещание великое, такое обещание, больше которого человеку не нужно: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят!» Кто узрит Бога, тот больше уже ни в чем не нуждается. Но мы не хотим, чтобы наше сердце было чисто. Оно, как помойка, наполнено скверными мыслями, низкой завистью, подлыми, мелкими чувствами, бесконечным осуждением, которое у нас прокручивается каждый день как лента в голове и на языке.

 

Черная душа видит вокруг черное. И мы вокруг себя видим только черное, потому что сами мутны и темны. А чистота сердца — это УСЛОВИЕ того, чтобы спасающая благодать Божия к нам пришла! Нам НЕЧЕГО ждать ее, если мы не будем очищать свое сердце от праздных мыслей, от нечистых, плотских мыслей, которые, если их не выдергивать из головы и сердца, все заполонят и не будут давать покоя ни в повседневности, ни в молитве. И как раз в самое неподходящее время все это будет приходить нам в голову.

Кроме того, от этих темных мыслей, от блудных помыслов, от этих нечистых, богохульных, глупых, бессмысленных вещей потом ведь рождаются и слова, которые соблазняют людей, и поступки, которые нарушают человеческую чистоту, унижают человеческое достоинство, разрушают отношения в семье, которые должны быть между людьми действительно чистыми.

 

Все становится запачканным, загаженным, полным нечистоты. Как же мы тогда можем Бога узреть? Это все равно, что выкрасить стекла черной краской и думать, что через него будет видно солнце...

 

Проходит неделя. Пять минут постоять после молитвенного правила и подумать, чем была для меня эта неделя? Поблагодарить Бога за то, что было хорошего, попросить у Него прощение за то, что было плохого. Но нам лень. Нам лень даже прочесть молитвенное правило. Конечно, мы все устаем, конечно, вечером клонит ко сну и прочее. Но все-таки, много ли нужно для этого времени? Да иной раз десяти минут хватило бы, на все сутки! Но у нас для Бога и этого времени не достает!. Господи, прости нас грешных.

 

Вот почему нет у нас привычки в сердце, в мыслях просить у Господа благословения на всякое дело...

Не нужно думать, что дом это не храм. Дом тоже может стать храмом. Ведь у вас дома висят иконы... Что такое храм? Это место, где люди молятся и где висят иконы. И каждая комната может стать таким храмом. Значит, когда мы занимаемся своими повседневными, житейскими, домашними, бытовыми делами, мы можем при этом чувствовать себя перед лицом Божиим....Но мы делаем все что угодно, кроме этого. Потому что мы расслабленные, как бы развалившиеся, и нам не хочется собраться.

 

Если человек лежит больной на кровати, бессильный, руки не двигаются, чтобы себя накормить, и кто-то кормит его с рук, он должен хотя бы рот открыть, немножко потрудиться, проглотить то, что ему дают. И вот, если к нам приходит благодать, мы должны тоже немножко потрудиться, а не жить просто так, думая, что приходя несколько раз в месяц в храм мы Богу отдаем дань, и этого достаточно.

 

Вот, нам с вами Господь отвечает на вопрос, почему мы возвращаемся обратно на свои грехи, в свою грязь. Господь употребил здесь даже такое сильное выражение, резкое, грубое даже, Он сказал, что мы возвращаемся, как пес на свою блевотину.

Вот, собака, которая грязь сделала, возвращается и может там сесть. И мы с вами возвращаемся опять в свою грязь, и все начинается сначала. Потому что нет в нас ни веры, ни любви. Поэтому мало только просить прощения у Господа, чтобы завтра опять начать все снова, опять в свою грязь возвращаться, но мы должны просить у Него, чтобы Он веру в нас укрепил, умножил...

 

Без веры невозможно приблизиться к Богу. Это не значит верить в то, что Бог существует, а мы сами по себе. А это значит действительно свое сердце Ему отдать. Тогда увидите, что грех станет противным, тогда увидите, что искушение побеждается сравнительно легко, тогда увидите, что жизнь меняется, сердце просветляется, Господь становится ближе. Вернее мы сами к Нему приближаемся. Потому что Он всегда близок; это мы ходим далеко, где-то бродим. И вот надо только понять, где же мы бродим? У кого мы можем найти что-нибудь другое?

 

Нам кажется, что и тут замечательно и там. Но все это обман. Никакие человеческие страсти, соблазны, никакие человеческие удовольствия — все то, что нас иногда так манит — НИЧТО не может на весах жизни перевесить благодать Божию. И об этом надо молиться и просить. Господу помолимся. Господи, помилуй.

 

_________________

 

В Лазареву субботу

 

«Бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий.» (Мф 25:13).

 

 

 

Жизнь наша со всеми ее удовольствиями, радостями, скорбями, болезнями, как роса утренняя, исчезающая от солнца. Поэтому христианину, позванному в отечество небесное, страннику и пришельцу земному, не должно ни к чему земному прилагать сердце, но прилепиться к единому Богу нашему и Животу бесконечному.

Св. Иоанн Кронштадтский

 

Кто помнит смерть, тот не прельщается миром, любит ближних и даже врагов, бывает послушлив, воздержен, чрез это сохраняется в душе мир, и приходит благодать Святого Духа. А когда Духом Святым познаешь Бога, тогда душа твоя усладится Господом, и ты возлюбишь Его, и всегда будешь помнить сладость Духа Святого, и это есть воистину пища небесная.

преп. Силуан Афонский

 

 

 

Размышления о смерти св. Франциска Сальского

 

Неизвестен день нашей смерти. Душа моя, настанет день, когда ты расстанешься с телом. Когда это будет? Зимой или летом? В городе или в деревне? Днем или ночью? Неожиданно или после предварительной подготовки? После болезни или несчастного случая? Будешь ли ты иметь время исповедоваться или нет? Будет ли при тебе духовный отец или нет? Мы ничего не знаем обо всем этом. Мы точно знаем только то, что непременно умрем и всегда раньше, чем мы предполагали.

Мир не будет больше существовать для нас, тогда все удовольствия, земные радости, суетные привязанности — все это станет подобным облаку или призраку. Ты увидишь, что оставляла Бога из-за пустоты. Тогда , напротив, благочестие и добрые дела покажутся тебе такими приятными и желанными. «Зачем я не шла этим прекрасным путем?» — скажешь ты. Грехи, которые тебе казались маловажными, покажутся подобными горам, а твое благочестие — таким ничтожным. Подумай о печальном прощании души с миром: с богатством, с удовольствиями, друзьями, и соседями, с детьми, с мужем, с женой, со всеми творениями и, наконец, с телом, которое станет бледным и безжизненным, безобразным. Подумай, как поторопятся скорее убрать его и спрятать в землю, а потом не думать о тебе, как ты сейчас не думаешь о других.

«Господи, упокой душу ее с миром», скажут люди. И это все. О смерть, как ты значительна, как неумолима!

Подумай о том, что выйдя из тела, душа пойдет направо или налево. Каким путем пойдет твоя душа? Тем, начало которого было положено в этой жизни.

Молись: «Господи, помоги мне в этот страшный день. Пусть лучше другие часы моей жизни будут печальны, но этот час сделай спокойным и счастливым».

Я не хочу привязываться к тебе, мир, потому что я не знаю часа, когда должна буду тебя покинуть. Дорогие друзья мои, я хочу любить вас той святой любовью, которая пребывает в вечности, я не хочу такой дружбы, которая должна будет порваться и исчезнуть.

Я хочу подготовиться к этому часу, позаботиться о том, чтобы переход в иной мир был радостным.

 

 

Духовная подготовка к смерти

(рекомендуется св. Франциском Сальским, как ежемесячное упражнение)

 

Прежде всего пади на колена и испрашивай себе просвящения Духа Святого, чтобы видеть все недуги души твоей, и от них излечиться; потом, прохаживаясь или сидя, размышляй о сих пунктах: первое, каким образом прожил ты до сего часа? Желал ли бы ты умереть в том состоянии, в каком теперь находишься? Второе, какие особенные милости Бог даровал тебе? Как употребил ты их до сего часа? Третье, какой в тебе господствующий грех? В какие грехи впадал ты чаще в течение прошедшего месяца? Старайся открыть причину сего, узнать следствия, от того происшедшие, и средства, нужные для избежания их на будущее время. Четвертое, заметь прилежно, какое намерение принял ты, чтобы сопротивляться тому пороку, который был предметом особенного твоего испытания? Назначь себе предмет подобного же испытания для будущего месяца. Пятое, запиши вкратце все то, что ты намерен исполнить.

 

По окончании размышления своего, пади опять на колена, принеси благодарение Господу за все Его к тебе милости, и обещай сохранять с верностью добрые свои намерения.

 

Великий Боже, даровавший нам все блага! — Ты, Кому мы можем принести только слабое благодарение! Прими сию благодарственную молитву мою за все Твои блага, в течение жизни моей мне дарованные и служащие залогом благ, уготованных мне в вечности! Особенно же благодарю Тебя за то, что удостоил меня родиться в недрах Церкви Твоей, и много насыщать душу мою Святою трапезою пречистого Тела и пречистой Крови Иисуса Христа; что не послал мне смерти тогда, когда я наиболее предан был греху, но даровал мне время на покаяние. Благодарю Тебя за сохранение в сердце моем непоколебимой веры ко всем святым истинам, откровенным Вселенской и Апостольской Твоей Церкви, в недрах которой хочу я, при помощи благодати Твоей, жить и умереть.

 

_________________

 

 

XI

 

Шестая неделя(воскресенье) Великого поста (Вербное Воскресенье)

 

И когда приблизились к Иерусалиму и пришли в Виффагию к горе Елеонской, тогда Иисус послал двух учеников, сказав им: пойдите в селение, которое прямо перед вами; и тотчас найдете ослицу привязанную и молодого осла с нею; отвязав, приведите ко Мне. И если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу; и тотчас пошлет их. Все же сие было, да сбудется реченное через пророка, который говорит:

 

«скажите дщери Сионовой:

се, Царь твой грядет к тебе

кроткий, сидя на ослице

и молодом осле, сыне подъяремной».

 

Ученики пошли, и поступили так, как повелел им Иисус. Привели ослицу и молодого осла, и положили на них одежды свои, и Он сел поверх их. Множество же народа постилали свои одежды по дороге; а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге. Народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал:

 

«осанна Сыну Давидову!

благословен Грядущий во имя Господне!

осанна в вышних!»

                                      (Мф 21: 1-9)

 

Царь мира

 

Когда люди встречали Господа у стен Иерусалима с ветвями пальм, они тем самым свидетельствовали, что принимают Его как своего Владыку и своего Царя. И мы, взявшие весенние ветви вербы, также вспоминаем этот день и приветствуем нашего Господа как Царя. Но каковы цари земные? Это власть жестокая, власть, которая подавляет свободу человеческую. Сам Господь Иисус сказал: «начальствующие народами, владычествуют над ними, но между вами да не будет так. Царь наш — это царь мира, Господь Иисус Христос.

Много веков люди уповали на земных царей и совершали над ними священное помазание. Но на самом деле единственный Помазанник, единственный Святый Боже — это Иисус Христос. Не даром люди говорили в древности: «Господи, царствуй над нами Один». Вот, Его высшая власть и явлена сегодня.

В старину земные цари, когда они въезжали торжественным парадом в город, всегда садились на боевые колесницы, запряженные конями, специально натренированными для участия в бою. Тогда боевые кони служили вместо танков. А осел считался мирным животным, уважаемым, чтимым. Его все любили, потому что он нес труды человеческие: перевозил грузы, детей и мирных путников. Поэтому Господь выбрал не боевого коня, а мирного осла. Так и предсказывал пророк: «Не бойся дочь Сиона, се грядет к тебе Царь твой кроткий, сидящий на молодом осле».

И вот Господь выбирает специально молодого осла, на котором еще никто не ездил и спускается из деревни Виффагии к Иерусалиму,

Горожане видят, что идет толпа народа, а посредине Некто, сидящий на осле, и люди, которые Его окружают, постилают Ему под ноги пальмовые ветви и восклицают: «Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне.»

Осанна, значит «спаси нас». Так обычно восклицали, приветствуя Царей. И дети выбежали Ему навстречу. Дети не стали спрашивать, как взрослые, кто это, а просто, видя, что идет Некто, кого с радостью встречают, постелили Ему свои одежды под ноги и встретили Его как Царя. И вот тогда начальники города, видя эту радость детей, которые прославляли Идущего Пророка, Идущего Господа, сказали: «Что это они говорят? Заставить их замолчать!» И ответил им Господь: «Если они замолчат, то возопиют камни». И так всегда бывало: когда Господь идет, чтобы явить нам Свое спасение, находятся люди, которые не хотят, чтобы Его прославили, не хотят, чтобы мы Имя Его вознесли превыше всех имен.

Поэтому Господь говорит им: «если замолчат они, то камни возопиют». Ибо никто не может закрыть уста славословящим. Одни уста закроются — отверзутся иные. Если люди забудут о всех благодеяниях Божиих, если они не станут благодарить своего Творца, тогда возопиют и камни.

Да, так бывает и так будет. Когда человек не прославляет Бога, то сам мир, сама природа, горы и небо, звезды и цветы — все вопиет о Славе Божией. Как говорит псалмопевец: «Небеса проповедают Славу Божию».

Мы — с теми, которые присоединятся к камням и горам, к звездам и всему миру, провозглашающему Славу Божию, великое благодарение нашему Создателю и нашему Спасителю. Да, мир вопиет о Господе, природа говорит о Нем, но и мы не должны молчать! Мы не должны быть более черствыми чем камни. Мы должны всегда благодарить Господа, всегда перед людьми в мире, где мы живем, открыто исповедовать свою веру, и прежде всего своими делами, своими поступками, своею жизнью...

Вот тогда это будет истинное свидетельство печати Воскресения, которая должна быть на каждом из нас, печати верности нашему Господу, тому Господу, который сегодня идет на вольные страдания ради нас. Аминь.

_________________

 

Выйдем навстречу Господу нашему Иисусу Христу, грядущему пострадать, и с масличными и пальмовыми ветвями приимем Его, сидящего на осленке и входящего в святой град Иерусалим.

Для чего Господь воссел на осленка? Он воссел на осленка для того, чтобы душу нашу, уподобившуюся, как говорит Пророк, скотам бессловесным, обратить и покорить Своему Божеству. Что означает, что Его встречают с пальмовыми и масличными ветвями? Когда кто пойдет на брань с врагом своим и возвратится победителем, то все подданные встречают его, как победителя, с пальмовыми ветвями, ибо пальмовые ветви суть символ победы. Также когда кто терпит обиды от другого и хочет обратиться к человеку, который может защитить его, то он приносит ему ветви масличные, взывая и умоляя о помиловании и подании помощи: ибо масличные ветви суть символ милости. Поэтому и мы встречаем нашего Христа с пальмовыми ветвями, как победителя, ибо Он победил нашего врага, а с ветвями масличными, прося от Него милости, умоляя, чтобы как Он победил за нас, так и мы победили через Него, да явимся носящими(знамения) победы не только ради той победы, которую Он одержал за нас, но и ради той, которую мы одержали через Него, молитвами всех Святых. Ибо Ему подобает всякая слава, честь и поклонение во веки. Аминь.

Св. Авва Дорофей

 

 

_________________

 

 

Царствуй над нами Один!

 

Господь сегодня хочет, чтобы мы признали в Нем Царя, ибо что такое Вербное Воскресение? Это день, в который Господь впервые за всю Свою земную жизнь захотел явить людям знак Своего земного царствования — царствования духовного, царствования мирного, царствования благословенного.

 

Недаром в древности была такая поговорка: «Господи, царствуй над нами Один». И это наш идеал — как было три тысячи лет назад, так и сегодня.

 

«Господи! Царствуй над нами Один!» А что над нами царствует вместо Господа? Себялюбие, гордыня, немощь плоти, которой мы поддаемся. И мы легко себе это прощаем. Малейший дискомфорт — и мы уже готовы идти на любые уступки. Скажем, надо нам помолиться, а мы считаем, что устали...Во всем у нас царствует наша плоть.

 

Но когда люди живут по плоти, значит, они живут по телу, по природе. Ибо душа и тело — все вместе, плотское — это природное состояние человека.

 

Когда мы живем только по природе, то мы живем слабо, рабски, подчиняясь настроениям, состояниям. Отсюда колебания в вере, в любви и надежде. То у нас отчаяние, то мы вдруг идем в храм с радостью; то мы любим своего мужа или свою жену, или свою мать, а назавтра они нам уже все противны, и нам не хочется никуда идти и ничего делать.

 

Мы рабы своих состояний, которые часто определяются просто организмом, погодой, немощами разными. Вот и получается, что не Господь царствует над нами — а царствует над нами плоть.

 

Если бы Господь царствовал над нами, когда нам надо решать, как поступать, мы всегда выбирали бы Его просветленную волю, которая нам открыта в Писании, но мы часто выбираем свое.

 

Если бы Господь царствовал, Он бы наполнял наши мысли в нашем повседневном труде, в наших взаимоотношениях. Главное, Он жил бы в нашем подсознании, т.е. в глубине нашей! А Он у нас часто находится только в голове, а в нашей СУЩНОСТИ — неизвестно, что там такое шевелится, какие там чудища живут. Но, если они там живут, то Господь над нами не царствует.

 

Подумаем о том, в чем же признаки Его царствования? Слово Христос означает, что Господь был помазан, т.е. посвящен Богу, как человек. Но каждый из нас должен быть посвящен Ему как человек.

Его встречали с ветвями, означающими победу, мир, а у нас в жизни царствует война...Если бы каждое наше грубое слово, сказанное матери, мужу, жене, детям, имело бы размер хотя бы вот с маленький камушек, и мы их всех собрали, у каждого из нас за нашу, в общем то короткую жизнь, набралось бы на египетскую пирамиду...

 

Когда Христа Спасителя встречали, Его приветствовали словами «Осанна» — спаси нас, а мы спасения ждем не от Него, а от своей ловкости, изворотливости, от человеческой помощи, хотя знаем, что написано «не надейтесь на князя, на сына человеческого, в них бо несть спасения». Однако, мы ищем где угодно, кроме Бога.

Вспомните, когда нам трудно, первое у нас — не молитва, а начать метаться...

 

Когда Господь въезжал в Иерусалим, люди не понимали, что Он чувствует в это время. Они все веселились, радовались, приветствовали, а Он плакал. Но они не могли разглядеть, что Он плачет, потому что им было не до того. У них было веселье, и они не могли услышать, что Он говорит. Ведь, наверное, Он не кричал им... Кричали то они. Так и у нас получается: мы кричим все время каждый свое — кто что-нибудь жалостливое, кто радостное, а что говорит нам Бог, мы не слышим и не хотим слышать, не хотим...

 

Когда Господь вошел в храм Иерусалимский, Он сказал: «Дом Мой домом молитвы наречется, а вы сделали его вертепом разбойников». Дом Его — это наша плоть. Апостол Павел говорит, что плоть человека — это храм Духа Святого. Так вот мы сделали его вертепом разбойников: вместо того, чтобы (этот храм)одухотворять, мы населяем его завистью, ненавистью, НИЗКИМИ чувствами, такими ползучими, ничтожными чувствами, злопамятностью, претензиями..

 

Мы все время притязаем. Когда человек рождается, он не понимает, что ему НИКТО НИЧЕГО не должен, он себе сосет мать и думает, что так будет до конца его дней. Потом быстро выяснится, что это не так, но ему все равно хочется притязать, и каждый раз он получает удары за это, потому что жизнь не так устроена...

 

Копните немножко вглубь и вы увидите, что у нас претензии ко всему миру: к родным, к близким, к сослуживцам, к людям. Как будто все нам должны, а мы как непризнанные таинственные гении идем непонятые и одинокие по жизни... А это не так...

МЫ ДОЛЖНЫ миру! Раз Бог дал нам жизнь, познание и еще включил нас в Свою Святую Церковь, открыл нам Священное Писание, дал нам благодать — МЫ ДОЛЖНЫ миру.

 

Ап. Павел говорит: «Я должен и иудеям и язычникам и всем — ДОЛЖЕН». И не потому что (только) он был апостол! Ведь мы все — апостольская Церковь. И каждый христианин, если и не профессиональный апостол, в какой-то степени имеет функцию апостола, хоть в малой мере. Значит, мы должны миру! Но где нам дать миру...Нечего нам дать...Господи, прости нас грешных.

 

И, наконец, последнее: Когда Господь увидел всех этих людей, которые базарили в храме, Он их выгнал. Редко Он так резко поступал с людьми. Но и нас надо было бы наверное выкинуть также. Однако мы просим Его принять нас, просим не потому что Он бы ошибся и выгнал нас просто обозлившись. Он выгнал бы нас по делу, заслужено. Мы готовы это все принять. Но мы просим Его, как мытарь:

 

Господи, мы были недостойны этого храма, этого дома, этого слова Божия, этой благодати и жизни нашей Церкви.

Мы привели сюда своих «волов», своих «голубей», принесли свои «монеты» —

все это мы принесли в сердце своем и только создаем шум в доме Божием.

Господи, прости нас грешных.

 

_________________

 

Взявши крест свой

 

Народ встречал Господа! Встречал Его ветвями, приветствовал Его радостными криками, а Господь ехал со слезами на глазах. Почему народ ликовал, а Господь плакал? Потому что Он плакал об их слепоте! Об их неверности, об их готовности предать каждую минуту. Так это потом и стало поговоркой: «Сегодня кричат: «осанна!», а завтра «распни!»»

Может быть и в самом деле среди тех людей, которые так восторженно встречали Христа Спасителя, потом были те, кто через несколько дней требовали Его казни. Так шаток, непостоянен, неверен человек...

Поэтому Церковь призывает нас сегодня встречать Господа по-другому, с настоящей верностью в сердце. Как поется в нынешнем песнопении: «Днесь благодать Святого Духа нас собра, и вси вземши крест свой глаголем: благословен Грядый во имя Господне».

Заметьте, сказано «не взявше пальмы, или ветви молодых деревьев» — это только знак внешний — а «все взявше КРЕСТ СВОЙ». Вот тогда уже глаголем: «Благословен Грядый во имя Господне!» Значит, если мы не будем встречать Его держа свой Крест, тогда наше ликование не будет для Него радостью, а будет таким же источником слез, как было во дни оные, в Евангельские времена....

Взять свой крест — вот что должны сделать мы, чтобы из любви к Нему идти навстречу Спасающему нас, отдающему Себя за нас. А взять свой крест, это значит разделить с Ним Его труды ради людей, Его скорбь ради людей, Его любовь к людям, Его терпение, ибо Он Спаситель, Страстотерпец и Он есть Божия любовь к нам.

Взять свой крест — значит подражать Ему с твердостью, с упованием, с любовью, с готовностью всегда трудиться друг для друга без ропота, без уныния, с надеждой на Господа, Который идет сегодня, чтобы принести нам Спасение. И каждый раз, когда мы с вами Крест Христов переживаем и ликуем на Пасху, мы снова и снова живем с Божием спасением, которое есть наша жизнь, наша сила, все, чем мы стоим, все, чем мы движемся и дышим! Начало и конец, Альфа и Омега! Христос Спаситель наш! Аминь!

_________________

 

Хвалите Бога во святыне Его;

хвалите Его на тверди силы Его.

Хвалите Его по могуществу Его,

хвалите Его по множеству величия Его.

 

Хвалите Его со звуком трубным,

хвалите Его на псалтири и гуслях.

Хвалите Его с тимпаном и ликами,

хвалите Его на струнах и органе.

Хвалите Его на звучных кимвалах,

хвалите Его на кимвалах громогласных.

Все дышащее да хвалит Господа!

Аллилуйя.

(Пс. 150)

 

_________________

 

Нужно ли Богу наше прославление?

 

Нужно ли, чтобы человек восклицал Богу «Осанна»? — Раз Господь одобрил людей, встречавших Его в тот праздничный день, значит, воля Его заключается в том, чтобы человек исполнился благодарности и прославил Того, Кто дал ему жизнь, мир и спасение.

Но как можем мы с вами прославить Грядущего Господа? Как можем мы «осанну» принести Своему Спасителю? Прежде всего мы должны нести не только в руках свои вербы, но и на лицах своих, и в сердцах своих нести печать той радости, которую Господь дал нам Своим Спасением.

Ведь и на самом деле пришествие Господа — это праздник. На самом деле Его явление к нам, недостойным и грешным — это откровение света. А мы столь темны, что у нас ни в сердце, ни на устах нет «осанны» благодарения.

Но для того Господь и ждет этой славы, чтобы мы САМИ наполнились этим светом радости. Это НАМ нужно в первую очередь, чтобы мы были благодарны Ему! Чтобы мы прославили Господа, излили в молитве и в хвале и благодарении те чувства, которые у нас возникают при виде знаков Его спасения.

И вот, когда вы несете домой эти освященные ветки, вы должны принести не только их, но и настроение радости, мира, благодарения. Чтобы те люди, ваши близкие, которые не пришли в храм, которые не знают радости познания Бога и Воскресения, чтобы они хотя бы слегка, хотя бы немного ощутили, что такое сила Господня, что такое мир, приносимый Христом, что такое жизнь, которую Он нам даровал.

 

Сегодняшний день — день Его последнего земного торжества, а потом идет Страстная неделя, которая увенчается Крестом, а потом — победой над смертью. Но сегодня еще торжество: сегодня есть шанс у людей принять Его как своего Царя.

И мы сегодня просим у Господа, чтобы Он дал нам твердость, решимость всегда идти за Ним, не колебаться, не отступать, не отказываться от Него, как от Своего единственного Владыки и Господа, чтобы и в радостные времена, и в легкие времена, и в более трудные времена, и в самые тяжкие времена испытаний мы никогда не теряли этого направления и верности Господу Иисусу, нашему Единому Царю, грядущему сегодня спасти нас во имя Господне. Аминь.

 

_________________

 

 

В шествии Христа, встречаемого восторженными толпами, таилось трагическое недоразумение — Христос шел на вольные страдания, а толпа приветствовала начало Его земного Царствия. Люди, поражены были чудесами, они насытились хлебами, они жаждали власти над собой и авторитета. Христос мог бы теперь все сделать в пределах «мира сего», но люди, неся Ему поклонение и почести, не принесли главного — прошедших через покаяние, обращенных, преображенных душ. Как же мы встречаем Христа? Не ждем ли мы от Него хлеба, чудес в материальном плане и не остаемся ли в прежней, плотской, суетной жизни? Но мы имеем больше, чем те, мы имеем Голгофу, Крест и Воскресение Спасителя, и это нас обязывает к иной Его встрече. Принесем же и положим к Его стопам наши сокрушенные о своем грехе сердца, жажду очищения и участия в «жизни будущего века».

о. А. Ельчанинов

 

 

 

_________________

 

Господи, очисти Ты!

 

Когда выносят Святую Чашу, подумайте о том, что это действительно Сам Господь идет, чтобы принять в объятия каждого из вас, каждого спасти, каждого к Себе привлечь. А мы Его приветствуем, мы несем свои вербы, но вербы означают жизнь после смерти, после смерти зимы, когда распускаются первые растения. И вот наша душа и находилась все время в такой зиме. Разве это не правда?

 

Мы жили ложной жизнью — жизнью в суете, в ничтожном, в ненастоящем, в фальшивом. И слова у нас были фальшивые, и чувства были ненастоящие, и все у нас было ненастоящее... И вот мы, как живой мертвец, подобно Лазарю четверодневному, который уже смердит во гробе...

 

Если бы каждый наш грех имел вид какой-то страшной твари, то наша душа была бы похожа на зоопарк чудовищ. Внутри у нас живут и постоянное тщеславие, и гордость, и самолюбие, и самоутверждение, и невоздержанность, и, главное, бесчувствие, БЕСЧУВСТВИЕ по отношению к Богу и к людям.

 

Вы скажете, ну что мне делать, если я такая или такой бесчувственный? Но на самом деле чувства воспитываются, вырастают! Разве человек, который хорошо разбирается в красоте, в музыке или в живописи, сразу таким и родился? Нет! Он в себе воспитал эти чувства. И всему люди учатся, если они этого хотят.

Если же мы не хотим воспитать в своей совести новое отношение к людям, то жизнь становится унылой, серой. А результат — СЕРОСТЬ жизни!

Между тем, как жизнь должна быть ПРАЗДНИКОМ, должна быть подарком, потому что это то место, где мы можем выполнить хотя бы в малой степени волю Божию!

 

А что мы сделали такого в жизни, чтобы Бога отблагодарить за Его любовь? Что мы внесли в жизнь? Мы были небрежны к своим делам, небрежны по отношению к своей семье. Мы были нечисты в своих помыслах, завистливые, ропотные, надменные.

Господи, прости нас грешных за то, что в душах наших живет пустота, глупость, блуд — всякая нечистота, чего так только нет — свалка, сточная канава, куда стекается все! И вот, когда душа зачерствеет, мы ничего этого не видим! Подобно тому, как зимой все покрывает снег и ничего под ним не видно.

А весной, когда все обнажается, видно на земле всякий мусор, вот так в нашей душе обнажается вся наша грязь и глупость — все что внутри. Господи! Выбросить это невозможно, вычистить это — нельзя! Никаких геркулесовых сил не хватит, чтобы все вычистить.

 

Мы должны обязательно стараться. Хоть пять баночек, да вынести с мусором, хоть что-нибудь да сделать. И все-таки полностью вычистить -не получится. Поэтому упорно, ожесточенно трудясь по очищению своего сердца мы должны в то же время взывать: «Господи! Очисти Ты. Очисти! Я Тебя зову своей верой, я знаю, что Ты можешь!

И Господь сегодня прощает нам, принимает не потому что мы старались, а потому что мы Его полюбили своей слабой ничтожной любовью, ибо Он и такой любви рад, потому что Он ждет любви человека! Он рад даже тому, что мы пришли сегодня к Нему помолиться, встретиться с Ним, чтобы вместе помолиться — для Него это радость. Он сказал: «Я там, где вы собрались двое или трое».

Вот как все это важно! И если Он мертвого поднял, четверодневного, Он и нас ПОДНИМЕТ. И никогда не надо отчаиваться, никогда не нужно думать, что все пропало. Нет не пропало! Если у нас есть Господь, есть вера, то все может измениться. И сегодня будем об этом молиться все вместе: Господи, прости наши прегрешения, вольные и невольныя!...

 

_________________

 

 

XII

 

СТРАСТНАЯ СЕДМИЦА

 

 

 

Итак, мы подошли к Страстной недели. Но Страстная неделя — это уже не Четыредесятница. Хотя она и примыкает к посту, но ее структура совершенно иная.

Тайна ее заключается в том, что она актуализирует, делает сегодняшним то историческое и одновременно надысторическое событие, которое связано с последними днями Иисуса Христа во плоти на земле. Это события, которые всегда волнуют человечество...

Все великое не имеет времени. Происходящее во времени и в истории, оно приходит к нам, вторгается в нашу жизнь и призывает нас к другой жизни, к вечной жизни здесь и теперь, в этом мире, чтобы не только где-то по ту сторону земного бытия, но и в его недрах жить рядом со своим Творцом.

 

_________________

 

 

В первые три дня Страстной седмицы Церковь вспоминает последнее пребывание Господа в Иерусалиме. В эти дни совершаются: полуночница, утреня, часы с чтением Евангелия. Литургия преждеосвященных даров. Во время часов принято прочитывать все четыре Евангелия(до 13 главы Евангелия от Иоанна), но обычно это чтение начинают заранее с пятой или шестой седмицы.

В тропаре этих дней звучит мотив евангельской притчи о десяти девах. Говоря о приближении дней борьбы и испытаний, Христос рассказал притчу о том, что надо «бодрствовать и не унывать», держа свои светильники зажженными в ожидании божественного Жениха.

 

Се жених грядет в полунощи,

и блажен раб, его же обрящет бдяща:

недостоин же паки, его же обрящет унывающа.

Блюди убо, душа моя,

не сном отяготися, да не смерти предана будеши,

И Царствия вне затворишися:

но воспряни зовущи:

свят, свят, свят еси, Боже,

Богородицею помилуй нас.

 

_________________

 

Его страдание было самым мучительным

 

Все это время события страстей Христовых будут к нам приближаться, будут как бы заполнять нашу душу, и поэтому сейчас важно почувствовать и понять, почему нам это нужно помнить! На это нам отвечает Священное Писание, что человек-христианин должен глубоко проникнуться страданием Христа Спасителя. Ибо Он страдал для того, чтобы когда-нибудь истребить страдания с лица земли. Страдал вместе с нами, с людьми, потому что люди пока еще страждут по всей земле. И если Он, Святой и Чистый, оказался среди нас, то (в конце концов) Он оказался на Кресте.

Но мы невольно можем сказать: «Конечно, велики, Господи, Твои муки, но сколько страдало других людей, которых убивали, пытали, мучили, казнили». Да, если бы речь шла только о телесных страданиях Господа Иисуса, то, конечно, они бы не могли превзойти все те бесчисленные страдания, которые выпали на род человеческий. Его кровь, пролитая на Голгофе, не могла бы перевесить то море крови, которое было пролито во всех бесконечных человеческих кровопролитиях. И все-таки страдание Господа было самым тяжким и самым мучительным. Почему же так? Нам это понять до конца трудно, но вот только один из немногих примеров, который, может быть, объяснит, в чем же тут дело.

Представьте себе, что вы мать, любящая свою дочь или своего сына. Вы не просто привязаны, не просто исполняете родительский долг, а глубоко и искренне любите свое дитя. И вот на ваших глазах происходит гибель вашего ребенка, его растление, нравственный упадок. Вот, вместо вашего чистого ребенка — перед вами падшее существо, и никто уже не считает его за человека, только вы еще, как мать, можете подумать: да, ведь это мой сынок. А для других он — отребье, которого надо к стенке поставить, как можно скорей. И вот, в это время из всех людей горше участи матери нет, потому что она переживает за падение своего сына или дочери. Вспомните, как бывало вам горько, стыдно, тяжело, когда кто-то из ваших близких «падал». Вы все это хорошо знаете. А теперь представьте себе, хоть в малой степени, что наш Господь как наш Отец, любит каждого человека. И вот Он видит, как много исходит от каждого зла, лукавства, ничтожества. Если бы грех человека был бы подобен дыму, то наша земля была бы похожа на печь, из которой идет столб черного дыма непрерывно век за веком, столетие за столетием, тысячелетие за тысячелетием — ЧЕРНЫЙ ДЫМ. Этот дым поднимается к Богу! И он идет от ЛЮБИМОГО чада Божия, от ЧЕЛОВЕКА! Как бы отравляя Господу Его божественное бытие, создавая для Него страдание, потому что это есть смрад, идущий от Его чад. Вот почему Господь приходит на землю, чтобы вместе с нами принять тяжесть нашего греха. Безгрешный, разделить с грешниками участь смерти, стать вровень с нами. Этого не мог бы сделать НИ ОДИН человек, потому что мы можем отвечать за близких, за своих друзей, за какое-то ОБОЗРИМОЕ количество людей, Да и это уже не под силу человеку.... И чем больше его ответственность, тем она ему становится мучительней. Для Бога же это ВЕСЬ род человеческий, вот почему Господь Иисус взмолился, по человечески взмолился о том, что Ему эта чаша непереносима. Его человеческое естество восстало против этого (испытания, которое нельзя было перенести), но Его Божие сознание сказало: «Да, так будет!», потому что люди не справляются со своим грехом, потому что грех их раздавит, и ничего больше не будет.... Поэтому Он и встал там.

Представьте теперь себе, что на нас стал бы обрушиваться огромный камень или скала, или, вот, потолок стал бы рушиться над нами. И тут кто-то подошел, нашел в себе силы, и одной рукой стал бы держать этот потолок, чтобы он на нас с вами не рухнул. Так стоит наш Господь, чтобы мы не упали под бременем греха. Потому Его ноша ТАК велика, потому Его страдание — это не обычная телесная боль, или страдание умирания, а это то, о чем говорит пророк Исайя: «Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни, наказание мира сего на Нем и ранами Его мы исцелеем». Аминь.

 

_________________

 

Видеть Господа Славы

 

В книге пророка Исайи рассказывается, как ему было видение в храме Господнем. Когда он молился во святилище, внезапно воссиял яркий свет вокруг, как бы раздвинулись стены дома Божия, и узрел пророк духовыми очами славу Божию, которая предстала ему в виде великого престола, на котором восседал Некто, от Которого исходил слепящий, сжигающий огонь. И клубы дыма, подобные тучам и облакам небесным, одевали этот престол. И в сердце своем подумал пророк: «Горе мне, я грешный человек, человек с нечистыми устами, живу среди грешных людей, и мне предстало видение Господа Славы. Я должен умереть». Ибо действительно, может ли жить человек, узревший славу Божию?

Так думал пророк, но Господь поднял его с земли, вложил в его сердце новое сердце, в его очи — новые очи, заменил все его существо, и тогда он очищенный мог стоять перед Господом и внимать Его повелениям.

И вот мы с вами, каждый раз, когда смотрим на Крест Христов, подобны этому пророку. Мы тоже видим Господа Славы, но не на престоле, в окружении молний, грома и облаков, не среди света слепящего, а среди двух разбойников, на месте, на котором казнили преступников, во время казни, которая была самой отвратительной и страшной во все времена, когда человек — полуживой, не труп и не человек висел часами, а иногда и днями на позор перед толпой, прибитый к бревнам креста...

Мы видим Господа таким и должны сказать себе: «Горе нам, что мы Его таким видим, потому что изъязвленным и окровавленным Он стал по нашей человеческой вине. Таким Он нам является на Кресте, потому что мы все соучастники Его смерти».

 

Но почему пророк говорил, что он должен умереть, увидев Бога? Потому что люди отдалились от Бога, бесконечно отошли от Него. Вспомним также о том, что несмотря на это, Творец, создавший мир, продолжал любить каждого человека и всю землю. И Он захотел нас к Себе приблизить, вернуть, подобно Отцу из притчи о блудном сыне. И чтобы мы познали Его любовь, чтобы мы Самого Его познали и постигли настолько, насколько это возможно нам, смертным существам, Господь для этого стал человеком.

Тот, Чьего Имени произносить мы не можем без трепета! Да что имя! Имя, которое мы даем Ему, есть имя человеческое, а Он остается для нас Тайной, Огнем поядающим, бесконечным, невыразимым, неизреченным! И Он идет из Своего Далека к нам, чтобы приблизиться и заговорить с нами на человеческом языке, чтобы мы могли видеть образ Его, ведь недаром в Ветхом Завете запрещено было изображать Бога, потому что никто и никогда не может Его изобразить. Все человеческие изображения недостойны Славы Божией. А Он сделал так, чтобы принять нашу плоть и кровь. Принял душу человеческую и мысль человеческую, стал человеком — вочеловечился. Пришел к Своим людям, к тем, кого Он создал, к роду человеческому, чтобы соединиться с этим родом, чтобы быть кровным братом каждого живущего на земле!

Только подумайте, что кровь, которая в нас струится, есть та же кровь, которая струилась в жилах Воплощенного Господа! Значит мы породнились с Богочеловеком, приблизились к Самому Творцу. Но вот Он приходит в мир, и как говорит апостол, вместо подлежащей Ему радости встречи со Своими сынами, Он находит землю, исполненную греха...

С тех пор, как все это совершилось, прошло уже много веков, но Он постоянно приходит к нам. И каждый раз, Он, уже с Креста, обращается к нам... И каждый раз Он показывает нам Свои раны, чтобы убедить нас, как велика Его любовь. Он дошел до самого дна человеческой жизни, спустился туда, где мука, где отчаяние, где смерть... Вместе со всеми людьми мира Он все это пережил, все впитал в Себя. В то время, когда Он умирал, в Нем умирали тысячи всех умирающих, которые когда-либо жили на земле. И поэтому, стоя перед Крестом, мы должны спросить себя — с кем же мы стоим?

 

С теми, кто состраждет Тебе, Господи, с теми, кто хочет разделить Твою муку и Твою любовь, или с теми, кто распинает Тебя?

 

Ведь можно себя так успокоить, что не заметишь, как станешь палачом нашего Господа!

Может быть, вы считаете, что книжники и архиереи, которые предали Христа на смерть, думали, что поступают несправедливо? Нет. Они считали, что поступают по закону и по-Божьи. Может быть, вы думаете, что Пилат, который вынес Ему приговор, зная, что Он ни в чем не виновен, не оправдывал себя, говоря: «одним человеком меньше, одним больше, а я остаюсь на месте»?

Или вы думаете, что те, кто насмехались над Ним, догадывались, что они насмехаются над Спасителем мира? Конечно, нет! Они все это проглядели, они всего этого не заметили, они себя оправдали...

Вот так и мы оправдываем себя, когда являемся теми, кто кровь Господню проливает каждый день. И вот, в тот момент, когда у нас возникают побуждения ко злу, вспомним, что каждый грех есть новый шип в Его терновом Венце, новый гвоздь, который вонзается в Его тело, ибо Он пришел дать нам радость, а мы причиняем Ему страдания и смерть. Об этом пусть нам напоминает каждое изображение Креста, каждое распятие, и в дни Страстной седмицы когда мы с вами преклоняемся перед изображением Креста, пусть это будет для нас не только изображение, а живой Господь, Который с укоризной и с призывом смотрит на нас со Своего креста. Аминь.

 

_________________

 

Когда Он начал страдать

 

Каждый из нас невольно восхищается красотой Божьего мира, восхищается тем совершенством, той славой неба и земли, которые на себе несут печать Творца Вседержителя, Божественного художника, создавшего все в мире. И в тоже время нам нетрудно заметить, что в этом дивном, во многом прекрасном мире, не все благополучно, не все стройно, не все совершенно. Есть в этом мире гибель, разрушение, страдание, боль, болезнь, смерть. Но мы знаем из Слова Божия, что Бог смерти не создал, и мы знаем из Откровения Иисуса Христа, Который нам принес достоверную весть о Боге, что Бог есть любовь. Поэтому ничего злого, ничего мучительного создать Он не мог.

Значит, боль и страдание, смерть и разрушение существуют в мире вопреки благой воли Господней. И люди всегда, сотни и тысячи лет, размышляя об этом, молились о помощи, молились о спасении.

От нас сокрыто, почему мир должен пройти через эти испытания, почему искушаем человек в свободе избрания своего пути, почему есть для него возможность отпасть от Бога, отпасть от жизни вечной. И когда мы смотрим на все злое и несовершенное и темное, что есть в окружающем нас мире и в самом человеке, то мы знаем и уверены, что все это проистекает по причине отпадения от Бога, из-за удаления от Него — Источника жизни.

Мы своим малым человеческим разумом пытаемся доискаться, почему же Господь сразу, в мановение ока не прекратит всего злого, что есть на Земле. И Господь отвечает нам, что мы с вами, разумные существа, несем ответственность за свои поступки. Когда зло бушует на земле, то человек один из главных виновников этого зла, ведь он тысячу раз был предупрежден, куда ведет путь противления заповедям Божиим, противления Творцу и Господу.

И тем не менее, хотя человек был предупрежден, он все равно бастовал и шел по пути своих похотей. Это принесло горькие плоды и приносит доселе. Бог же не прекращает внезапно действия нашего зла. Что же Он делает? Он делает то, чего мы сами не могли бы себе представить: Он приходит к нам и разделяет наши страдания, чтобы люди, которые находятся как бы на дне, душевно израненные, изломанные, отчаявшиеся, унывающие, люди, с которыми постоянно случаются скорби и жизненные беды, чтобы они знали, что Бог тоже страдает с ними.

Каждая боль на земле есть боль Бога. Ибо как говорит апостол Павел, мы в Нем, то есть в Господе, живем и движемся и существуем. Он объемлет всех нас — Своих созданий, и если нас постигают страдание и боль, это значит, что страдает и Он.

Став человеком, и придя в этот мир, Он испил до дна чашу всякого праведника, который гоним в этом мире. Он испил чашу человеческой злобы, неблагодарности, горечи и одиночества.

Когда Он начал страдать? Вовсе не на Голгофе, а раньше, еще в Гефсиманском саду, когда кровавый пот падал с Его чела. И даже еще раньше, ибо, когда Господь въезжал в Иерусалим, евангелист Иоанн говорит, что душа Его скорбела и возмутилась. Но и этого мало. Еще раньше, сколько боли причинили Ему Его ученики своим непониманием, черствостью своего разума и сердца? Он говорил им, которые Его любили, одно, а они в это время думали о своем. И так было много-много раз. В конце концов они Его предали, они Его бросили, они разбежались, они отреклись.

Ведь не один только Петр отрекся, Петр только слова эти произнес: «Не знаю я этого человека», а другие просто разбежались и оставили Его одного. И, наконец, один из 12, из ближайших учеников, помог врагам ночью взять Его. Это был Иуда.

_________________

 

Но представьте себе, что Господь бы воплотился на земле и жил, не зная боли, не зная жажды, не зная обид человеческих, не зная всего того, что делает нашу жизнь горькой. Можно ли было бы тогда сказать, что Он разделил наши немощи и понес наши болезни? В Своей сокровенной, тайной, божественной жизни Он поднимался над всяким страданием, но, приблизившись к нам, Он их разделяет с нами.

Поэтому мы можем себе представить, что Он страдал уже будучи младенцем. И тогда, когда мы празднуем Рождество, Он по-человечески терпит стужу, наготу, трудности бытия, а по тайне Божественной Он видит грех человеческий, видит человеческое равнодушие.

Все вы помните, что родился Господь в хлеву, а не в человеческом жилье, где Ему не нашлось места. Мы не знаем почти ничего о Его детстве, о Его юности, но мы можем быть уверены, что Он уже тогда страдал, страдал от того, что соприкасался с миром человеческого зла.

Чем чище душа, тем она более ранима и уязвима, когда она соприкасается со злом. И душа Богочеловека особенно на это зло отзывалась. Поэтому, когда Он, наконец, вышел, чтобы учить нас Истине и возвестить нам близость Царства Божия, что он встретил? Он встретил людей, раздираемых демонами, одержимых, бесноватых, завистливых, злобных, непонимающих, своекорыстных, гордых, суетных, — одним словом таких, какими мы являемся от века.

И нечему удивляться, когда однажды Господь, вздохнув горько и тяжело, сказал: «О, род неверный и развращенный, доколе Я буду с вами, доколе я буду терпеть вас?» Ведь это Он сказал апостолам, ученикам Своим! Значит, Он, который был кроток и смирен сердцем, даже Он не мог выдержать этого их непонимания, их ссор, соперничества. Разве все это не было для Него страданием? БЫЛО! И даже когда Он приближался к последним дням Своего пребывания на земле, к Своему крестному пути, даже тогда они все еще думали, что Он будет царствовать и делили между собой места у Его престола и просили, чтобы Он дал им места поближе.. И Господь увидел, как мало они Его понимают, и что Он идет на смерть Один...

 

Итак, Господь в течение всей Своей жизни уже находился в скорбях, на Кресте. А когда же Он кончил страдать? В тот ли момент, когда испустил дух, произнеся слова: «Отче, в руки Твои предаю дух Мой»?

Нет. Он не кончил страдать и поныне, Он и сейчас продолжает страдать, как от Своих врагов, так и от нас, Его учеников. Потому что своими грехами, своим предательством, своей неверностью, своим нежеланием внимать Его заповедям и жить по Его Евангелию мы продолжаем отрекаться от Него, продолжаем распинать Его, продолжаем Его пытать.

Поэтому мы должны крест Христов видеть с чувством глубокого покаяния, ибо он нам напоминает о том, что Господь ради нас несет и, увы, будет нести эту муку — ту муку, которую мы Ему приносим.

И еще одно: раз Господь сошел в этот мрак человеческого страдания, боли, одиночества, ужаса, смерти — о чем это говорит нам? Ведь мы по-своему, по-человечески тоже страдаем, хотя, конечно, не за весь мир, как Господь, не за весь род человеческий, как Христос Спаситель.

Мы страдаем за себя, за своих близких, мы страдаем от множества скорбей, злоключений, душевных притеснений. Но помня о том, что Сам Господь прошел через это страдание, будучи человеком, мы с надеждой напоминаем себе, что, значит, в этом страдании Бог нас не покинет, значит в этом страдании Он может быть рядом с нами. И Он действительно рядом с нами!

Это великое ободрение для всех отчаявшихся, для тех, кто плачет и мучается. У них теперь не должно быть мысли, что «вот, я забыта Богом и покинута, вот, я оставлена». Нет, именно тогда, когда тучи сгущаются, когда жизнь кажется немилой, когда не хочется жить, когда кажется, что все усилия напрасны, когда мы говорим: «Господи! Зачем ты нас оставил», вспомните тогда, что рядом с нами страдает Господь.

Значит Он снимает, преображает нашу боль, и как Воскресший Он уже предстоит перед нами, не как умирающий на кресте, но как побеждающий смерть, как побеждающий скорбь, побеждающий все темное, рассеивающий тучи нашей жизни, дающий нам радость, уверенность, надежду. И тогда Крест становится для нас знаком победы, знаком упования: с нами Бог! И поэтому ничто не страшно нам, как бы ни была темна ночь нашей жизни, свет Христов просвещает всех. Аминь.

 

_________________

 

Канун Великого Четверга

 

Как Тайная Вечеря была установлена Господом 20 веков назад, так и сегодня Он ее совершает среди нас. И сегодня Он приходит к нам, чтобы вместе с нами разделить Свою священную трапезу. И наше с вами покаяние, должно быть прежде всего покаянием благодарности.

Мы благодарим Тебя, Господи, за то, что Ты пришел к нам, к недостойным и грешным, за то, что Ты сегодня соединяешь нас с Собою.

 

Как бы в напоминание о том, что происходило тогда, в любом храме над Царскими вратами находится изображение Тайной Вечери. Чтобы мы помнили, что совершающееся в храме, на престоле, здесь среди нас, это повторение Тайной Вечери.

 

Кто же тогда там собрался? — Апостолы, которые были такими же немощными людьми, как и мы. А один из них, которого всегда изображают на этих иконах, был Его предателем. Остальные же все — кто от Него отрекся, кто малодушно бежал. И тем не менее Господь их любил. И тем не менее Господь с ними собрался. И им первым отдал Себя, предложив им Священную трапезу.

 

Отдать Плоть и Кровь — это значит отдать Самого Себя. Человек состоит из плоти и крови. И Богочеловек, Господь, отдает нам Свою Плоть и Кровь, чтобы мы с Ним соединились.

Для чего нам нужно с Ним соединиться? Для того чтобы обрести ту силу, которая бы нам вернула Образ и Подобие Божие, Образ и Подобие, которые в нас так затемнены!

 

Человек, как образ Божий, должен стремиться к своему Первообразу, к Господу, но где это наше стремление? Наша молитва показывает нам, насколько в нас слаба наша вера! Мы все знаем, что Господь есть, мы все веруем в Его спасение. Но сердце наше холодно, мы не отдали этого сердца Господу.

 

Господи, прости нас за то, что мы были так равнодушны к Твоей Святыне, к Твоему Священному Писанию.

 

Мы блуждаем по жизни, каждодневно совершаем бесчисленные ошибки, проступки. Мы как будто слепые, как будто без поводыря, мы как будто без путеуказателя. Но указатель есть! Святой Иннокентий говорил, что Священное Писание есть указатель пути в Царствие Божие.

Значит нам все дано! Но мы не вникаем, мы не знаем, мы не понимаем. Более того, мы просто ленимся вникнуть в Слово Божие. Отсюда разброд мнений, тысячи суеверий, легковерий. У нас в сердцах и головах — хаос. Каждый думает по своему, вместо того, чтобы услышать голос Божий.

 

Конечно, мы прислушиваемся друг к другу, и это понятно и естественно. Но прежде всего нужно прислушаться к тому, что говорит Господь. Открой Слово Божие! Открой так, чтобы Оно вошло в тебя! Тогда ты услышишь, что Господь говорит тебе.

Но вот мы его открываем, глаза наши скользят по буквам, мы читаем слова, они нам кажутся привычными, мы не вникаем в них, и они в нас не проникают...

 

От общей молитвы в храме, от чтения Слова Божия, от песнопений в нас остаются только слова. Вложить их в свое сердце нам не удается. Мысли наши витают далеко, они рассеяны, неуправляемы. Если бы мысль каждого человека, когда он думает, сразу превращалась в картину, какие бы картины тут по храму Божию летали!

 

Вот входит случайный человек, который в храме никогда не бывает. И часто он видит, что люди тут стоят несобранные, неблагоговейные. Ходят, переговариваются, прицениваются как на базаре. Что здесь происходит? Что-то вроде толкучего рынка или магазина? Этому человеку и в голову не придет, что здесь действительно святыня! Но мы то все знаем, что здесь святыня, что здесь Господь с нами. Тем не менее благоговения в храме нет... Особенно во время освящения Святых Даров, когда Господь Сам приходит сюда, должна быть общая благоговейная молитва. Если нужно человеку выйти, он должен потерпеть, подождать. Ибо Церковь в этот момент призывает устами священника или дьякона: «Станем добре, станем со страхом. Святое возношение в мире приносите.» Внимательно слушайте эти слова. Как только мы пропели «Символ веры» — «Верую», так сразу возглашаются эти слова.

Тот, кто может, встань на колени; кто не может — молись про себя из глубины души, потому что и ты приносишь эту жертву Господу. Какую жертву? Свое сердце. Чтобы Он пришел к нам, освящая Святые Дары, соединяясь с нами в Святой трапезе.

 

Господи, прости нас грешных, что в это время мы ставим свечи, зажигаем свечи, передаем свечи, разговариваем, шепчемся, подходим к «ящику», отвлекаем от молитвы стоящих за «ящиком».* Им тоже надо молиться в это время. А мы этого не понимаем...

Но в таком случае человек не должен приходить к Святыне, потому что для него лучше остаться за оградой, нежели оскорблять Святыню.

 

Мы называем наше богослужение Святой Евхаристией, что по-гречески означает — Благодарение. Вот в чем должна быть суть нашей молитвы: благодарить Господа. К этому призывает Церковь во время совершения таинства.

 

А где наша благодарность? Мы Господу не благодарны. Не благодарны за то, что было у нас доброго в жизни. Мы это принимаем всегда легко, как должное. Напротив, мы были ропотны, мы были маловерны, малодушны. Запомните: с человеком происходит то, что соответствует его душе. «По вере вашей будет дано вам». Верите в приметы, они над вами будут исполняться. Боитесь больше темной силы, она будет вас преследовать. А человек, который Господу привержен, тот будет иметь от Него силу благодати. Так вот, мы должны всецело предаться Ему. У нас нет другого выхода. Нельзя делить между Богом и чем-то еще.

 

Впрочем, что у нас есть еще другое, на что мы могли бы опереться? В песнопении заупокойном поется: «Слава не стоит, богатство мимо течет. Друзи и искренние смертью отъемлются.» То есть прочного ничего нет. Единственное прочное — это крест Христов. Но мы с вами предпочитаем хвататься за вещи хрупкие, суетимся. И это заполняет нас настолько, что нам не хватает времени подумать о вечности, о душе, о чем-то серьезном.

 

Иногда нам кажется, что грехи наши сильнее, чем мы в состоянии вынести, и что мы никогда не будем прощены. Но отчаяние — это грех против милосердия Божия. Мы спасаемся не своими добрыми делами. Добрых дел у нас нет. А какие есть — они все на копейку, они не перевешивают наших злых дел, нашей немощи, нашей лености, косности, серости. Поэтому, силясь жить по заповедям Божиим, мы должны при этом всегда помнить, что спасаемся только верой. Так говорит нам Священное Писание.

 

И в то же время вера без дел мертва. Если человек говорит, что он верит, но при этом в доме у него постоянная вражда, если он живет в атмосфере ненависти, если он людей презирает, постоянно осуждает, то его вера пустая. Когда мы призываем Господа к себе, мы же должны привести Его в чистый дом нашей души. А в этом доме живет зависть, недобрые чувства, зложелательство.

Мы постоянно подмечаем недостатки друг друга. С большим удовольствием передаем друг другу слова об этих недостатках, о грехах. Для чего? Для того, чтобы себе самой показать, что вот я то лучше, я не такая или не такой, как мой сосед, мой брат, или моя сослуживица.

Но Христос говорит нам: «Тот, кто себя возвышает, будет унижен!» И вот мы, пытаясь себя ложно возвысить, конечно, в глазах Божиих унижаемся.

 

Мы похожи на подсудимых, преступников, которые, сидя на одной скамье, начинают обвинять друг друга, а между тем, все они одинаково повязаны в своем преступлении. Кто дал нам право судить друг друга? Но это наша страсть, это наше постоянное желание, это наше неизменное занятие — друг друга судить и даже клеветать, друг другу «перемывать кости». Поэтому так часто, когда мы приходим на частную исповедь, чтобы сказать о своих грехах, мы вместо этого предпочитаем говорить о грехах других людей, близких или чужих.

 

Господи, прости нас за легко ранимое самолюбие, гордыню. Чем нам гордиться? Что нам выставлять? Какие у нас заслуги? Перед кем? Все ведь это пустое... Но всякое слово, нам сказанное, сразу вызывает у нас ожесточение, озлобление, раздражение, обиду. И мы упиваемся своими обидами.

Господи, прости нас за отсутствие кротости, спокойствия, за невоздержанный, вспыльчивый язык, за готовность всегда резко ответить, повысить голос, устроить скандал, ссору, склоку, взаимную брань. Мы постоянно нарушаем мир из-за ничтожных вещей, по самым глупым поводам.

 

Мы целиком погружены в какие-то мелочи, которые залепляют нам глаза, и не дают нам видеть истинной жизни. Живем ложной жизнью, в неправде, потому что живем только временным, только пустяками, только тем, о чем завтра забудем. Поэтому так быстро проносится наша жизнь среди ничтожества и пустой суеты.

 

Прости нас, Господи, за двоедушие, за различие слова и дела. На словах обещаем — на деле не выполняем. На словах добры, на деле бываем злы. Казалось, готовы всем помочь, а когда доходит до практики, ничего от нас не дождешься.

 

Господи, прости нас за то, что мы бывали раздражительными и никогда ничего не могли потерпеть. Были нетерпеливы к болезням, к тяготам, к трудным обстоятельствам, постоянно ворчали, были всем недовольны.

 

Человек, постоянно ворчащий, имеет черноту в сердце. Человек, у которого свет внутри, даже в трудных обстоятельствах невозмутим. Так и апостол говорит, что «мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся». Вот нам пример. А мы из-за малой неприятности легко способны впасть в отчаяние. О чем это говорит? О бесконечной слабости нашего духа!

 

Прости нас, Господи, за нечистоту наших побуждений. Мы всегда хотим себя выставить, себя утвердить, себя показать, похвастаться какими-то своими МНИМЫМИ заслугами. Прости нас за нечистоту наших мыслей по отношению друг к другу. За подозрительность, за то, что мы всех меряем по себе и иногда очень низко думаем о людях.

 

Прости нас, Господи, за хульные помыслы, блудные помыслы. Мы не управляем своей плотью, своими чувствами, а ведь достаточно выпустить все это из под контроля, чтобы потом начала портиться и ломаться жизнь. Отсюда берут начало грехи против чистоты, против семьи, против верности супружеской.

 

Прости нас, Господи, за то, что мы были так небрежны в своем труде. Если наш труд нужен людям,(а всякий труд в конце концов делается для людей), то он делается для Бога. И не нужно думать, что на работе ты вне Бога, что Бог только в церкви, а на работе ты сама по себе или сам по себе. Господь — всюду! И можно перед Его лицом заниматься своей работой, а можно и в церкви быть далеко от Бога.

 

Прости нас, Господи, за всякое пустое слово, за праздную болтовню. Вот, вспомните, сколько было пустых разговоров, никому не нужных, которые могли идти часами, как будто у нас впереди тысяча лет, как будто наша жизнь бесконечна. Мы не ценили разговора, это был и не отдых и не труд, а просто сотрясение воздуха.

 

Прости нас, Господи, за то, что мы так недостойны, так заполнены грязью, душевным мусором, пустыми мыслями. И в этот грязный дом мы зовем Тебя, Господи! Призываем сегодня. И нам должно быть горько, должно быть стыдно, что мы призываем Чистейшего из чистейших, чтобы Он пришел в смрадный подвал нашей души, где так мало светлого, где живут всякие гады, которым нет числа.

 

Но именно в эти минуты, когда вы ждете встречи с Господом, по возможности очистите свое сердце. Скажите себе:

«Господи, быть может,  последний раз в этой жизни Ты меня посещаешь. Дай мне очиститься.»

 

Мы знаем теперь уже, что не один год, не один десяток лет мы с вами воюем с грехами. И вы знаете, что человек одолеть их не в состоянии. А может победить их только Господь. Почему мы не побеждаем? Потому что не открыли свое сердце Господу! Если откроем его сегодня, то Он войдет и его преобразит. Об этом молиться надо неотступно, пока не исчезнет след греха, пока не будет выжжено все благодатью.

 

_________________

 

Слово Крестителя Господня должно быть для нас очень важно: «Сотворите достойный ПЛОД покаяния!» Не просто покаяние, а плод, чтобы из этого что-то вышло! Если это будет бесплодно, зачем тогда и покаяние?

 

_________________

 

Призывая сегодня Господа, мы верим, что по Его милосердию мы примиряемся с Ним. Покаяние есть не просто перебирание своих грехов, как некоторые думают. Перебрал, принес, ссыпал куда-то и опять пошел. Нет. Это есть примирение с Богом. Сегодня нам надо примириться с Богом и сказать:

 

Господи, я Тебе отдаю свое жалкое, больное, греховное сердце.

Возьми его Сам и очисти его Сам.

Вот все, что я могу сделать.

И я приложу все свои силы к тому,

чтобы Твой дар сохранить.

 

_________________

 

День Тайной Вечери

 

Великий четверг — день установления Евхаристии, день Тайной вечери. В тропаре четверга поется:

 

Егда славные ученицы

на умовении вечери просвещахуся,

тогда Иуда злочестивый

сребролюбием недугов омрачащеся,

и беззаконным судиям Тебе,

Праведного Судию предает.

Виждь, имений рачителю,

сих ради удавление употребивша:

бежи несытая души,

Учителю таковая дерзнувшия,

Иже о всех благий, Господи

слава Тебе.

_________________

 

 

Когда Господь с учениками собрался на Тайную Вечерю, Он сказал им: «Очень желал Я есть с вами сию Пасху». Но почему же Господь так стремился собраться со своими учениками именно в этот день, ведь Он с юности всегда справлял его, как Священный праздник? Но Пасхе этого года Он придавал особое значение. Ученики не знали, что Он хочет совершить Пасху. Однако из Его слов и намеков они могли понять, что Он желает в пасхальные дни заключить Новый Завет и провозгласить Царство Божие. Именно поэтому, узнав от Иуды, где будет Иисус, власти так торопились схватить Его, несмотря на праздник, несмотря на стечение народа, несмотря на то, что могли возмутиться люди. Они боялись, что что-то свершится в этот пасхальный день, что-то сделает Иисус такое, что поколеблет их авторитет и старые устои. Враг торопился, а Господь жаждал. Как говорил Он некогда: «Огонь принес Я на землю». И в священном нетерпении Он ждет, чтобы этот огонь возгорелся.

И вот наступает вечер Великого четверга, и мы с вами снова, как бы духовными очами, видим, как Господь собирает своих самых возлюбленных учеников, собирает, чтобы заключить Новый Завет в Своей Крови.

«Да не смущается сердце ваше, — говорит Учитель, — Заповедь новую даю вам, да любите друг друга, как Я возлюбил вас».

 

Завет означает близость, родство, союз, единение. Поэтому в древности, когда такой союз заключался, всех собравшихся кропили кровью жертвенного агнца. Почему кровью? Кровь по Священному Писанию означает саму жизнь. «Сила жизни, — говорили древние, — заключена в крови». Значит, кровь священна, она соединяет все члены тела.

Поэтому в древности запрещалось человеку употреблять в пищу КРОВЬ, потому что над кровью, над жизнью властен только один Господь.

 

Когда кровью одной жертвы окроплялись все участники молитвенного собрания, они становились как бы единой кровью, то есть единой жизнью. Их соединяла сила Господня. Незримо присутствовал Господь во время той ветхозаветной жертвы. Поэтому Господь Иисус избрал этот ветхозаветный обряд, чтобы утвердить Свой Новый Завет.

Когда Он говорил о Своей крови — Он говорил о Своей жизни, когда Он говорил о Своей плоти, Он говорил о Себе, воплощенном в мире. Когда Он говорил: «Примите, ядите», когда Он говорил: «Пейте от нее все», — Он хотел, чтобы Его сила, Его жизнь, Его Божественное и человеческое существо соединилось с нами, чтобы узы — завет вечного — соединили нас с Ним и между собой.

_________________

 

Господь захотел воплотиться в том, что нам всем необходимо. Плоть пшеницы, и кровь виноградной лозы — пища человеческая — стали Его продолжающимся воплощением среди нас. Чтобы показать нам, что Господь есть не только далекий и Всемогущий, но что Он есть Тот, Чье дыхание нас поддерживает, Чья сила каждую секунду дает нам бытие.

_________________

 

Отныне Его человеческая кровь и Его Божественная непостижимая сила и жизнь как бы переливаются в нас, и Он, являясь человеком и Откровением Божиим, присоединяет нас, земных, слабых, тленных, смертных, присоединяет сегодня к Небесному.

Это надо ощутить, это надо пережить, это надо понять всем сердцем. И это надо сохранить! Потому что, если такова любовь Господня, что она себя отдает нам, как бы растворяясь в нас, то мы можем воздать Господу только тем, что свет этой любви сами принесем в жизнь.

Есть старинное предание о птице, которая вскормила своих птенцов собственной кровью. На некоторых древних храмах изображали эту птицу. Это образ и символ Самого Господа и Церкви, в которой Он явлен, ибо Церковь — тело Христово, глава которой Сам Господь Иисус, отдает Свою кровь, жизнь Божественную, нам, всем людям.

_________________

 

Подобно тому, как люди, пьющие из одной чаши, едящие за одним столом, приобщаются к той природной силе, которая поддерживает их жизнь, точно также и Чаша священная знаменует явление Духа Божия, силы Христовой.

Каждый раз, когда эта Чаша Господня воздвигается в храме, вновь совершается Тайная вечеря. Вновь Господь незримо присутствует с нами и говорит нам: «Я умер за вас, Я пришел в этот прекрасный, созданный Мною мир, который из-за ваших грехов, из-за сатанинского воздействия омрачен; Я здесь гибну, потому что Святое обязательно должно гибнуть, когда приходит мрак. И эта Моя жертва любви — быть рядом с вами, несмотря на смерть, несмотря на грех, который касается Меня сегодня». Поэтому — Он Агнец Божий, берущий на Себя грехи мира.

Когда-то был старинный обряд: священники возлагали руки на жертвенное животное, оставляя на нем все грехи и принося животное Богу с великим покаянием. Но уже нет жертвенного агнца, а есть Богочеловек, Христос, и есть Его любовь. И Он все берет на Себя, впитывая в Себя страдания каждого из нас. И в эту ночь, когда Он был за столом, когда Он ждал, что с минуты на минуту придут Его враги, Он думал не о Себе, а о каждом из нас. Он отдавал Себя ради нас.

Эта священная ночь, омраченная предательством Иуды, — ночь схождения Бога в мир. Что встречает Он? Немощь, страх, измену учеников. Он встречает равнодушие толпы, жестокость палачей, несправедливость судей — все зло мира, обернувшееся против Него. Все были против Него, все Его оставили. Самую горькую чашу в эту ночь выпил Он для того, чтобы искупить нас и очистить.

Но мы сегодня снова приступаем к Его Священной Трапезе и молимся: «Ни лобзания Ти дам, яко Иуда» — потому что каждый из нас может стать Его предателем, как Иуда, который приходит к Нему и спрашивает «Не я ли, Господи?» А Господь молчит, потому что читает в нашей душе: сколько раз мы глумились над Его законами, попирали их, оскорбляли, а значит распинали Его.

Поэтому мы приходим к Святой Чаше с таким чувством, как будто это нам запрещено, невозможно, и только по Его милости мы дерзаем приступить к Его трапезе — Тайной Вечере. Так пусть же этот день и Эта Чаша напоминают нам о том, что близость к Господу может обернуться спасением, а может — гибелью, как для Иуды. Свет слепит человека. Нам дано сегодня Великое Таинство. Сила святыни. Если мы ее не употребим к жизни своей, она обернется против нас, и во мрак отпадет душа. Потому что быть рядом с Господом — это значит иметь великую ответственность, это значит быть взвешенным на весах Его правды, поверить в Его любовь и отдать Ему все, что имеешь...

 

 

 

Намериваясь приступить к страшной и Божественной трапезе и Святому Таинству, делайте это со страхом и трепетом, с чистою совестью, после поста и молитвы, без шума, не перебивая и не толкая ближних; ибо это служит знаком крайней гордости и великого презрения; посему навлекает на поступающих так великое наказание и мучение.

Св. Иоанн Златоуст

 

Как в Иисусе Христе обитает вся полнота Божества телесно, так и в животворящих Тайнах тела и крови Его. В малом человеческом теле — вся полнота безконечного, невместимого Божества, и в малом агнце, или хлебе, в каждой малейшей частице его — вся божественная полнота. Слава всемогуществу и благости Твоей, Господи! 

 

Святые Тайны называются Божественными дарами, потому что подаются нам Господом совершенно туне, даром, незаслуженно с нашей стороны; вместо того, чтобы нас наказывать за безчисленныя наши беззакония, совершаемыя каждый день, час, минуту, и предавать нас смерти духовной, Господь в святых Тайнах подает нам прощение и очищение грехов, освящение, мир душевных сил, исцеление и здравие души и тела и всякое благо, единственно только по вере нашей.

Св. Иоанн Кронштадтский

 

Знаете ли вы, что такое пища души? Когда Бог пожелал дать пищу нашей душе, чтобы  поддержать ее в ее жизненном странствовании, Он обратил Свои взоры на землю, но не найдя там ничего достойного нашей души решил отдать ей Самого Себя. О душа моя, как ты прекрасна, как ты велика, если только Бог может стать твоей пищей!

 

Как велика была любовь, как велико милосердие Иисуса Христа! Накануне Своей смерти Он установил таинство, посредством которого Он пребывает среди нас, — наш Отец, Утешитель и все наше счастье. Мы более счастливы, чем те, кто жил во время Его Земной жизни: тогда нужно было далеко идти, чтобы иметь счастье Его видеть, а сегодня мы находим Его во всех концах света. О Безграничная любовь Бога к созданиям! Нет, ничто не может Его остановить в проявлении Его великой любви к нам. В этот блаженный для нас час весь Иерусалим во огне, толпа в ярости, все стремятся погубить Его, все хотят пролить Его Пресвятую Кровь. И именно тогда Он готовит для них — и для нас — неизреченный залог Своей любви. Люди составляют против Него самый черный заговор, а Он готовится отдать им самое драгоценное — Самого Себя. Люди замышляют водрузить позорный крест, чтобы Его умертвить, а Он готовит жертвенник, на котором будет ежедневно приносить Себя за нас в жертву. Люди готовятся пролить Его Кровь, а Иисус Христос хочет, чтобы эта Кровь стала для нас источником бессмертия в утешение и блаженство нашим душам.

Св. Ж. М. Вианней

 

 

_________________

 

Сегодня мы должны быть вместе с учениками у этой Чаши, у этих страданий, у этой Голгофы. Но мы немощные, пришли к Чаше уже после того, что совершились и Его смерть и Его воскресение. Уподобимся ли мы ученикам, которые уже обрели веру, которые уже обрели силу Духа, или ученикам, когда они спали в Гефсиманском саду?

Станем, будем бодрствовать, пробудимся, пока не пришел для нас час искушения. «Плоть немощна», — говорит Господь. А плоть это не только наше тело, но это наша душа, это наши чувства, наши страсти. Да, это все немощно. Но неужели же мы во всем этом погрязнем, когда Господь умирает рядом с нами? Неужели мы будем спать, когда Он в Гефсиманском саду молится до кровавого пота? Неужели мы не сможем понять, что только Он есть свет наш, а мы Его светом живем и отражением Его лучей существуем?...Мы от Него все получили — и без Него мы не больше, чем горсточка праха... Он нас делает сынами Божьими. Он стал сыном Человеческим, чтобы мы по слову Святителя, стали детьми Божьими. И в залог этого Он дал нам Свою Чашу. И мы готовимся быть участниками этой Священной Чаши вовсе не потому, что мы готовы. Некоторые люди надолго откладывают причастие и говорят, что они не готовы. Нет, дорогие мои, мы НИКОГДА не готовы. И сегодня мы пришли неготовыми. А то, что мы вспоминаем о своих грехах — это нам только лишний раз показывает наше глубочайшее недостоинство, наше ужасное несоответствие тому, что ждет от нас Господь. И тем не менее мы знаем, что Он отдал Себя нам, как пищу, как хлеб и вино Вечной жизни, для того чтобы грешники были прощены, для того, чтобы каждый верующий имел жизнь вечную. Вот в этой робкой надежде мы и подходим к Святой Чаше.

И памятуя об этих часах, об этих дивных часах Тайной Вечери, Гефсиманской молитвы и взятия Господа под стражу, скажем себе еще раз:

 

В ночь Твоего Страдания

мы не будем спать духовно,

мы не будем валяться в немощи и косности,

 станем рядом с Тобой!

Будем нести с Тобой стражу в эту Священную ночь,

и тогда вместе с Тобой,

приняв страдание и искушение, и скорбь,

вместе с Тобой мы встретим и

светлое утро Воскресения!

 

_________________

 

 

 

Раньше был добрый обычай: после службы Страстей(вечером накануне Страстной Пятницы) нести огонек своей свечи домой. Так вот, это не просто огонек. Это знак того, как мы должны полученный нам дар благодати бережно нести в свою жизнь, в свой дом.

 

_____________________

 

Нам все уже сказано

 

 

В последнем Христовом Евангелии, Евангелии от Иоанна, рассказывается о суде над Господом, о Его страдании, смерти и погребении. На протяжении трех коротких лет Господь проповедовал ежедневно. Как говорит апостол Марк, им и хлеба некогда было поесть. Ему и Его ближайшим ученикам. Он много говорил и Он много делал. Евангелист Иоанн считает, что если бы все записать, что Он говорил и делал, то мир бы не мог вместить написанных книг.

Но, оказавшись перед неправедными судьями, Христос замолчал. Об этом пишет каждый из евангелистов. Один раз ответил первосвященнику и умолк. Когда над ним насмехались, когда Его били, когда над ним издевались, Он молчал. Когда Его привели к Пилату, Он также коротко ему ответил, а потом замолчал. Что это означало? Почему Он, Который раньше внушал веру и надежду, «зажигал» народ, здесь молчал?

Потому что все уже было Им сказано! И потому что неправедные судьи остались бы все равно глухи к любым Его словам и к Его защитной речи. Поэтому Он молчал. И только один раз, во время суда, Он возвысил голос и на прямой вопрос: «Ты ли Христос, Сын Благословенного?» — ответил: «Я, — и добавил — и вы увидите Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных со славою». Сказал это и снова умолк. И когда умирал, лишь несколько слов услышали от Него стоящие вокруг Креста. Он страдал и умирал молча.

Сколько горьких слов нашлось бы у Него для неблагодарного рода человеческого! Но Он молчал, ибо Он был Богочеловек, через которого Господь нам открылся. Все сказал, все сделал, всему научил, открыл двери и — умолк. Принял поругание, неблагодарность, бичевание и смерть.

 

Не так ли и в нашей жизни? Нам кажется иногда, что Господь молчит, что на наши страдания и печали, на наши скорбные молитвы Он не отвечает. На самом деле Он СЛЫШИТ, ЗНАЕТ, Он сострадает нам так же, как тогда, во дни Своих страданий.

Как тогда, когда Он стоял перед ослепленными завистью, ненавистью и злобой людьми и молчал, потому что и за них терзалось Его сердце: за их падение, за их грех, за их слепоту — так же безмолвно страдает Господь за нас сегодня. Мы взываем к Нему, но не должны думать, что это Божественное молчание значит равнодушие, что Он, как мы говорим, «не слышит».

Он не может не слышать! Просто, как и тогда, Он нам ВСЕ уже сказал. Он сказал нам БОЛЬШЕ, чем может вместить мир и наше сердце! Он нам указал дорогу жизни, и теперь Он безмолвно ждет движения сердца и воли КАЖДОГО из нас.

И как тогда, когда Он прервал свое молчание и сказал о Сыне Человеческом, который придет судить живых и мертвых, так и нам Господь говорит о том, что Он долготерпелив. Он молча терпит наши грехи, нашу низость, наше маловерие, все недостоинство, но не бесконечно. Придет время, когда все будет взвешено правдой Божией. Для нас молчание с Креста — это и укор, и призыв к настоящей христианской жизни, но, главное для нас, это ободрение, потому что мы знаем, что Молчащий на Кресте, Молчащий в небе, на самом деле есть Тот, Который спасает нас, Кто не забыл нас, не оставил нас. Он только и есть одна наша надежда. Аминь.

_________________

 

В Великую пятницу Литургию не служат. Сам Божественный Агнец приносит Себя в жертву. Содрогаются небо и земля. Солнце скрыло свой лик. Тьма надвигается на Голгофу. В одиночестве, с высоты Креста, встречает Он мрак. Внизу люди, глумящиеся и встревоженные, равнодушные и плачущие. Он один. «Изъязвлен за беззакония наши и мучим за грехи наши». Он умирает, умирает вместе со всеми пережившими муки и смерть, делит с миром последний ужас конца.

 

_________________

 

На кого мы похожи

 

Мы должны с вами постараться себе очень ясно представить, Кто такой, распятый за нас Господь, так как будто бы мы были вот сейчас на Голгофе, ибо Тот, Кто изображен на Кресте, есть Живой Наш Господь, проливающий Кровь за нас.

И тут нам надо подумать, на кого мы больше похожи из всех тех людей, которые были тогда на Голгофе?

Может быть, мы похожи на равнодушных солдат, которые Его сторожили, ведь так часто бывает, что сердце наше остается холодным, каменным, бесчувственным к страданиям ближнего. (А там, где страдает ближний, страдает Господь!)

Может быть, мы похожи на Петра-апостола, который наверное где-то прятался в толпе, сгорая от стыда и горя, потому что в трудную минуту отрекся от своего Учителя. (Может быть, и мы своими делами и словами также изменяли своему христианскому призванию и тем самым Своему Господу?) А, может быть, мы похожи на ту толпу, которая проходила по дороге, да еще и насмехалась над Умирающим. В каждой душе живет в глубине и злорадство и зложелательство.

 

Люди страдают в этой жизни, страдали и два разбойника, распятые рядом с Господом. Который из них похож на нас? Тот, который был полон злых чувств и чье страдание не было истинным крестом, или второй, у которого что-то в душе перевернулось, и он, умирая, сказал такому же Умирающему, в котором он распознал Божьего избранника: «Помяни мя, Господи, когда придешь в свое Царство».

 

Так и мы с нашими скорбями должны стараться, чтобы они были для нас не просто болезнями, не просто огорчениями, а крестом, чтобы в своих тяготах мы могли сказать: «Помяни нас, Господи, когда придешь в Царствие Твое».

А самое дорогое для нас — это уподобиться матери Божией и тем женам мироносицам, которые остались у Креста Христова. Вот они то были Ему близкими! И хотя им было и горько и страшно и опасно, они не оставили своего Господа. Вот и нам надо стремиться к тому, чтобы быть всегда рядом с Ним, сердцем от Него не отходить, нести к подножию Его Креста свою душу, свою жизнь, свои трудности, свои радости, все, что имеет человек в этой жизни. И тогда Он с вершины Своего Креста на нас бросит Свой последний взгляд, нас поручит Своей Матери, как Он поручил Иоанна Богослова, сказав ему: «Вот матерь Твоя», поручит нас этому покрову до того времени, когда вместе с Умершим мы увидим свет жизни вечной. Аминь.

 

_________________

 

 

Древо беззащитное, крест безоружный, мертвое тело победило и истребило диавола и ангелов его: Сильнейший победил и предал смерти сильного воина собственным его оружием (Мф 25, 41; Лк 11, 21-22). И ныне ко всякой ищущей Его душе Он воистину приходит и в единении с ней сокрушает и истребляет силу зла, которая подстерегает нашу душу и угнетает ее. Такая должна быть тоска и такая любовь души к обрученному ее жениху Христу, какова тоска и любовь добродетельной и преданной жены, которая, видя мужа под стражей, в цепях и иных мучениях из-за своей любви к нему кажется вместе с ним связанной, вместе с ним страдающей и, истязуемая в сердце своем, больше мучится, чем сам гонимый. И как Мария, предстоя распинаемому Господу (Ин 19, 25), лила слезы, стонала под жалом тоски и казалась сама распинаемой, так и душа, любящая Господа, загоревшаяся огнем желания и рвущаяся воистину слиться со своим женихом Христом, должна страдать Его страданиями, всегда имея пред очами раны Его, за нее полученные, и вспоминая, сколько страдал за нее Бесстрастный, как за нее был наказан Не подлежащий никаким наказаниями и как, будучи образом Божиим, Он принял образ раба (Фил. 2, 6-7)...

 

Тогда она с Ним и сопрославится (Рим. 8, 17). И как тогда силой Божьей был отвален камень гробницы и Мария увидела Господа (Мф. 28, 2; Ин. 20, 14), так с